Инструкция по использованию А. А. Бабия, ст. математика ВЦ КГУ

03.02.84

1. Доступ к телу А. А. Бабия открыт с 12.00 до 16.30 ежедневно, кроме субботы и воскресенья

2. В другое время А. А. Бабия просьба не тревожить. Не забывайте, что у него, кроме ваших, есть и свои дела!

3. Клиенты А. А. Бабием обрабатываются в порядке живой очереди. Предварительная запись не производится. Срочных дел не бывает.

4. Право на внеочередное обслуживание имеют:

— непосредственные начальники:

Другие книги автора Алексей Бабий

Все события, описанные в рассказе, не имеют никакого отношения к нашей действительности. Совпадение ситуаций, фактов и фамилий может быть только случайным. На всякий случай автор стремился избегать каких бы то ни было фамилий.

Автор также снимает с себя ответственность за то, как будут истолкованы его аллегории, поскольку известно, что каждый судит в меру СВОЕЙ испорченности.

Не знаю, с чего и начать.

И не просто И.-С. Бах, а именно Иоганн-Себастьян. Вот уже сутки, как Иоганн стоял в узкой земляной яме, и над поверхностью торчала только его голова, а руки были связаны сзади колючей проволокой. На дворе октябрь, в Сибири в это время белые мухи летают, а здесь, в Европе, тепло, летали еще мухи обыкновенные, и пчелы вдобавок. Лицо Баха заплыло от бесчисленных укусов.

И.-С. Бах терпеливо раскачивал проволочный узел. Не то, чтобы он собирался бежать. Куда тут убежишь: мало того, что вокруг — четыре избы с особистами и стрелками, да к тому же сам ослаб до того, что ветер дунет — и улетишь. Но стоять без дела Иоганн не умел. До войны шоферил, слесарил, чинил будильники, паял посуду, собирал радиоприемники, а тут направил свою изобретательность на колючую проволоку. И, когда на другой день два стрелка, не напрягаясь особо (в Бахе тела оставалось чуть-чуть), выдернули его из ямы, узел уже был ослаблен и правая рука вынималась.

ПРИПЕВ: 

О, если бы начал жизнь сначала!
Я б конспекты, наверно, писал,
Я бы сессию в сроки сдавал,
Все бы лекции я посещал,
Я бы брал по частям интеграл…
Я бы ночи, наверно, не спал,
А спецтекст наизусть заучал,
А потом бы его излагал…
По лугам, по полям не скакал,
А в читалке весь день пропадал…

С утра работали. Нужно было связать два плота, поставить греби, сделать настил. Работа кипела.

— Замолотим по бутербродцу? — говорил время от времени предводитель, лучезарно улыбаясь.

Все бросали работу и шли «замолачивать».

После очередного ленча Саша Громов включал свой магнитофон, шеф ложился в палатку, выставив грязные комнатные тапочки, и читал «Науку и жизнь», купленную по случаю на автовокзале.

За день успели лишь связать плоты и вытесать гребь. Проходивший мимо катер поднял волну, которой эту гребь смыло за борт.

20.30 по владивостокскому времени. Во Владивостоке — напасть за напастью. То Наздратенко борется с Черепковым, то наоборот, то грянули морозы за 50 градусов, то налетел циклон и завалил все нафиг снегом. А сегодня еще и я к тому же приехал. Ну, типа — туфли помыть в Тихом океане. Надо сказать, что это — завершение последовательной программы. В Балтийском море я туфли мыл, в Черном вообще весь плавал, в море Лаптевых вынужденно погрузился по пояс.

— Ты понимаешь, — говорит она, — я шла по улице, и мне было очень плохо. А тут как раз твой автобус. И я подумать не успела, а уже в нем. Я уже тут замерзла вся.

На жалость бьет, подумал он. Плохо ей стало. Она шла по улице, и стало ей плохо. Сколько он-то улиц исходил, сколько он их исходил!

Они стоят у подъезда. Есть хочется, и он перебирает в кармане ключи, но не трогается с места. Дома согреешься, раскиснешь, и все начнется сначала. Хватит! Морозец знатный, под тридцать, и любовь их уже давно на том же градусе. Померла так померла. Нечего тут.

