Искатель, 1983 № 05

На I, III и IV стр. обложки и на стр. 2, 11, 18, 82, 86 и 97 рисунки Г. НОВОЖИЛОВА.

На II стр. обложки и на стр. 19, 74 и 81 рисунки Ю. МАКАРОВА к роману С. ПАВЛОВА «МЯГКИЕ ЗЕРКАЛА».

Отрывок из произведения:

В этом краю песков и болот сосна была всем. Она вечным убором покрывала неяркую землю, плотным строем приступала к околицам деревень, из нее ладили нехитрое хозяйство, складывали дома, мастерили зыбки. Смолистый запах с первым вздохом входил в легкие младенцев, ветровой шелест хвои сопровождал всех, когда они малолетками бегали в лес по грибы, взрослея, целовались там до рассвета, возмужав, пахали, сеяли, жали нещедрый по этим местам колос, а когда умирали, то их опускали в сосновый гроб, а новые поколения продолжали все тот же извечный круг, и так же над ними шумели сосны, так же смолист был привкус ветра, который летел над тощими полями, мхами болот, рыхлыми песками увалов и просинью кротких озер. Так длилось все века, сколько здесь жили люди, и только двадцатый на излете своих дней снес одну из деревенек соснового края, воздвиг на ее месте научный городок со всем могучим арсеналом средств познания природы, и Стожаров, сын бессчетных поколений здешних Стожаровых, прежде чем до конца опробовать новую гигантскую установку проникновения в глубь материи, привычно вдохнул даже среди металла и пластика чуть-чуть смолистый воздух былого детства.

Рекомендуем почитать

СОДЕРЖАНИЕ

Александра Маринина — Реквием

Андрей Кругов — Хлеб наш насущный

Социализм и коммунизм — вот тот надежный космодром, с которого человечество штурмует и будет штурмовать просторы Вселенной.

Н. С. ХРУЩЕВ

Скажем прямо: нашему поколению сильно повезло. Счастливая у нас звезда. Нам, простым советским людям, молодым коммунистам, выпала большая честь: осуществить дерзновенную мечту человечества — проложить первые борозды на космической целине. На звездные трассы уверенно вышли замечательные советские корабли-спутники, в которых воедино сплавились гармоничное соединение дерзновенной научной мысли ученых и кропотливый труд умелых рабочих рук.

Советскую науку движут вперед талантливые ученые, смелые и дерзкие замыслы которых воплощает в жизнь огромная армия конструкторов, инженеров и рабочих. Рядом с «ветеранами» науки и техники — молодежь. У нее никогда не иссякает жажда к неизведанному, интересному.

Пройдет совсем немного времени, и наши звездолеты будут совершать обычные рейсы в глубины вселенной.

Группа летчиков-космонавтов СССР

На 1-й стр. обложки: Ю. А. Гагарин. Из кинофильма «Первый рейс к звездам».

На 2-й стр. обложки: рисунок С. Прусова к повести Уильяма Айриша «Срок истекает на рассвете».

На 2-й стр. обложки рисунок В. ЛОГОВСКОГО.

«Константин Эдуардович Циолковский космический человек. Гражданин Эфирного Острова…

Математик, физик, астроном, механик, биолог, социолог, изобретатель, «патриарх звездоплавания» Циолковский мыслит астрономическими цифрами, считает миллионами, биллионами, миллиардами. Бесконечность не устрашает его…»

Эти слова принадлежат Александру Беляеву. Ученый-мечтатель и писатель-фантаст… Они оба мечтали о покорении космоса, оба, пусть в разных областях, работали над «великой задачей XX века».

Исследователи творчества Циолковского и Беляева обнаружили переписку между ученым и писателем.

Открыта еще одна страница, которая рассказывает о большом внимании Циолковского к фантастике и о глубоком интересе романиста к идеям космических полетов.

Переписка впервые опубликована на страницах «Искателя».

«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издается с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание.

В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.

На I и IV страницах обложки рисунок И. АЙДАРОВА к повести В. Рыбина «На войне чудес не бывает» и к повести И. АНДРЕЕВА «Прорыв».

На III странице обложки рисунок В. ЛУКЬЯНЦА к фантастическому рассказу А. Климова «Сад Гесперид».

На II странице обложки рисунок В. ЛУКЬЯНЦА к фантастической повести А. Холланека «Его нельзя поджигать».

На I, IV страницах обложки рисунки Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «В ЧУЖИХ НЕ СТРЕЛЯТЬ».

На II странице обложки рисунок Геннадия ФИЛАТОВА к рассказу «СЛОВЕСНЫЙ ПОРТРЕТ».

На III странице обложки рисунок Юрия МАКАРОВА к фантастическому рассказу «УТРО АВТОРА».

На I–IV страницах обложки рисунки Бориса ФЕДЮШКИНА к повести «ТРОПОЮ ДЖЕЙРАНА».

