Инспектор из горгаза

А. Аливердиев

Инспектор из горгаза

Не творите дела злого.

Мстят жестоко мертвецы.

Н. Гумелев

Второй звонок в дверь все же заставил его подняться. После того, как один за другим ушли из жизни трое его старых школьных друзей, он, в свои сорок с небольшим, чувствовал себя следующим. Однако, какое это имело отношение к сему звонку? Никакого. И спросив традиционное "Кто там?", он не дожидаясь ответа отворил дверь.

Другие книги автора Абутраб Александрович Аливердиев

Я стоял на автобусной остановке возле главного корпуса Университета. Боже, как давно это было! Учеба была окончена, и теперь можно было отдохнуть. Солнце светило ярко, но темные очки, полностью скрывающие глаза, создавали ощущение надвигающихся сумерек. Какая же это хорошая штука — темные очки. Они позволяют нам смотреть куда угодно, не думая, как со стороны выглядят наши бесстыжие глаза. Вот и тогда я нагло рассматривал выходящую из парка девушку. Зеленоглазая брюнетка в белом платье. Случайно увидев ее боковым зрением, я уже не мог оторвать от нее глаз. Сама по себе бесспорная ослепительная красота усиливалась некоторой странностью наряда. Хотя я так и не мог уяснить, в чем же все-таки состояла эта странность. Вроде платье — как платье, туфли — как туфли. Ан нет же. Что-то в них было странным.

А. Аливердиев

Колдун

- Осторожней, когда будешь идти домой, - сказала она одеваясь, - Отец говорит, что колдун ходит где-то поблизости. Собаки поэтому нехорошо воют.

- Говорят, перед смертью колдун ищет, кому передать силу.

- Да, и горе тому, кого он встретит.

- Почему же горе? Ведь именно в это время он не отбирает, а дает. А быть колдуном совсем не плохо.

Захотел кушать - съешь кого хочешь. Захотел женщину, - Гойко посмотрел на Иванку, - приди к ней в виде ее друга, и она тебе сама все отдаст.

В этот вечер я чувствовал себя невероятно уставшим и, опустившись на диван, быстро погрузился в легкую дремоту, откуда меня вывело громкое мяуканье. Спросонья оно вызвало легкое недоумение: с тех пор как у сестры обнаружили аллергию, у нас дома не было представителей славного семейства кошачьих. Однако, открыв глаза, я сразу понял, откуда взялся этот гость. Конечно же, это был посыльный моего старого приятеля — Кота Ученого, что живет у Лукоморья. Моя комната была залита необычным светом, и все предметы выглядели неестественно яркими и красивыми, как на цветном плакате или в мультфильмах, с той лишь разницей, что объемность вещей была так же неестественно подчеркнутой. Впрочем, приход засланцев из Лукоморья всегда сопровождается такими эффектами, а мне это было, как говорится, не впервой.

А. Аливердиев

Скиталец

Знакомство

Мы познакомились в самолете Венеция-Москва. "Рыбак рыбака видит издалека," - гласит народная мудрость. Так и эти ребята, лишь краем глаза увидев мой путевой дневник, сразу узрели во мне родственную душу, и вскоре между нами завязался презанимательнейший разговор, которому как нельзя лучше способствовал трехчасовой полет.

Парня звали Витя, девушку - Алиса. Они были молодоженами и возвращались из почти свадебного путешествия.

В месте, в простонародье именуемом «Астрал» есть место, которое называется «Лукоморье», где Ученый Кот рассказывает свои сказки…

А. Аливердиев

Чёрт читатель

Жил был мальчик. Ему было 7 лет, и он очень любил читать.

Но почему-то он часто забывал прочитанное, и ему приходилось перечитывать и перечитывать книжки по многу раз.

- Не оставляй книжки открытыми, - как-то сказала ему бабушка. - Оставленную без присмотра открытую книгу читает чёрт, и ты потом забываешь, что там написано.