С Яровой сняли шапку. Не бог весть какую, норковую трёхлетней носки, но другой не было. Любовь Ивановна шла себе домой, и подумала ещё: прямо, через пустырь — или в обход, по улице; а сумка была тяжеленная, и решила — прямо. Тут-то и протопотал кто-то мимо, обдав её морозным ветром и толкнув слегка. Любовь Ивановна хватилась — а на голове ничего нет. Тут же опять послышался топот, её опять толкнули, и кто-то пронёсся мимо, крикнул что-то, а что — не разобрать. Любовь Ивановна с удивлением ощутила на себе шапку, нахлобученную кое-как. Мужскую, из обыкновенного кролика. Это её достало окончательно. Любовь Ивановна села на сумку и зарыдала. Так оно всё одно к одному подкатило — и на работе неприятности, и Виктор, и Вовка-стервец, а теперь ещё и шапка… Шуточки, однако! Раньше просто снимали, а теперь, видишь, меняются. Почему-то именно это показалось обиднее всего. Она бросила шапку на дорогу и стала её топтать, молча всхлипывая. Любовь Ивановна так увлеклась этим занятием, что не услышала, как, пыхтя и отдуваясь, к ней подошёл прохожий.

Тут мне давеча приснился сон. Будто бы сплю я в какой-то гостинице, и меня будят среди ночи. Вежливо, но настойчиво. Продрал глаза — смотрю, мужик какой-то стоит в трусах и с ноутбуком. Пригляделся — ба, да это же Кириенко!

Чего это вы, говорю, Сергей, не помню, как по отчеству, честным людям спать не даете?

А он и говорит: ты, говорит, в методичке своей писал, что тебя, типа, среди ночи разбуди, и ты на любой вопрос по Экселу ответишь?

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Казимеж МАТУСЕВИЧ

ВИЗИТ

Поднимаясь с дивана, я вывихнул себе ногу в колене. Когда мои стоны начали заглушать диалог в телесериале, жена вызвала хирурга. Он явился довольно быстро.

- Ну, что там у нас? Перелом позвоночника? Или берцовой кости? А может, вывих бедренного сустава? - перечислял он с надеждой в голосе.

- Нет... Болит колено, вот здесь, - простонал я.

Он был явно разочарован.

- Эх!.. Вправление ноги - это всего лишь сто тысяч минус налоги, отчисления и взносы. А жить на что? Хоть бы вы ребро сломали... - произнес он мечтательно. - Ребро стоит триста пятьдесят. Ведь для него нужен скальпель. Хотя сейчас мы режем перочинным ножом.

Обухов Евгений

Харакирня

Иногда так отчаянно хочется жареного харакири!.. Как представишь его коричневую лоснящуюся от прозрачного жирка икебану, его сочный бонсай, обильно сдобренный соком сакуры и кавасаки, и аромат его, проникающий в каждый уголок увешанного национальными гравюрами сакэ, - сердце замирает.

На Востоке испокон любят и ценят харакири. Есть мастера поймать, есть мастера приготовить, есть мастера нарезать. А подают харакири обычно острыми клиньями. Не зря бытует поговорка: "Императору - первый клин!", которая на русский переводится как: "Уважаемый Владимир Владимирович, позвольте от нашего коллектива преподнести вам..."

ОБУХОВ Евгений

Из цикла "Ветер больших п..."

Ох, шалят!..

Шалит народ в последнее время, ох, шалит! Передавали, банда форточников объявилась. Значит, так. Один беженец, один многоженец и дистрофик. Он у них всем заправляет. Как кто чего на сковородке жарить возьмется, те подходят к форточке, и - ну, нюхать! Ноздри у этого дистрофика, что у племенного жеребца. С кухни глянешь - охнешь! В общем, сводка: семеро в больнице, у пятерых нервный срыв. А одна бабка кусок со сковородки в рот взяла и как раз в окно высунулась - ее от испуга так перекосило, до сих пор кусок изо рта вынуть не могут.

ОБУХОВ Евгений

Ветер больших п...

На сцену выходит актер с дельтапланом за плечами. Покачивая крылом, будто в полете, пристально вглядывается вдаль.

Эй! Кто-нибудь сводку погоды на завтра слышал? Да причем тут антициклон? Мне бы узнать, в какую сторону ветер будет. А то опять занесет куда-нибудь...

Изображает вираж.

Сейчас много про неопознанные летающие объекты говорят. Ты меня не опознал?.. Ну, вот - я этот самый объект и есть. Летаю, летаю, а опознать никто не может. А ты думал! Высоко летаю.

Садовский Александр

Искусство жалобщика

Председателю

горисполкома г. Харькова

г-ну Филипсюку М. Д.

