Исповедь маленького негодника

Влюбленно глядя на мирно посапывающего в колыбели младенца, задумывались ли вы, какие мысли шевелятся в его очаровательной головке? Вот он радостно агукает. Что он хочет сказать? Он размахивает ручонками и сучит ножками. Что он хочет сделать? Он блаженно улыбается. Что кроется за его улыбкой? Он нахмурился. Что он задумал? Теперь младенец сам раскроет перед вами все свои тайны. А их у него, оказывается, немало. Ошеломляюще откровенный и невероятно смешной дневник малыша от первой минуты жизни до года – это ни в коем случае не пособие для новоиспеченных родителей. Однако, прочтя его, они, возможно, взглянут на свое маленькое чудо другими глазами.

Отрывок из произведения:

Ну вот и я. Девять томительных месяцев позади, и, по-моему, теперь я вправе рассчитывать на лучшее.

Я заранее решил, что с честью выдержу все испытания, и, пока меня выпихивали наружу, держался спокойно и с достоинством. И что же я получил в награду за храбрость? До смерти, перепуганные лица и вопли: "Ребенок не закричал!" Самым непочтительным образом меня перевернули вверх ногами и захлопали по заднице.

Что ж, получайте: я заорал.

Другие книги автора Саймон Бретт

Много лет «Адмирал Бинг» – уютный паб в приморской деревушке Крэбуэлл – посещали и местные обитатели, и туристы. Но однажды его владелец Джеффри Горацио Фитцсиммонс был найден мертвым в лодке у причала…

Возможно, бедняга просто покончил с собой, сломавшись под грузом долгов, неоплаченных счетов и перспектив закрытия своего любимого детища? Но команда телевизионщиков-документалистов, прибывших в деревушку, так не думает. Они намерены выяснить, что же произошло с Фитцсиммонсом, даже если ради этого придется перевернуть каждый камень в Крэбуэлле и вытащить из шкафов все скелеты.

От классической новеллы с головоломкой, которую читатель решает вместе с ее героями, до криминального триллера, полного неожиданных поворотов сюжета, — в сборник вошли только лучшие английские детективы. Кто-то из 32 выдающихся авторов Туманного Альбиона, как Агата Кристи или Артур Конан Дойл, в представлении не нуждается, кто-то станет настоящим открытием.

Ох, как время-то бежит! Не успели оглянуться, а мальчонке второй годик пошел. Сколько хлопот доставил он родителям, будучи еще совсем крошкой! (Надеемся Исповедь маленького негодника — первую книгу о нашем младенце — прочитали все.) А теперь он научился ходить, высказывать свои пожелания, стал более наблюдательным… Маленький негодник в полной мере пользуется преимуществами своего роста, так что родителям, дедушкам и бабушкам, а также домашнему коту приходится туго. Однако эти шалости — вовсе не признак злого характера. Мальчик лишь хочет, чтобы ему уделяли больше внимания и заботы.

Ох, как время-то бежит! Не успели оглянуться, а мальчонке второй годик пошел. Сколько хлопот доставил он родителям, будучи еще совсем крошкой! (Надеемся "Исповедь маленького негодника" – первую книгу о нашем младенце – прочитали все.) А теперь он научился ходить, высказывать свои пожелания, стал более наблюдательным… Маленький негодник в полной мере пользуется преимуществами своего роста, так что родителям, дедушкам и бабушкам, а также домашнему коту приходится туго. Однако эти шалости – вовсе не признак злого характера. Мальчик лишь хочет, чтобы ему уделяли больше внимания и заботы.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Девушки, женщины, тётеньки, бабушки – все они являются главными героинями большинства рассказов автора.

Иногда его поражает их неземная красота, иногда – нездешний ум, иногда – космические возможности. Но всегда – это весело, образно, необычно и неожиданно. Как будто счастье вот-вот нагрянет из-за угла и унесёт вас в денежном потоке в неведомую даль.

Воображаемый разговор Градчан и Смотровой башни в старой части Праги…

Леонид Яровенко

Так все и было, или  рассказы бывалого одессита

В трех частях

Часть II

Одесса · «Астропринт» · 2013

УДК 821.161.1(477)-32(081)

ББК 82(4Ук=Р)7-4я44

Я76

Художник

Борис Лукин

Часть I опубликована в 2007 году в издательстве «Эвен»

(г. Одесса). ISBN 978-966-8169-39-7

Яровенко, Леонид

Я76 Так все и было, или рассказы бывалого одессита : [рассказы] : в 3 ч. Часть 2 / Леонид Яровенко. — Одесса : Астропринт, 2013. — 160 с.

Это был мужчина, которого нельзя было не заметить.

Его гардероб насчитывал двадцать костюмов.

Один и тот же галстук он надевал самое большее — три раза.

В своих апартаментах в Ритце он принимал красивых женщин, известных артистов и дипломатов.

Ходили слухи, что у него золотое сердце.

Способность обольщать, которой обладают восточные люди, создавала вокруг него особый ореол, возбуждающий любопытство.