Мальчик призадумался.

"Вот оно что! - подумал он. - Теперь никогда не буду оставлять книжки открытыми!"

А. Аливердиев

Проходящие сквозь

Знакомство.

Вот новый поворот,

И мотор ревет.

Что он нам несет?

"Машина времени"

Началось все как-то просто и обыденно. Оттарабанив свои занятия в университете, я как обычно заглянул на аллейку к книжникам, узнать, нет ли чего-нибудь новенького. Как почти у всякого мыслящего человека иногда у меня возникали приступы поиска смысла жизни. И как раз тогда был такой приступ. А аллейка являлась, пожалуй, единственным местом, где можно было найти собеседников практически по всем вопросам. Эти книжники - весьма занятный народ. Да и покупатели иногда попадаются те еще. И порой на аллейке возникали диспуты, достойные Государственной Думы, или, скорее, Колизея. Конечно, я прекрасно знал о существовании множества групп, занимающихся по различным методикам, но войти в группу - всегда означило бы потерю свободы. Аллейка же для покупателей была местом, где все свободны и все мысли дозволены, как в Лондонском Гайд-парке.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРОСТО ЖЕНЩИНА

Фантастический рассказ

- Она может несколько дней быть ласковой, отзывчивой, мгновенно улавливать малейшие нюансы моего настроения. Но вдруг без видимой причины срыв. И ее не узнать. Становится недоверчивой и раздражительной. Может наговорить колкостей, спровоцировать ссору. Потом столь же внезапный поворот к идиллии, словно ничего не произошло. А спустя неделю снова все идет прахом.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЗВЕЗДНАЯ МИНУТА

Фантастический рассказ

Кинопленку можно уничтожить. Память жива, пока жив человек. Потерявший память теряет прошлое. А человек без прошлого - не человек или, во всяком случае, не личность.

Мудрец утверждал, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку: это будет уже другая река. В реку памяти можно входить бессчетно, и она останется все той же илистой рекой памяти. Прошлое на ее дне, под слоем ила.

Р. Подольный

МОРЕПЛАВАНИЕ НЕВОЗМОЖНО (Неисторический рассказ)

Участникам межпланетных перелетов

грозит верное безумие.

(Из интервью, опубликованного

в американской газете.)

Совет Мудрых заседал уже две луны. Две луны доступ в священную хижину был закрыт для всех, кроме двух старух, трижды в день приносивших пищу и питье. Но и они не смели вымолвить ни слов; Никто не имел права влиять на решение Совета.

Роман Подольный

ТЕМ ХУЖЕ ДЛЯ ФАКТОВ

- Значит, синьор Христофоро обречен... - вырвалось у старика.

- Я ведь не хотел говорить вам этого, учитель, - пробормотал юноша.

- И подумать только, что эти вот руки послали на смерть несчастного, Коломбо! - Паоло Тосканелли, гордость географической науки XV века, уронил голову на широкий стол, заваленный картами.

- Может быть, еще проверим? - робко спросил юноша.

- Зачем? Ты был прав. Мы все рассчитали точно. До Индии не тысяча и не две тысячи римских лиг, а по меньшей мере пять. Пять тысяч лиг! А что скажут о моем искусстве его католическое величество, король Испании, и его христианнейшее величество, король Франции, и Генрих Английский, и его святейшество? Какой позор!

Роман Подольный

Закон сохранения

1

Ничто здесь уже не могло помочь.

Заслуженный самосвал - облупившаяся краска, стертые до корда рыжевато-белесые гигантские шины, лицо в кабине с разинутым в крике ртом навис над зелененьким "жигуленком", зелененьким, как листья молодой березы. Между автомобилями, сошедшимися почти нос к носу, еще оставалось какое-то пространство - десятки сантиметров, но не хватало ничтожных долей секунды, чтобы машины врезались друг в друга.

Полынская Галина

Я - король!

