Инструкция не прилагается, или Вечная история

Инструкция не прилагается, или Вечная история

Ты — чернокнижница, сила которой — жертва. Он — последний из рода боевых магов, «светленьких» и благородных настолько, что аж зубы сводит! Цель его жизни — уничтожить твой род посредством, Боги, услышьте, тебя! Тебя, далеко не первой магичке в семье! Кто все это придумал, а? Ведь не спроста же, печенкой чувствую! Ведь кому-то это все надо, гоблина ему под одеяло!!!

Отрывок из произведения:

Вэлмир.

— Ты уверен, что сегодня именно тот день? — обеспокоенно спросила Марша, сминая в узловатых пальцах край фартука. А когда она волнуется, то всегда называет меня по имени.

— Да, уверен, — спокойно ответил я.

— А, может… — неуверенно потянула Марша, искоса глянув на меня.

Я вздохнул.

— Не может.

— Ох, я не знаю, Вэлмир! Что-то беспокойно мне! Сердце к беде заходится! Не ходи, а? Через недельки две пойдешь…

Другие книги автора Елена Геннадьевна Немченко

У Мастеров ментальной магии не бывает Высоких даров. Они слишком сосредоточены и хладнокровны. Но даже менталисту трудно разобраться, почему опытная боевая пятерка — лучшие выпускники Академии за все время ее существования — начинает разваливаться.

В жизни каждого человека рано или поздно происходит хотя бы одна необъяснимая вещь. Например, кружка на кухне упала и разбилась, хоть стояла в сушилке. Или на вас кирпич по середине поля упал. Случалось? Наверняка, вы называли это чем-то странным, а если по пути домой на вас напал вампир? Это даже язык не поворачивается назвать странным… Но это, как бы оно ни называлось, однажды произошло со мной. Тот день стал в моей жизни роковым, но все же, он положил начало моей новой, настоящей жизни…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Сенечка сидел за кухонным столом в полном отчаяньи. Обхватив голову руками, он обдумывал неразрешимую задачу: как совместить вечное и повседневное… Как?!

Ведь так хочется и след в веках оставить, и свой век прожить в достатке. А стало быть, надо ухитриться, и всунуть нетленные мысли о мирозданьи в коммерчески успешный проект.

Эпическое полотно… Широкое, как этот обеденный стол… Сенечка машинально смахнул в ладонь хлебные крошки со стола и вытряхнул их в мусорное ведро. Стол преобразился — так и хочется сказать, — стал девственно чист, если б не голубые ромашки, которые планомерно замостили его поверхность. И всё же перед взором Сенечки этот стол превратился в некое подобие карты: горы взбугрились слева и справа, море выплеснулось в верхней части, едва не затопив кухонную плиту… Муравьиными тропами протянулись цепочки следов, по которым зашагали многочисленные путники, загромыхали обозы.

Любовь, разделенная веками. Он — древний забытый скандинавский Бог, она — ведьма, наполовину принадлежащая миру мертвых.

Уту не хотелось идти к этой самоуверенной выскочке Жестокосердной. Она никто. Ведьма, обретшая знания и силу.

Вопрос в том, как обретшая? Откуда взялась эта богиня-выскочка, посмевшая забирать души себе, посмевшая превращать людей в демонов? Откуда берутся боги, старый и, увы, уже немощный для бога Уту не знал. Зато он видел, как они умирают. Видел не раз. Умирали быстро и стремительно или мучительно и медленно, подобно ему, продлевая агонию на столетия. Но самая первая виденная им смерть навсегда с немыслимой яркостью врезалась в память.

Под Манхэттеном живут и трудятся гномы, и Нью-Йоркское метро мешает им. Но если договориться с их руководством и помочь им в трудную минуту — это может принести удачу и тебе самому!

© old_fan

План утвержден, роли распределены, и бравая компания по спасанию зеленоволосого леквера отправляется в путь. Только вот не знали они, с чем придется столкнуться в старом особняке Дапмара Дерсева. Здравствуйте, родственнички дорогие! А заодно всякие ренны, химеры и прочая живность.

Лин считала себя самой обычной шестнадцатилетней девчонкой, за исключением разве что того, что была потомственной ведьмой. Но однажды ночью она оказалась в самом эпицентре разборок между двумя старинными кланами вампиров. Как ей найти выход из сложившейся ситуации? Как защитить себя и тех, кого она любит? И на кого ей положиться, когда даже самый близкий человек может оказаться предателем? И, конечно же, найдётся вампир, в которого просто нельзя не влюбиться…

Рекомендую читать после "Баронов Зеленого Холма". Образ светорожденной леди впервые возник у меня под влиянием одного из персонажей С.А.Давыдова, о чем и сообщаю.

— Убить человека легко, — огромный тролль задумчиво почесал шерсть на груди. — Лапу на голову положил, надавил чуток, и все, нет человека. Одного нет, другого, а потом непонятно откуда еще сотня появляется. А там, куда приходит человек, никому другому места уже не остается. Что за племя такое? Жадное, бесчестное, слабенькое. Почему тогда люди по всему миру расселились, а моему племени жить негде? Ответь мне, Максим.

Существо, сидевшее перед огромным вожаком стада троллей, за время разговора ни разу не изменило позы. Если бы седой вожак не слышал, как глухо стучит сердце назвавшегося Максимом, он мог бы подумать, что видит древнего, опытного вампира. По запаху тот походил на оборотня, но оборотней тролль видел часто и спутать этого с ними не мог. Он сначала хотел прогнать странного пришельца, тем более, что тот пришел вместе с кицунэ, но вспомнил слова Андрея, знакомого колдуна, который обещал попробовать выручить стадо из свалившейся беды. Сказал, что пришлет тех, кто способен помочь. Поэтому старый тролль провел Максима на стойбище и угостил сдоенным у лосихи молоком.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это книга, прямое продолжение книги «Онекотан». По сюжету, главный герой (российский журналист), оказывается втянут в большую игру двух разведок (российской и американской), которые пытаются найти золото, спрятанное Японией на Курильских островах во время Второй мировой войны.

Чтобы спасти любимую сестру от нежеланного брака, тихая, робкая Элис готова пожертвовать собой и выйти по воле своего могущественного брата замуж за его придворного чародея — загадочного Саймона Наваррского. На долю отважного рыцаря, человека необычайного ума, выпало много испытаний, он давно уже не верит в доброту и справедливость, но чистая любовь юной Элис способна излечить его душу. Едва успев расцвести, их любовь подвергается испытаниям — они становятся пешками в политической игре брата Элис, мечтающего о троне. Им грозит гибель, однако недаром Саймона называют чародеем.

Настоящее издание представляет собой первый русский перевод одного из старейших памятников старояпонской литературы. «Дневник эфемерной жизни» был создан на заре японской художественной прозы. Он описывает события личной жизни, чувства и размышления знатной японки XI века, известной под именем Митицуна-но хаха (Мать Митицуна). Двадцать один год ее жизни — с 954 по 974 г. — проходит перед глазами читателя. Любовь к мужу и ревность к соперницам, светские развлечения и тоскливое одиночество, подрастающий сын и забота о его будущности — эти и подобные им темы не теряют своей актуальности во все времена. Особенную прелесть повествованию придают описания японской природы и традиционные стихи.

В оформлении книги использованы элементы традиционных японских гравюр.

Перевод с японского, предисловие и комментарии В. Н. Горегляда

К Облачной планете приблихается автоматическая межпланетаная станция, которая несет угрозу благополучию и свободе жителей...