На II странице обложки рисунок Юрия МАКАРОВА к повести-гипотезе «ТАЙНА ЗАГАДОЧНЫХ ЗНАНИЙ».

На III странице обложки рисунок Геннадия ФИЛАТОВА к повести «ИНТРИГА».

На I, IV стр. обложки и на стр. 2, 39 и 61 рисунки Ю. МАКАРОВА к роману С. ПАВЛОВА «МЯГКИЕ ЗЕРКАЛА».

На II стр. обложки и на стр. 86 и 126 рисунки В. ЛУКЬЯНЦА к повести Ю. НАЗАРОВА «ХАМЕЛЕОНЫ».

На III стр. обложки и на стр. 62 рисунки В. СМИРНОВА к рассказу Г. КУСОЧКИНА «ОБОЗ».

Другие книги автора Чарльз Вильямс

В сборник вошли романы мастеров детективного жанра, публикуемые на русском языке впервые. Закрученный сюжет, острая интрига, психологизм и детально выписанные характеры — вот черты, объединяющие эти произведения.

К Барни Годвину случайно попадают денежные купюры, украденные из банка, и он устремляется на поиски всей добычи бандитов («Женщина из захолустья»). Изобретательный дядюшка Сагамор ухитряется гнать самогон прямо под носом у шерифа, а когда его пытаются «схватить за руку», всегда находит способ избежать ответственности («Дядюшка Сагамор и его девочки»). Супруги спасают перепуганного молодого человека с яхты «Орфей», а тот оказывается опасным сумасшедшим («Мертвый штиль»).

Эрик Ромстед приехал в городок, где жил его отец, чтобы разобраться в причинах загадочной смерти старика. Тот был найден на городской свалке с простреленным затылком. Кому помешал отставной моряк? Основная причина оказалась невероятной — старик был связан с наркомафией. Не желая верить этому, Эрик решает докопаться до истины и открывает для себя одну тайну за другой…

Пострадавший в автомобильной аварии Джон Харлан решил рискнуть и подзаработать на шантаже: он понял, что водитель сбившей его машины умер не своей смертью, а с помощью жены и ее любовника, и, продумав все до мелочей, явился в дом к вдове…

— Восемьдесят восемь, восемьдесят девять, девяносто, — считала про себя Джой, склонив голову и проводя расческой по золотому водопаду волос.

«Зачем? — спрашивала она себя. — Господи Боже, зачем я здесь?»

В распахнутую дверь видна была часть раскаленного солнцем двора и сосны на краю его.

«Господи Боже, — думала она, — как меня занесло в такое болото? Для чего мне причесываться? Будь я лысой, что бы от этого изменилось?»

— Девяносто два, девяноста три…

Бывалый яхтсмен Герман Ингрем должен был выбрать яхту для одной компании и перегнать ее в место приписки. Он же не знал, что станет пособником мошенников, которые попросту украдут судно. И когда к нему обратилась владелица с просьбой отыскать похищенную яхту, он не смог ей отказать. Искать пришлось недолго: яхта села на мель и стала для Ингрема западней – бандиты захватили его и приказали снять яхту с мели...

Как-то особо представлять советским любителям авторов, чьи произведения собраны в этой книге не приходится — Джон Диксон КАРР, Джеймс Хэдли ЧЕЙЗ, Чарльз ВИЛЬЯМС — они и так, что называется на слуху. У англоязычных читателей эти мастера детективного жанра не менее популярны, чем властители приключенческого литературного Олимпа — Артур КОНАН ДОЙЛ, Агата КРИСТИ… На русский же язык большинство произведений авторов, представленных в настоящем сборнике не переводилось. Тем интереснее будет любителям детектива познакомиться с тремя романами — “Клеймо подозрения”, “Человек-призрак”, “Карусель загадок” — главными действующими лицами которых являются не представители официальных органов правопорядка и дознания, а частные сыщики, продолжатели дела Шерлока Холмса.

Содержание:

Чарльз Вильямс. Клеймо подозрения (перевод А. Чернера)

Джон Карр. Человек-призрак (перевод С. Мининой)

Джеймс Чейз. Карусель загадок (перевод Ю. Лаврова)

Красивая брюнетка на пляже явно подслушивала разговор. Джерри Форбс, заинтересованный вниманием к своей персоне, решил познакомиться с ней поближе. Напросившись в гости к незнакомке, он вдруг узнает, что интерес Мэриан Форсайт к нему небескорыстен. Просто его голос неотличим от голоса бывшего шефа и любовника Мэриан, так и не женившегося на ней. Мэриан хочет разорить и убить его. Она разработала хитроумный план мести…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

На представителей местной флоры и фауны Урана люди не обращают внимания, считая что контакт невозможен, поскольку «аборигены» представляют собой громадные многотонные горы с сотнями ножек для передвижения. Обстоятельства складываются так, что главному герою рассказа удается найти контакт и заставить «стоножек» выполнять команды человека…

Прижаться спиной к ребристой стене и не дышать. Раз, два, три… Пол чуть ощутимо дрогнул. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Выдох. Раз, два, три. Вдох. Теперь бежать. Бежать, согнувшись, потому что над головой, словно гнездо окаменевших змей, — трубы. Пол снова дрогнул под ногами и, кажется, стал чуть теплее. Из трубы над головой со свистом вырвалась струйка пара. Всё.