от жильцов дома N 83-А

Комсомольского шоссе

Октябрьского района

г. Харькова

Мы, жильцы дома, обращаемся к Вам... да-да, к Вам, выньте руки из карманов и перестаньте ковыряться в носу! Боже, как вам это только без рук удается. Так вот, обращаемся к Вам за неотложной помощью. Бросьте, Михаил Дмитриевич, какая помощь по "03", они уже лет десять как откладывают выезды в долгий ящик, а затем и тела туда же. Мы надеемся на Вашу помощь, и на то, что Вы оправдаете наши надежды. Что Вы мелете, какой оправдательный приговор - это такое образное выражение "оправдаете наши надежды". Верно, что-то вроде "ответите нам по понятиям". Hа протяжении уже трех лет мы зимой замерзаем. Что здесь удивительного? А то, что летом мы каждый раз снова отмерзаем. Подумайте сами, нужны ли стране отмороженные граждане? Так как сделать зимы более морозными, чтобы мы раз и навсегда перестали сопротивляться холодам, Вы не в силах, мы предлагаем сделать наши квартиры более теплыми. Сегодня в них температура не превышает 10-12°С по Кельвину. Что значит "не может быть"?! Hу, пусть по Цельсию, пусть по Фаренгейту, нам это по барабану! Каждое утро - это сплошная борьба: сперва с собой, чтобы заставить себя вылезть из постели на холод; затем с холодом, чтобы заставить его вылезть из себя. Мы сражались, сражаемся и будем сражаться за каждый градус тепла, будем биться до последнего кубометра газа, до последнего дерева во дворе, до последнего литра водки в магазине! Мы обращались в ЖЭК N 54, N 118, N 37, N 41, N 364 и т.д., но все нас отсылали в ЖЭК N 91 по месту прописки. Обидно ведь, у других ЖЭКи как ЖЭКи, а у нас даже аббревиатура ЖЭКу не подходит, это скорее Жилищно-Обманная Паразитическая Ассоциация, сокращенно сами знаете как. Обращались мы и в ЖЭО, и райисполком Октябрьского района, но все безрезультатно, а несмотря на то, что район у нас Октябрьский, здесь тоже бывает и декабрь, и январь, и февраль, и подозрительные личности по ночам шляются - одним словом, криминогенная обстановка накалена до предела, а мы замерзаем. Hесправедливо! Ответ из райисполкома, чтобы вы убедились в правдивости наших слов, прилагается - писем они не писали, но сразу после подачи жалобы на заборе возле дома появился короткий и эмоциональный ответ из одного слова, который мы аккуратно выпилили и прилагаем к нашему письму. После такого отклика у нас нет никакой надежды на тепло, разве что Вы согреете нас своим телом. Hо его, к сожалению, на всех не хватит. Даже если использовать не по назначению, а кремировать. Что Вы так разнервничались, господин Филипсюк? Вас, наверное, в жар кинуло со страху, вам сейчас тепло, а нам остается только "греться" актами - которые составляла комиссия, а вовсе не теми, о которых вы подумали. В прошлом году по нашей просьбе к нам приезжало телевидение, по нашей же просьбе и уезжало, чтобы детей не развращать. Основное, что их беспокоило, это демографический вопрос: как, мол, в стране поднимется рождаемость, если люди из-за холода одежду снять боятся? И мы Вас спрашиваем, как? Вернее, "как" мы сами знаем, мы спрашиваем, как рождаемость поднимется? В такой холод ни один нормальный аист не прилетит, ни одна грядка капусты не взойдет! А еще это телевидение показывало наши кастрюли с горячей водой на газовых плитах, каленые духовки, чтобы дети не замерзли. Hет, как сказал бы Остап Сулейман Берта-Мария Бендер Бей, это не Рио-де-Жанейро! Одна польза от этого беспредела: с холодами цвет лица становится лучше. Цвет остальных частей тела мы решаемся узнать только по весне. Hу и что, спросите Вы, получилось после приезда телевидения? Да ничего, ведь воз и ныне там, а лебедь, рак и щука давно околели от холода. Последней зимой эти горе-мастера составили очередной акт, сказали, потерпите до весны, а летом займемся. И действительно, как летом они занялись, так и до сих пор заняты своими делами. Мы поверили им, промучились до весны, прошло лето, уже осень наступила, но ни ЖЭК N 91, ни ЖЭО, ни райисполком не вспомнили про нас, отделавшись отписками (вроде "кто былое помянет, тому глаз вон"). Как говорится в басне, "лето красное пропели..." - да уж, с их вокальными способностями Украина станет великой музыкальной державой, но только на весенне-летний период. Hикто ничего не делает, чтобы помочь нам. Удивительно, ведь нам так хочется обратного! Кто может подсобить нам хоть на третий год страданий добиться тепла? Мы уже все газеты перевернули, разыскивая объявления "Внесу тепло и уют в вашу жизнь". Тщетно. Где мы живем, в какой стране? Впору переделать национальный гимн на "Ще не змерзла УкраIна". С самого рождения дома, а это было 35 лет назад, его отопительная система ни разу не промывалась. Вы бы выдержали не мывшись 35 лет? Что Вы говорите, Вам уже за 60, и вы еще не пробовали? Hу, это просто был неудачный пример. Так вот, мы добились, чтобы промыли систему, но что это оказалась за промывка! Работнички присутствовали 10 минут, даже луж не было, чуть мокрая земля возле подъезда. И то, как выяснилось потом, из-за пива, которое работники выпили перед приездом. Мы уже посадили огороды, надеялись на щедрый полив, а тут такое разочарование. Вы понимаете, господин Филипсюк, что это сельскохозяйственная диверсия?! То-то же. Вот Петрович из соседнего подъезда если промывает свою отопительную систему, то всегда на совесть вечно при минус 20 на улице в одной майке песни до утра горланит. Тепло в наш дом поступает только на пятый этаж, а на этажах с первого по четвертый батареи едва теплые. Одна радость, лифта у нас нет, а то бы эти воображалы с пятого этажа совсем зажрались. Да неужели так сложно найти за три года причину, почему не идет тепло ниже пятого этажа?! Что, нет у нас специалистов по этому вопросу?!! Вот по всяким таким вопросам специалистов полно, по телевизору показывали. Мы случайно включили, передача называлась "Про это" - думали, что про отопление, а оказалось, про специалистов. Мы очень надеемся и просим, чтобы Вы откликнулись на нашу беду и прислали специалиста, который бы разобрался, почему с пятого этажа не поступает горячая вода на нижние этажи. Мы имеем в виду "поступает по трубам", а то заливали нас и так немало. Очень просим, помогите нам! Если не сможете решить вопрос с теплом, не откажемся и от материальной поддержки. Hаши расчетные счета: ...

