Инопланетяне - иная форма жизни

Борис АРТАМОНОВ

11. ИНОПЛАНЕТЯНЕ - ИНАЯ ФОРМА ЖИЗНИ?

МЫ - ДЕТИ КОСМОСА

Человек, как существо, зародившееся и живущее во Вселенной, создан из космического вещества и подчиняется космическим законам. При этом человек является высокоорганизованной, мыслящей космической материей. Но если Космос создал разумную материю в лице человека, то логично предположить, что и вся Вселенная состоит из мыслящего вещества. Эта организованная космическая материя вовсе не должна повторять человека. Она может иметь бесчисленное количество форм. Вероятно, и мышление, и способ реализации мысли у этой организации должны быть совершенно иными. Правомерно предположить возможность существования во Вселенной мыслящих образований или форм жизни, природа которых принципиально отличается от природы человека. Странные образования в небе и в океане, различные "облака", НЛО, светящиеся шары с проявляющимися в них изображениями, похожими на лица, все это, может быть, иная форма жизни? Не следует также игнорировать и возможность того, что космическая, в том числе и солнечная, энергия может создавать формы-голограммы в околоземном пространстве. Подобное заключение можно сделать на основании голографической гипотезы В. Н. Пушкина - А. И. Вейника. По мнению американского специалиста по инженерному подходу к психофизическим явлениям Р. Г. Джана, сущность голографической модели или модели преобразований заключается в том, что "информация во Вселенной организована не в терминах пространства и времени, как мы привыкли считать, а как частотно-амплитудная структура, над которой человеческое сознание, по сути дела, производит "преобразования Фурье" с тем, чтобы упорядочить информацию и привести ее к более привычной для человека форме". В этом случае пространственно-временные координаты из фундаментальных ориентиров нашего опыта превращаются просто в полезные упорядоченные параметры. Например, если клубок ниток в привычном нам трехмерном пространстве мы видим как сферу, то в двухмерном пространстве, то есть в плоскости, рассекающей этот клубок, он видится нам как семейство точек и овалов рассеченных нитей. Этот способ используется в инженерной практике для перевода сложной трехмерной детали в двухмерные изображения на плоскость чертежа (изображение детали в трех проекциях). Иначе человек не способен изобразить точный чертеж на плоском листе. Нашему воображению доступно пространство с меньшими параметрами и недоступно четырехмерное пространство. Таким образом, можно предположить, что наблюдаемые нами на "небе" изображения имеют реально совершенно иную форму, Следовательно, наше сознание может с помощью упомянутого выше преобразования проникать в любую часть пространства и времени и, получив соответствующую информацию, интерпретировать ее в некой специфической форме. Исходя из этого и опираясь на учение Вернадского о ноосфере, можно сделать вывод, что в космическом пространстве существует вечная и безвременная природная система контроля за развитием космического разума. Тогда все аномальные явления на самом деле порождаются сложным взаимодействием солнечной и биологической энергий в условиях магнитного поля Земли и вызывают пространственно-временные сдвиги в сознании людей в виде демонстрации на небе событий будущего и прошедшего или "контакта" с людьми, давно умершими. Основоположник новой науки сиэнергетики Пригожин считает, что плазменные образования (НЛО, гуманоиды) могут достигать весьма высокой степени самоорганизованности", при которой их можно рассматривать как живые и разумные. В этом плане интересна гипотеза академика Казначеева: "Если первое разумное существо нашло, что оно одиноко в Галактике, и вознамерилось посеять в звездных окрестностях "семена жизни" (согласно версии панспермии, выдвинутой в 1908 году Аррениусом), то для этого имелось несколько подходящих вариантов самовоспроизводящихся структур. Одна из возможностей состоит в том, что микроорганизмпосланец является артефактом, созданным первыми людьми Галактики с помощью генной инженерии. Таким образом галактический оператор мог "засеять" тела космического пространства такими продуктами генной инженерии, в которых было бы закодировано развитие существ, в том числе и разумных, сверхчувствительных к тем сигналам, которые он, оператор, распространяет в космосе". Если принять гипотезу большого взрыва, то возможность существования живых форм разной материально-энергетической организации, отличных от белково-нуклеиновых, не может быть исключена. Такая гипотеза допускает не только существование на Земле многих иных форм живого существа, но и их взаимного существования не только раздельно, но и в одном организме (молекулярно-биологические, совместно с полевыми). Эта версия вполне совпадает с учениями Н. Ф. Федорова и К. Э. Циолковского. Выдающийся русский философ Н, Ф. Федоров считал, что жизнь может существовать не только в биологических, но и в других формах. При этом все формы могут одновременно сосуществовать между собой, находясь на разных ступенях развития, включая совершенных (в информационно-энергетическом плане), высокосознательных, бессмертных их представителей. В свое время Вернадский высказал удивительную мысль: "Хомо сапиенс не есть завершенное создание, он не является обладателем совершенного мыслительного аппарата. Он служит промежуточным звеном в длинной цепи существ, которые имеют прошлое, и, несомненно, будут иметь будущее". Прошлые звенья более или менее выявлены ("белым пятном" этой цепи являются звенья перехода животного в человека). Что касается будущего, то оно совершенно неясно... Но коль скоро Космос бесконечен, значит, будущие и, видимо, прошлые звенья находятся рядом с нами и как-то себя проявляют. В своей работе "Монизм Вселенной" Циолковский изложил и обосновал идею о том, что высшая жизнь в Космосе "распространяется в громадном большинстве случаев путем размножения и расселения, а не путем самозарождения, как это считает классическая наука". В другой работе "Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы" Циолковский подчеркивает: "Разум и могущество высших существ, зародившихся на высших планетах, заселяют своим потомством иные миры. Они предвидят взрывы планет и угасание солнц и удаляются с них в безопасные места. Их воля почти согласуется с волей Вселенной". Возможные уровни внеземных цивилизаций классифицирует член-корреспондент АН СССР Н. С. Кардашов: "Космические цивилизации подразделяются на три типа: овладевшие энергией своей планеты, энергией своей звезды, энергией всей Галактики".

