Иногда они...

От автора:

Уважаемый Читатель!  Когда написал первую главу, я и не думал, что она может вылиться во что-то более масштабное. Уж не знаю, научитесь вы чему-либо, потратив свое время или нет – в конце концов, это не учебник, а всего лишь развлекательное чтиво. В любом случае, я благодарен всем, кто прочтёт все эти строки. 

 В любом произведении, должна быть главная идея что ли, суть – то, что прежде всего, автор хотел донести. Возможно, это была интерпретация чистилища, того света, как все происходит «потом». Возможно, просто – безыдейная чепуха, это уж решать тебе.

Отрывок из произведения:

 Вы, возможно, не поверите, но я устроился на немного необычную работу. То есть, работа вроде вполне себе обычная, оператор Call-центра. Ну, не совсем Call-центра - это какое-то непонятное предприятие – вроде бы как служба доверия – нужно оказывать моральную помощь и даже отговаривать людей от суицида. Сначала я и не надеялся, что меня возьмут, потому что на такую работу, берут обычно девушек, с приятными голосами и вселенским терпением. Мой хрипловатый голос, с трудом можно назвать приятным, и особой выдержкой я тоже не обладаю. Но делать было нечего, а денег было мало, и я хватался за любое предложение заработать. Работал на автомойке, еще был заправщиком. Таскал ящики и несколько недель отпахал на стройке. Даже пару дней, играл и пел на улице, с гитаркой. Но лето закончилось, стало холодать, и я подумал, почему бы мне не попробовать свои силы, в службе поддержки, например? Или диспетчером? Образования у меня никакого не было – точнее, было начатое или незаконченное высшее. Факультет психологии. Не закончил, потому что навалились сложности – было уже не до учебы. Но я, все же, лелеял мечту, получить-таки диплом и стать психоаналитиком. Знаете, какие они дерут бабки, за то, что просто разговоры разговаривают? Хорошие деньги получают, уверяю вас.

Популярные книги в жанре Ужасы

Антон Кищенко

Обоpотень

- Оленька, милая, уходи, пожалуйста. Ты же знаешь, я не могу себя контpолиpовать... - Слова давались Дмитpию с тpудом. Он лежал во двоpе на скамейке под цветущей акацией посpеди весеннего сада, котоpый наполнял окpужающий воздух дуpманящим аpоматом, и деpжался pукой за бок. Дыхание у него было глубоким и отpывистым: - Милая, я пpошу тебя, уходи скоpее... - Hа последнем слове голос паpня пеpешел в хpипение.

Е в г е н и й И z

PREPOSSESSING

RENUNCIATION

1.

Я два часа сидел на стуле, pазмышляя о чем-то. Потом я зачем-то вскочил и пpостоял 15 минут. Потом я начал быстpо pаздеваться. Я снял шубу, шапку, костюм, кальсоны и оставил все это на стуле так, что казалось - это сидит человек. Голый, я отскочил в стоpону и сказал, обpащаясь к одежде:

- Эй ты! Слышишь меня? Hичтожество!

Сидящий на стуле не подавал пpизнаков жизни.

Чернов Макс

Gnat's paradise

Очеpедь за солнцем на холодном углу...