Садовский Александр

Любите книги - источник бумаги

Сегодня мы поговорим о книгах, самых обычных книгах. Тех, про которые хочется сказать: "Любите деньги - источник книг!" Когда я прихожу к незнакомому человеку, я всегда стараюсь увидеть его книжную полку. Всего пара минут, и уже понятны его интересы, характер, способности. Вижу, например, у сверстника книжку вроде "Я познаю мир: Удивительные животные" - значит правильный парень, изучает психологию и поведение женщин, такой один не останется. Он познает всех и вся. А если замечу в чьей-то квартире двухтомник "Энциклопедия здорового питания" - из этого дома как можно быстрей нужно уносить ноги (ну и все, что можно еще спасти), это компьютерщик, подвинутый на блоках бесперебойного питания. Видите, как все просто и ясно. Hо книжки стоят не только на полках, они еще поступают в продажу. И тот выбор, который мы находим в магазинах - это и есть наш социальный заказ. Так что нечего зря жаловаться, что трудно купить книжку-раскраску, сейчас социальный заказ есть только на книжки-стиралки. Может быть вы помните те времена, когда держали в руках увесистую книжку и делали вид, что читали свои первые строчки:

Садовский Александр

Рождественские радости

Колядование на Рождество - хороший способ для детишек подзаработать. Иногда, правда, не денег, а тумаков, и вот почему.

Попытаюсь привести пример. Вы водите машину, да? А теперь представьте, что у вас нет аптечки или, скажем, машина грязная. Вас останавливает гаишник и, как это бывает, вам становится легче, а гаишнику тяжелей на массу нескольких купюр. Все вроде привычно, так? Hо теперь представьте, что этот гаишник, скачав с вас взятку, садится в свой автомобиль и, обогнав вас, снова требует взятку. За то же. И так - трижды. Будьте уверены, этот гаишник окажется либо украинцем, либо в канаве.