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

В этой книжечке рассказывается о некоторых событиях, происходивших с Юрием Гагариным и его друзьями еще до полета в космос. Автор — журналистка Ольга Апенченко показывает, что это за люди, космонавты, сколько им пришлось познать наук, прежде чем стать космонавтами, рассказывает о некоторых моментах их подготовки к полетам, о том, чем они живут, о чем спорят, о чем мечтают.

Многообразен мир нашего современника — космонавта, многообразны его работа, его интересы. Естественно, что автор рассказал лишь некоторые эпизоды из жизни космонавтов, а также людей, которые их готовят.

Монография, подготовленная в первой половине 1940-х годов известным советским историком Н. А. Воскресенским (1889–1948), публикуется впервые. В ней описаны все стадии законотворческого процесса в России первой четверти XVIII века. Подробно рассмотрены вопросы о субъекте законодательной инициативы, о круге должностных лиц и органов власти, привлекавшихся к выработке законопроектов, о масштабе и характере использования в законотворческой деятельности актов иностранного законодательства, о законосовещательной деятельности Правительствующего Сената. Особое внимание уделяется участию в законотворческом процессе Петра I.

Гениальный русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов умер, когда ему было всего 54 года. Перед смертью он говорил академику Штелину: "Друг, я вижу, что я должен умереть, и спокойно и равнодушно смотрю на смерть; жалею только о том, что не мог совершить всего того, что предпринял для пользы отечества, для приращения наук и для славы академии и теперь при конце жизни моей должен видеть, что все мои полезные намерения исчезнут вместе со мной".

Такой же грустью проникнуты слова замечательного ученого Ильи Ильича Мечникова: "Я знаю, что вряд ли смогу больше работать самостоятельно. Но, быть может, я еще могу служить ферментом для моих учеников, быть им полезным советами. Я оставил столько работ незаконченными… Я мог бы еще поддерживать и ободрять своих учеников, если бы мне стало немного лучше. Но не надо, делать иллюзий. Жить можно уже только изо дня в день".

Сборник включает в себя материалы III Приговских чтений, состоявшихся в 2012 году в Венеции и Москве по инициативе Фонда Д. А. Пригова и Лаборатории Д. А. Пригова РГГУ В этом смысле сборник логично продолжает издание «Неканонический классик», вышедшее в «Новом литературном обозрении» в 2010 году. В центре внимания авторов находится творчество Дмитрия Александровича Пригова как масштабный антропологический проект, рассматриваемый на пересечении разных культурных контекстов — философских исканий XX века, мирового концептуализма, феноменологии визуальности и телесности.