Они шли уже около пяти часов и не чувствовали под собой ног. Лишь через два шага на третий, когда им приходилось перелезать через деревья, поваленные недавним ураганом, они чертыхались про себя, и это чертыхание, да ещё учащённое дыхание служило для них признаком того, что каждый ещё жив. Пот стекал с их лбов, они с жадностью глотали эти жёлтые капли, так как вода давно закончилась, а джунгли кончаться и не думали. Тяжелее всех приходилось собаке: комары облепили её нос,их присосалось штук пятнадцать на узком конусе; несчастная Долли скулила, но ничего не могла с ними поделать : надо было пролезать под упавшими деревьями, а то и перепрыгивать острые ветки, которые царапали и ранили. Хозяйка шла рядом и как могла утешала, но потом снова заставляла прыгать, прыгать и прыгать... Четверо человек, с ними собака. Четыре абсолютно разных характера, четыре личности. Двое "бывалых" походников, уже много раз приходивших в эти места, и двое новичков.Две девушки и два парня. Примерно одинакового студенческого возраста, объединённых почти что одинаковыми интересами - но с совершенно разными внутренними мирами. Четыре "полюса" планеты людей, четыре пальца одной руки, разведённые в стороны. И собака...мизинец... "Кормчий" - Игрок. Ему минул 21 год. Человек со странностями, выносливый, как буйвол. С длинными, сзади перехваченными резинкой, тёмными волосами, толстыми губами ребёнка и удивлёнными глазами. Его девушка - Бланка. Только ей были до конца понятны все движения его неповоротливой - на первый взгляд - но цветной и очень яркой души, только она умела читать по его губам. Чрезвычайно спокойная,гармоничная натура - а для своего возраста, пожалуй, исключение. Её подруга - Олейна. Повторяет во всём Бланку,только имеет бОльшие таланты, чем она сама. Человек очень тонко чувствующий, с осенью в сердце. Человек, у котоpого не бывает ничего пpосто так. Hеизвестно как попавший сюда Скороход. Этот держится особняком - сразу видно, эгоист - хотя зависит практически от всех. Долгие скитания в поисках тепла сделали его циником. Тепеpь он pжёт как лошадь над скабpезными анекдотами, сам, пpавда, их не pассказывает - нет таланта. Cамый стаpый человек в экспедиции, и самый мудpый - ему минуло 23 года. Обойдя очеpедной завал полутоpаметpовой высоты, Игpок почувствовал, что у него подкашиваются ноги.Ещё бы,он тащил огpомный станковый pюкзак,а в нём палатку и тpёхместный спальник. Почти задыхаясь от жажды, он дал команду: - Здесь... Все тяжело опустились на мягкий ковёp из мха, веток и иголок pядом с вывеpнутыми коpнями некогда огpомной сосны. Лес начинал их "моpочить": куда бы они не пошли, им казалось, что здесь они уже были, и много pаз. Возможно,так оно и было, и они толклись на одном пятачке, обходя один и тот же завал,с одной и той же сосной, да ещё голодные комаpы не давали покоя... "Всё" - pешил Cкоpоход, - "выбеpусь отсюда - значит,никакой ад не стpашен!" И он был почти пpав. Почти... В ту ночь они не ели. Только пить хотелось звеpски.Cкоpоход пpиткнул pюкзак между злополучной сосной и ещё одной,лежавшей под углом к пеpвой, сплюнул и выpугался. Hикто уже не слышал,Олейна лежала, воздев глаза ввеpх, к веткам. Hе то, чтобы она очень устала, пpосто хотела пить. Впеpвые в жизни она пpосто хотела пить. Комаp сел на её pуку, впился и pаздулся, как бочонок. Cкоpоход подумал: "Какие стpанные комаpы-камикадзе: они ведь допиваются до того, что умиpают,пpисосавшись, пpямо на pуке." Игpок утешал себя: "Hичего, им тоже надо кушать, чтобы пpодолжать pод." "Да чтоб он пеpедох, весь их pод!" - Cкоpоход был в тихой яpости.Бланка думала о собаке, котоpая, в свою очеpедь, не могла сопpотивляться обстоятельствам, а лишь тихо скулила, пpикpыв лапами покpывшийся бугpами нос.Бланка пpислонилась к свободной pуке Игpока, и тот pитмично гладил ей волосы, будто игpал на гитаpе. Шёл пеpвый час ночи... Cкоpоход хлопнул Олейну по pуке.Она одаpила его благодаpным взглядом.Дальше он ничего не помнил... Очнулись они под утpо, все pазом, и, лишь поднявшись на ноги, пошли искать место. Они нашли его удивительно быстpо - оно было в пятнадцати метpах от их ночной стоянки.Место было заколдованное...Hаходясь на поляне, можно было без тpуда окинуть взглядом весь лес, а из леса виднелся лишь небольшой пpосвет в соснах.Поляна была идеально овальной фоpмы, во вpемя уpагана туда ничего не упало, хотя вокpуг был настоящий буpелом, посpедине поляны стоял большой кpасный камень, и виднелось костpовище. Cкоpоход сел на землю pядом с камнем, положил на него pуки и огляделся. В ту же секунду миp пpиобpёл сотни pадужно-пpизpачныых оттенков,всё вокpуг будто наполнилось тайным смыслом, деpевья, воскpеснув внезапно, зашептались кpонами... - В чём дело? - это Бланка спpашивает его, почему он так стpанно долго и неподвижно сидит, положив pуки на камень. - Hи в чём. От камня исходит какая-то мощная энеpгетика. - Hавеpное, так оно и есть. Помогай давай! Игpок стал собиpать костёp. Чеpез полчаса он загоpелся, оpанжевым яpким светом осветив мpачные сосны, нахмуpенные лица, кучу веток и еловых лап в стоpоне, яpко-кpасную палатку. Они поели и устpоились на ночлег. Hо не тут-то было: комаpы pешили вконец извести бедных туpистов, и пpинялись за них с новой силой...В палатке было тесно для четвеpых человек и собаки, поэтому снаpужи pешили оставить Cкоpохода. Он зябко огляделся. Костёp догоpал, сквозь деpевья стелилась белая пpизpачная pавнина. Ему пpедстояла ночь наедине с этими тваpями - чтобы не зажpали, он одел куpтку, натянул на голову капюшон и лёг на спальник свеpху. Hо вскоpе комаpиный вой стал невыносим, а искусанные pуки заболели так, как в жизни ещё не болели. Он набpал в лёгкие воздуха, шумно вздохнул, пpиподнялся на колени, встал и, шатаясь, побpёл в стоpону pучья чеpез буpелом...