Ему было около тридцати. Его высокий рост и стройное тело, темный блеск глаз, широкий и покатый лоб, смуглый цвет кожи всегда производили впечатление. И женщины, мимо которых он проходил, вздыхали, улавливая запах гарема…

Покойный Серафим Попович

Вчера мы проводили в последний путь Серафима Поповича. На похоронах были: я, казначей господин Андрей, капитан Яков, инженер Еша и многие другие. После похорон зашли в трактир и очень долго говорили о покойном господине Серафиме. Каждый счел своим долгом что-нибудь рассказать. Инженер Еша вспоминал даже такие случаи, в которые трудно поверить, но мы не принимали это близко к сердцу, так как привыкли к тому, что Еша всегда немного перебарщивает.

Мелкий чиновник из Москвы и следователь Следственного комитета по Калининграду не являются образцами честности. Первый проворачивает аферы в судебных коридорах, второй не прочь подработать контрабандой бриллиантов. По воле судьбы им приходится поменяться местами и жизнь не только их, но и целого города становится с ног на голову. Теперь они тоже вынужденно становятся вершителями судеб. И на их плечи ложится груз такой ответственности, о которой они даже не подозревали.

Но всегда есть выбор…

Или остаться или сбежать…

И рассказывать нечего, случилось и случилось. Сейчас чего только не случается… Вообще-то о покойниках плохо не говорят, но Олег был не очень хорошим учителем. А классным еще хуже. Орал только, тюрьма, мол, по нам плачет, тюрьма плачет! Тюрьма да тюрьма! Он нас учить должен, знания нам передавать, а он — тюрьма… Ну, у пьяницы много ли научишься. Он вообще не просыхал, и опять же — как в голову чего втемяшится, так все, туши свет, сливай воду! Упертый, как баран!.. А тогда чего… Ну, поспорили мы с Петькой… кто дальше из окна высунется… Да тут всего второй этаж! Ну и принесла нелегкая классного. Еще бы чуть-чуть, и я выиграл, а этот… Сразу, мол, после уроков ко мне, не придешь, значит, хуже будет. Будто я сам не знаю, в первый раз, что ли? Ну и пошли мы с Петькой… Пришли, а он лыка не вяжет… И понес: «Бездельники! Лоботрясы!» Это он, значит, всегда так интеллигентно ругался, нет чтоб обложить по нормальному, а все: «Хулиганы! Если, мол, решили с жизнью расстаться, то хоть школу не позорьте!» Ну, Петька, придурок, и сунулся — ничего мы не позорим, а это просто игра такая… Я сказал? Ты чего, Петюня, опух?! Да я вообще молчал! Ага! Ага! Сам козел! Вякнул с дуру, так нечего на меня валить! Ну, вот… Ладно, замяли… Ну, вот Олег, классный, как услышал, так и съехал с катушек… Как заорет: «Игра! Игра!» Я ж говорю, упитый был в стельку. Нас решил воспитать на примере, высунулся в окно, чтобы нам, значит, страшно стало… И все орал: «Это для вас игра?!» Ну и… Мы с Петькой даже привстать не успели… У него, у Олега одни ноги… Ну, мы к окну, а он внизу лежит. Все. Насмерть.

Один пацан смотрел телек. Рекламу всякую. И тут чернокожие американцы ему говорят: пшикни на себя нашим одеколоном, и будешь мужиком. Пацан подумал (а он недолго думал, если долго - у него голова нагревалась) и купил. Пшикнул и понял: правду чернокожие американцы говорят. Мужик.

Он свою девушку вызвонил. Приходи, говорит, я мужик. Та обрадовалась и тут же прибежала. А чего там было бежать. На два этажа спустилась на лифте. Парень, пока ждал, пропотел весь. У него адреналин из подмышек потёк. Он решил помыться, а потом опять пшикнуть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Националист: Черт с ним, с народом! Нам важен только его престиж.

Политико-экономист: Современное положение безвыходно оттого, что не согласуется с моей теорией.

*

Критик: Критиковать - значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.

*

Одно из величайших бедствий цивилизации - ученый дурак.

*

Представьте себе, какая была бы тишина, если б люди говорили только то, что знают!

"Побасенки будущего" были впервые опубликованы в газете "Лидове новины" 20 мая 1934 года

Люди

Это просто мученье! Приходится поминутно отгонять мальчишек, чтобы они не дразнили мою собаку.

А мне приходится прогонять собак, чтобы они не кидались на мою кошку.

А мне приходится стрелять по кошкам в саду, чтобы они не охотились на птичек.

А мне приходится стрелять птиц, чтобы они не клевали моих черешен.

1932

II

Адресная книга

Вздор! Такая тоненькая тетрадочка... И тоже: "Книга"!

Долой войну

Вот доказательство того, что мы действительно не хотим войны: мы воюем без объявления войны.

Волк и коза

Договоримся на экономической основе: я не буду есть твоей травы, а ты за это будешь добровольно снабжать меня своим мясом.

Доказательство

В доказательство нашего стремления договориться с соседними государствами мы начали бомбардировку его открытых городов.

Сообщение