Монография посвящена становлению дипломатических и торговых отношений США с государствами Латинской Америки: от первых официальных контактов до дипломатического признания и подписания межгосударственных договоров. Дается оценка деятельности различных участников этих событий: политиков, военных, купцов и просто – авантюристов. Работа имеет серьезное значение для понимания развития внешнеполитических принципов США, в том числе известной доктрины Монро. Автор выявляет социально-культурные предпосылки будущих конфликтов между двумя Америками. Книга написана с опорой на широкий круг опубликованных источников и материалов из архивов США.

Человек и космос — «каменный диалог»? Благодарные современники воздвигли памятник Голиафу? «Темная» энергия «темного» вещества? Александр Македонский сражался с эвенками? Летаем на магнитной подушке? Об этом и многом другом вы узнаете из № 4 журнала. Для массового читателя.

* * * Подписная серия «Знак вопроса» издательства «Знание» выпускалась ежемесячно, начиная с 1989 года. Основная тематика серии — аномальные явления, необъяснимые феномены, загадки истории, оригинальные гипотезы. Появившись в последние годы существования СССР, серия предвосхитила перестроечный вал подобных публикаций, однако выгодно отличалась от них советским научно-популярным стилем изложения, критическим отношением к рассматриваемым явлениям, комментариями специалистов и научных работников (по крайней мере, поначалу).© znak.traumlibrary.net

Коллективная монография является результатом исследований авторского коллектива кафедры прикладной культурологии и социокультурного менеджмента факультета «Предпринимательство в культуре» Международного университета в Москве.

Название монографии не случайно. В ней два ключевых акцента. Первый концентрирует внимание на прикладной сфере культурологических исследований, связанных с теорией и практикой управления культурой и современными коммуникациями. Второй фокусирует внимание на осмыслении влияний рынка на сферу культуры и искусства в условиях перманентных социально-экономических детерминант.

Научные интересы авторов монографии разнообразны: новые культурные парадигмы; предпринимательство в культуре; имидж, репутация, бренд региона: социокультурный контекст; художественные коммуникации: от институционального курирования буржуазного типа к поиску новых форм; и др.

Монография может быть интересна и полезна как исследователям, так и специалистам коммуникационной сферы, галерейного, музейного и кинобизнеса, а также преподавателям высших учебных заведений и студентам, обучающимся по направлению «коммуникатология», «продюсерство» и «социокультурный менеджмент».

Если, читатель, Вы не знакомы с предыдущей работой автора «Мишель Нострадамус и его железные солдаты» (в дальнейшем ЖС), то здесь ничего не поймёте.

Тем кто читал «Солдат» должен сказать, что новая работа это не «работа над ошибками», которых, конечно, не удалось избежать.

Это исследование вначале затевалось, как попытка опровергнуть версию о том, что Александр Пушкин не умер от ранения, полученного на дуэли, а перебрался во Францию и стал творить, как Александр Дюма.

Однако, эта попытка «сумасшедшую» версию» не только не опровергла, но лишь подтвердила.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

М.Д.АРТАМОНОВ

ОКРАИНА

В городе сон. За полумраком черным Слышится гул и фабричный тряс. Шум сливается с звоном соборным. Четыре часа било сейчас.

В отдали зарево ало вьется, Трубы дымят, горят корпуса. Здесь пе даром жизнь достается Людям, вставшим в четыре часа!

Третьи свистки полошат зори... В корпус! в корпус!.. пора в корпуса! Ночь идет. Но затлеет вскоре Огненных зорь вдали полоса.

Окраина встала, но город спит, Город безмолвием черным покрыт.

Артамонова Мария

Обыкновенная история

Он и Она

Она узнала об этом из дневного выпуска новостей. Девушка с неестественно рыжими волосами стояла на обочине дороги и бросала в объектив холодные, профессионально-бесстрастные фразы. А за спиной у неё обшарпанная машина скорой помощи увозило то, что когда-то было его родителями.

Ошибки быть не могло.

Hа экране замелькала глупая реклама. Она схватила лист бумаги со стола, написала записку, разорвала. Hаконец, нацарапав в блокноте: "Ушла. Вернусь", спешно надела первое попавшееся и выбежала на улицу.

Сергей Артюшенко

"Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Сергей Артюшенко

Ещё кое-что о змеях

Мне было поручено отвезти в лагерь геологов кинооборудование, и начальник пограничной заставы дал мне коня. Пограничники заверили меня, что он смирный и послушный.

Всё, что можно было, приторочили к седлу, а кинокамеры пришлось положить в рюкзак, который я взвалил на себя.

Проехав километров десять, я заметил в высокой траве какую-то змею. Я спрыгнул с коня, который остался спокойно стоять на дороге, и бросился ловить змею.