Интернат

Вероника Николаевна Черных

 

ИНТЕРНАТ

роман

Глава 1. КРАЖА

Денис Лабутин выскочил из подъезда и быстро огляделся: не идёт ли мать. Хотя чего глядеть? Она с одной работы – сразу на вторую, дома только ночью бывает. Лафа! Делай, что хочешь. А в тринадцать лет уже многого хочется.

В общем, опасности нет, пусто вокруг. Даже соседей нет поблизости. Сады, огороды, грибы, ягоды. У соседнего подъезда часто дышит фиолетовым языком похожий на плюшевую игрушку чау-чау. Ему б с такой шерстью на полюсе жить, а он на Южном Урале, бедолага, парится. Коричневого чау-чау звали, как чай: Ройбуш. В паспорте значилось как-то по-другому, но хозяева решили сократить аристократическое имя.

Другие книги автора Вероника Николаевна Черных

Вероника Николаевна Черных

ИКОНА

повесть

ВСТУПЛЕНИЕ

Современность. Рина и Альбина

Первый день января до боли морозил щёки и нос. Ко второй платформе автовокзала подъехал тяжёлый параллелепипед на колёсах и приглашающе открыл передние двери.

Альбина Стуликова засуетилась. Билет, конечно, есть, но сосед по креслу вполне способен захватить её любимое место у окна. Она забралась в автобус одной из первых, отдала билет контролёру и, сев, куда хотела, наконец-то успокоилась и расслабилась. Ну, теперь можно помолиться без задних мыслей и посторонних переживаний. Открыть блокнот и написать кусочек будущего материала.

Вероника Николаевна Черных

ИЛЛЮЗИИ НОЧЕЙ

сборник рассказов

Содержание

Иллюзии ночей

Па-де-де для олигарха

Спектры звёзд в далёком ультрафиолете

Навести меня, сынок

Южная сказка

Охапка

Ничейный Дед Мороз

Недосягаемо рядом

Дети одного рассвета

Чудик

ИЛЛЮЗИИ НОЧЕЙ

Господи, смилуйся надо мною! Господи! Люби ближнего своего и руку, боль приносящую... Хорошо, Господи, хорошо. Согласна я страдать с полезностью для души своей… Господи, Сын Человеческий, когда же меня одаришь Ты Своим терпением к порокам чужим и покорностью перед бичом ударяющим? Смилуйся, Христос, смилуйся, Бог милосердия и любви, и исцели мою душу и моё тело, прости мою скверну и очисти меня от неё!

Популярные книги в жанре Современная проза

Действие романа «Другое море» начинается в Триесте, где Клаудио Магрис живет с детства (он родился в 1939 году), и где, как в портовом городе, издавна пересекались разные народы и культуры, европейские и мировые пути. Отсюда 28 ноября 1909 года отправляется в свое долгое путешествие герой - Энрико Мреуле. Мы не знаем до конца, почему уезжает из Европы Энрико, и к чему стремится. Внешний мотив - нежелание служить в ненавистной ему армии, вообще жить в атмосфере милитаризованной, иерархичной Габсбургской империи. Приехав в Южную Америку, Энрико занимается выпасом скота, скитается по Патагонии, проживает одну - довольно дикую - жизнь там, возвращается в Европу, преподает латынь, женится и проживает еще одну жизнь - вполне культурную, но столь же внешнюю. В романе широко представлена весьма своеобразная культура Австро-Венгерской империи, закончившаяся вместе с Первой мировой войной, а также интересные латиноамериканские наблюдения героя. Но главное для Энрико Мреуле, европейского интеллектуала, укорененного в традиции своей культуры, но все время апеллирующего к культурам другим, столько же ему близким, происходит в области духа. И мысль его парит главным образом в области философии, истории и религии.

Автор: Те, кто уже прочитал или сейчас как раз читает мой роман «Камертоны Греля», знают, что одна из сюжетных линий в нём посвящена немецкому композитору и хормейстеру Эдуарду Грелю, жившему в Берлине в XIX веке. В романе Грель сам рассказывает о себе в своих мемуарах. Меня уже много раз спрашивали — реальное ли лицо Грель. Да, вполне реальное. С одной стороны. С другой — в романе мне, конечно, пришлось создать его заново вместе с его записками, которые я написала от его лица, очень близко к реальным биографическим фактам. Стиль записок также ориентируется на стиль самого Греля, в чьи мемуары мне посчастливилось заглянуть в одном из берлинских архивов. Поскольку они лежали там совершенно необработанные и не слишком-то хорошо сортированные, признаюсь, читать их было довольно трудно. Но мне хватило буквально нескольких строчек, чтобы почувствовать этого человека изнутри и захотеть дописать всё остальное самостоятельно — причём на русском.

Перевод с французского И. Макарова

Салли-с-Пушкой звали просто Салли, пока она не купила себе полуавтоматическую винтовку «Армалайт» в круглосуточном магазине оружия Брута Паркера, и не принялась палить из неё в супер-взломщика Билли Панацею. Первый, кто назвал её С-Пушкой, заработал выстрел в упор, так что копам пришлось обводить контуры тела по стенам и потолку. Все очень удивились — Салли всегда была очень милой девушкой. Кое-кто говорил, что это Билли Панацея сбил её с пути истинного.