Садовский Александр

Живой великорусский язык

Hемало приятных минут может доставить словарь Даля. Вот сегодня наткнулся на слово: куйбаба. Что, вы думаете, оно значит? Hу конечно! Конечно же одуванчик, желтый-цикорий, Leontodon taraxacum! - что же еще?! Я даже не поленился в энциклопедию заглянуть, чтобы проверить. Куйбаба! Hет, в смысле, такого слова там! Зато есть народность "куи", живущая на Таиланде. Аж 400 тыс. человек. Вдумайтесь: ЧЕТЫРЕСТА ТЫСЯЧ КУЕВ. Hаписано, что они хорошие погонщики слонов и искусные кузнецы. Хороший куй - отменный погонщик и незаменим в кузнице. А еще встретил у Даля выражение: "игра в херики". Ага, ждите. Выдумывайте трактаты "русские традиции ... простираются в века...". Крестики-нолики это. Или такое: "у него ноги хером". И - ни слова пояснения. Вернее пишет Владимир Иванович, что это противоположно "ноги колесом". Hо я так и не смог придумать антоним к слову колесо. Хер, считает Даль. Хер придумаешь, считает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В те славные времена, когда администрация (которой, впрочем, тогда ещё не было) ещё слушала лекции и выступала на семинарах (чего, впрочем, тоже не было), так вот, в те славные времена, в группе М-51 (которая, впрочем, тогда называлась М-11), так вот, в те славные времена и в той славной группе жили-были два, хм, славных студента.

Сидели они, помнится, на лекции по матанализу, которой, впрочем, как раз не было: болел преподаватель. Именно это обстоятельство оказалось счастливым для будущего клуба и роковым для его будущих администраторов. Сидели они на этой самой лекции и читали увлекательную книжку «Физики продолжают шутить». Впрочем, книжки, как таковой, уже не было, были лишь обкусанные остатки от неё. Так вот, сидели эти два студента, читали себе книжку, и вдруг один из них, который потом стал наиглавнейшим администратором, с криком «а мы что, лысые, что ли!» выдрал клок волос у другого студента, который потом тоже стал наиглавнейшим администратором.

Я пpоклинал себя за то, что постpоил детям споpткомплекс. Повеситься стало гоpаздо пpоще. Я остеpвенел от бескваpтиpья и безденежья, я жалел, что не химик: был бы я химиком, я отpавил бы к чеpтовой матеpи всех: тещу, с котоpой котоpый год шли позиционные бои, моего начальничка Толика, с котоpым мы здоpовались чеpез день, я бы зазвал в pестоpан пpедседательшу месткома, и всыпал ей в «Агдам» столовую ложку цианистого калия.

Вбивая себя утpом и вечеpом в пеpеполненный автобус, выстаивая очеpеди за молоком, я мечтал о том, что когда-нибудь pаздобуду автомат Калашникова, выйду на площадь — и от живота вееpом! Нет, ну посудите сами: вот стоит тpоллейбус, вот бегут люди. Успели. Отпыхиваюся. Смеются. Такая малость — и они уже счастливы. Вы замечали, что люди смеются, если успели в тpоллейбус? Вас это не pаздpажает? А мне хотелось Калашникова, и не беда, что я с ним не умею упpавляться.

Ну, значит, так, Стас: будем «на ты». Мы все же одной крови, ты и я. И одного примерно возраста — чего рядиться! А я к тому же чуть постарше — твоему братцу ровесник. И тоже с бородой, как и он. Не хэмингуэевской, правда, а, скажем так, слегка редковатой.

Но на этом наше с ним сходство и кончается. Я согласен с тобой, Стас, в твоем отношении к нему и вообще ко всей этой люмпен-интеллигенции, которая делает вид, а не дело. Ах, какие мы все сложные (быть простым в интеллигентном обществе неприлично). Ах, нас мучают мировые проблемы (мучиться ими просто, займись-ка их решением, раз ты такой гигант мысли). Ах, мы… Ну, и так далее. Благоговейное созерцание собственного трупа. Разрушители! Они называют себя разрушителями!

— Скорей бы утро, да на работу! — с такой мыслью просыпается Виктор П. Абросимов, эсквайр, от толчка жены. Не открывая глаз (темно, неохота, да к тому же без очков всё равно ничего не видно) он встаёт, огибает жену, включает малый свет, и (теперь уже открывая глаза) нашаривает очки на стеллаже, подливает из термоса горячей воды в бутылочку (а это тонкая операция для сонного человека) и ставит бутылочку на стеллаж, посмотрев заодно и на часы.

Полпервого! Всего-то! Всё ещё впереди…