Когда у меня есть минута покоя, я снимаю кепку. Защитная пластина на макушке перекрывает родничок, это не очень заметно поначалу, лишь слегка неприятно, словно кто-то проводит над головой рукой. Но уже через полчаса я теряю сверхчувствительность, словно слепну на один глаз и глохну на одно ухо. Начинаю присматриваться и прислушиваться с напряжением, и от этого ломит в висках и ноет между лопатками. К счастью, сверхчувствительность восстанавливается, стоит ненадолго освободить канал родничка. Терпимая плата за возможность защитить голову. А вот фонарик между бровями мне нравится — хорошо, когда есть стекло в области третьего глаза. Горный хрусталь, говорят, лучше, но я не пробовала, не знаю. У Ночки есть, но на то она и доктор. Хороший доктор у нас бесценен, ей нельзя терять чувствительность.

Юла верещала, ползая по столу, становилась «на голову» и вращалась так дальше; по стенам вагончика чиркали, срываясь с блестящих боков волчка, яркие цветные полосы.

Кравченко машинально ловил любимую игрушку дочери, раскручивал снова. Настроение было подавленное: жена уехала отдыхать, захватив с собой дочурку, а вместо нее приезжает комиссия по проверке работ.

Он вздохнул, вышел из вагончика. От окоема, подминая травы, неторопливо двигалась плотная широкая тень. Кравченко задрал голову и невольно поежился: закрывая полнеба, в выси полз гигантский дирижабль, обвешанный гигантскими опорами ЛЭП-500, похожими с земли на миниатюрные елочки.

Сектор Hорьена, галактика Голубая Сфера.

(названия нет)

Лейтенант Hик Гилер сидел перед картой города и рассматривал нанесенные на нее значки. Уже не первый день в городе происходили зверские убийства на улицах. Полиция сбилась с ног, пытаясь отыскать преступника, но все старания были тщетны. Пару раз кто-то брал след, но оба раза подоспевшие отряды находили мертвых полицейских, убитых неизвестным оружием.

Тела жертв были словно изъедены неизвестным веществом. Анализ трупов показал присутствие непонятных примесей, похожих на останки от воздействия кислоты на живую ткань.

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей.

Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

* * *

   В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь".

«Это был какой-то темпоральный сдвиг, навеянный „ветром из будущего“…»

Как-то раз шел я по Арбату (вообще-то живу в одном из переулков рядом с ним, но по Арбату хожу редко) и зашел в антикварный магазин. И увидел справа от входа в витрине между двух подзорных труб странную шкатулку металлический плоский ящичек сантиметров двадцать длиной, семь-восемь шириной и два с небольшим — высотой. Похожий скорее на большую готовальню. Наверное, в нем держали бумаги или документы. Мне показалось интересным оформление. Во-первых, было видно, что шкатулка старая.

В совхоз, расположенный в когда-то бесплодной пустыне Гоби приезжает корреспондент газеты. Здесь, среди парков и широких проспектов нового города, он увидел удивительных животных, похожих на бело-розоватых слонов без хоботов…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Желтое Солнце освещает последними лучами необъятные, волнистые просторы величественной степи. Очень скоро оно скроется за низкой горой, и повсюду воцарится полумрак. Неподвижный воздух насытится сгущенным ароматом полыни и степных трав. На небе выступит невообразимое количество звезд и все вокруг замрет в величественном покое…

А пока косые лучи еще контрастней высвечивают на древней поверхности степи какие-то необычные, полузаросшие травой огромные земляные круги правильной формы.

Еще один роман в жанре фэнтези с лирическими (любовными) отступлениями

Эта повесть о героине Великой Отечественной войны Гуле Королёвой, о её детстве, школьных годах, о том, как она побывала в Артеке, как снималась в фильмах, о её юности и трагической гибели на фронте.

Книга, написанная Е. Я. Ильиной (1901—1964), впервые вышла в свет в 1946 году и с тех пор выдержала много изданий.

В предыдущей книге «Лягушка на стене» я рассказывал, как однажды экспедиционная жизнь занесла нас с товарищем в небольшой поселок Хабаровского края. Там мы поселились в крохотном общежитии для механизаторов. Мой коллега сообщил коменданту, что наша специальность орнитология, то есть изучение птиц. Однако гостеприимный хозяин общежития никак не мог запомнить название этой науки. И он стал нас называть «орангутологами», старательно выговаривая новое для него слово.