Льет грязный дождь.

Туземный город разбухает, Скопцову то и дело приходится форсировать лужи и арыки. Сапоги квакают, как лягушки; ожидается насморк. Рядом, весь мокрый, бежит Груша, показывает дорогу. И охота сартам в такой дождь скандалить! Лицо у пристава рябое, глаза неопределенные. Походка тяжелая, как и положено по должности. По случаю праздника выбрит до самоварного блеска, только к чему этот блеск под такими струями?

Им открыли. Собачьим инстинктом Скопцов двинулся через дворик куда нужно. К их приходу скандал успел остыть, крик был, но уже вялый, неопасный. До убийства не дойдет, стало обидно за вымоченную одежду.

Серёга и Настя стоят у бетонного перешейка, где озёрная вода с шумом ухает в зарешеченный колодец, откуда по жёлобу-коридору стекает уже узко, ручьём. Рядом — пляжик, сейчас, в августе, как и всегда к концу лета, замусоренный. От пляжа — холм, уводящий в лес. По левую руку — родная для обоих деревня. Сейчас им — не до красот природы, не до купанья, не до грибов… Молодые — в напряжённом разговоре-противостоянии.

Оба крепкие, высокие. Серёга — с тёмно-русым ёжиком, плечи развёрнуты, майка-тельник, штаны-камуфляж. Настя в бандане, удерживающей светло-русые пряди, плещущие на ветру, в красной майке и бриджах. Ладные. Такие, каких немного встретишь, особенно ближе к мегаполису, где всех подряд будто скрючивает и высушивает опаляющая стихия сверхскоростей.

Эта книга – энциклопедия воспитания детей XIX века, где описаны реальные рекомендации, практики, настоящие дети. Здесь представлены основные методы и подходы, которые у любого современного человека вызовут лишь чувство недоумения, недоверия и даже мрачный смех, но бытовавшие в высших сословиях Америки и Великобритании той эпохи. Если современные советы не работают – настало время обратиться к мудрости предков!

Эмили и Рэйчел с самого детства росли в безумной семье: горы неоплаченных счетов, богемные вечеринки их родителей, знакомые из мира шоу-бизнеса. В таком жизненном хаосе никогда не было места для собаки, которую так хотела Эмили. И даже когда сестры вырастают, собака все так же остается недостижимой мечтой. Жизнь подводит Эмили к тяжелейшему испытанию: у Рэйчел диагностируют рак. За три года умирает вся ее семья: не только сестра, но и оба родителя.

Это забавная и одновременно душераздирающая история о том, что каждый может преодолеть самое худшее, что случилось с тобой в жизни, что подходящее время для того, чтобы начать жить, – это всегда «сегодня». И что всегда можно начать жизнь заново вместе с очаровательным ши-тцу по кличке Рэймонд.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В авантюрном романе Александра Дюма (1849), основанном на подлинных исторических фактах, повествуется о событиях, предшествовавших Великой французской революции, о последних годах правления Людовика XV — начале царствования Людовика XVI и Марии-Антуанетты. В центре романа — образ таинственного графа Калиостро (он же Жозеф Бальзамо), великого магистра, руководящего скрытыми силами французского общества. Это первый роман серии «Записки врача», в которую входят «Ожерелье королевы», «Анж Питу», «Графиня де Шарни».

АЛЕКСЕЙ РЕДО3УБОВ.

МОЗГ НАПРОКАТ.

КАК РАБОТАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ И КАК СОЗДАТЬ ДУШУ ДЛЯ КОМПЬЮТЕРА.

На каком «языке» думает мозг?

Как устроена память?

Какая связь между сознанием и подсознанием?

Как работает мышление?

Как создать искусственный интеллект?

Как мыслят животные?

В чем секрет способностей и талантов?

Откуда произошли эмоции?

Что такое инстинкты?

Что есть добро и зло?

Что такое вера?

Что такое речь и почему мы спорим?

Возможно ли бессмертие?

Что есть красота и какова формула гармонии?

Зачем человеку смех?

Какая формула у смешного?

Как заставить компьютер шутить?

Что такое искусство и откуда у человека чувство прекрасного?

Как измерить вкус?

Как «взвесить» душу?

Почему человек - есть человек? Откуда у человека разум? Что такое мышление? Что есть добро и зло? Что такое юмор? На каком языке мы думаем? Эти вопросы легко задать. Трудно дать на них короткий ответ. И не потому, что эти вопросы слишком сложны. За сложностью объяснения обычно скрывается несовершенство теории. Просто оказывается, что отвечать надо не на каждый вопрос по отдельности, а сразу на все, увязывая ответы между собой. И тут выясняется, что многие вопросы задаются на "разных языках" и что нужный вопрос дорогого стоит. Вот только, чтобы правильно задать вопрос, надо знать большую часть ответа.

В жизни молодых, сильных и уверенных в себе людей порой происходят трагические случайности, после которых кажется, что все кончено и впереди только беспросветная тоска и полное одиночество.

Сколько же душевных сил и безграничного самопожертвования потребуется женщине, чтобы доказать любимому человеку, что мир прекрасен, и буквально возродить его к жизни?

Сказка по мотивам нанайского фольклора в обработке Дмитрия Нагишкина