Я - король, я - король, я сильный, мудрый и свирепый. Я такой свирепый, что все меня боятся. И даже я сам себя боюсь. Но, я очень справедливый и умный. Я красивый. Я такой красивый, что все меня любят. И я сам себя люблю. Я - король, я - король... Я всегда был королем, я был рожден королем, я умру королем. Я богатый, я великий, я могущественный... я - король, я - король, я - король... Нет! Не могу больше! Сколько можно! Никакой я не король! Не могу я себя в этом убедить, не помогает самовнушение! Не могу я быть королем, потому что я не король!

Полынская Галина

Контакт

- Что это такое?!

- Где?

- Здесь! Что это за мерзость, я тебя спрашиваю?!!

- Странно, но я ровным счетом не вижу ничего омерзительного, так, небольшой беспорядок, все как обычно. Я уже привык, а ты разве нет, дорогая?

- Да я не о беспорядке! Выйди ты, наконец, из кухни и посмотри в окно!

- Сейчас иду. Ну, что такое? Где?

- Вот это! Что за гадость?!

- Не знаю.

Галина Полынская

Сон в душную ночь

- Ой, когда я вас вижу, мне все время хочется плакать! Вы так похожи на среднерусскую березку!

Я оттолкнул от себя рыдающего Михельсона, и, как мог, расправил свою крону на всю тюремную камеру.

Как хорошо, что родину не выбирают, иначе мы бы поседели в раздумьях, я бы отправился на Марс культивировать бактерии и возрождать загубленную жизнь. Может потому нас всех на Марс тянет, что он для нас пример, как жить не надо... для всего земного шара мы пример, как жить не надо, а для нас Марс... Перестаньте ж вы рыдать, в конце концов! О чем вы бредите?! Какая такая березка?! Да не выясняю я никаких с вами отношений! Чего выяснять, все равно в одной камере сидим... резервация, блин...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А. Аливердиев

Маленький серый котик

Маленький серый котик сладко потянулся. Первые лучи восходящего Солнца возвестили о приходе нового дня, но едва ли его можно было назвать счастливым.

В желудке урчало. Сколько он себя помнил, это было его перманентное состояние. Прошли беззаботные деньки, когда он был маленьким котенком, и мама худо-бедно, но каждый день приносила что-нибудь поесть. По меньшей мере, у нее было молоко. Теперь же изо дня в день пищу приходилось добывать самому.

А. Аливердиев

Налоговый инспектор

Он был первым, кому удалось убежать из армии Чифа Беда, и он был уверен, что за ним будет послана погоня. Поэтому приходилось идти, идти и идти. Сквозь выжженную Солнцем пустыню, давно, утратившую плодородие.

Странный предмет заставил его отклониться в сторону. Впрочем, при отсутствии выбранного маршрута не может быть и отклонений, но как бы то ни было, то что стало его локальной целью было старым автомобилем. Лежал ли он здесь со времен войны, или сидящие в нем скелеты предпринимали свой рейс уже позже? Вопрос был конечно интересным, но несущественным.

А.Аливердиев

Об основных вопросах философии

Как это не странно, даже в наше смутное время далекие от животного потребления философские вопросы бытия и его осознания продолжают волновать некоторых людей. В настоящей статье я делаю попытку изложить некоторые выводы, к которым пришел в ходе достаточно длительных размышлений. Подчеркиваю, что я не претендую на исключительность своего понимания, а просто излагаю свой взгляд на ряд философских вопросов.

А.А.Аливердиев

Сказка о Подземной Царице и Богатыре

Сию историю поведал

Мне как-то раз Ученый Кот,

В гостях у коего обедал

Однажды я под Новый Год.

Преданья старины глубокой,

Дела давно минувших дней

Пришли из тьмы веков далекой,

Чтобы поведать нам о ней.

***

В степи привольной и широкой

Среди нехоженых дорог

Увидел путник одинокий

Прекрасный каменный цветок.