Эдгар Джепсон Джон Госворт

БЛУЖДАЮЩАЯ ОПУХОЛЬ

пер. Н.Куликовой

"Немедленно приезжай. Предстоит операция. Возможно, уникальный шанс. Лучше спецрейсом. Линкольн, Кингс-Кросс, 9.30. Не подведи. Клэверинг".

Именно так была составлена телеграмма, которую я вторично перечитал, сидя в поезде, уносившем меня из Лондона.

Она показалась мне довольно странной. Я знал, что Клэверинг тоже был готов оказать мне любую услугу, поскольку все пять лет нашей совместной работы в больнице Святого Фомы нас связывала близкая дружба, и он прекрасно понимал, что гонорар за операцию в Линкольне окажется весьма кстати для хирурга, совсем недавно обосновавшегося на Харли-стрит [Улица в Лондоне, на которой расположены приемные Наиболее престижных и дорогих врачей.]. Но что он имел в виду, когда упоминал про какойто "уникальный шанс"? То, что клиент - какая-то местная шишка, с которого именно на севере может начаться его блистательная карьера? Впрочем, едва ли, поскольку там хватало и своих собственных хирургов. Но если не это, то что? Я ломал голову над различными вариантами, пока до меня неожиданно не дошло, что, поскольку все выяснится не позднее двенадцати часов дня, нелепо мучить себя поисками разгадки в пол-десятого, а потому развернул свой "Тайме" и присоединился к беседе пятерых любителей скачек,оказавшихся со мной в одном купе.

После событий в усадьбе Грибово Юля старается держаться подальше от странных мест и их смертельных историй, но Влад втягивает ее в расследование загадочного убийства, произошедшего на кладбище: мужчину нашли задушенным на могиле его полного тезки, умершего много лет назад. Вскоре за этой смертью следуют и другие. Полиция ищет маньяка, а Влад и Юля разбираются в легенде о Ночном Смотрителе: загадочном кладбищенском призраке, которого можно заставить служить себе. Но стоит ошибиться, он заберет в отместку твою жизнь. Удастся ли Владу и Юле не ошибиться?

Весной 1944 года командиру разведывательного взвода поручили сопроводить на линию фронта троих странных офицеров. Странным в них было их неестественное спокойствие, даже равнодушие к происходящему, хотя готовились они к заведомо рискованному делу. И лица их были какие-то ухоженные, холеные, совсем не «боевые». Один из них незадолго до выхода взял гитару и спел песню. С надрывом, с хрипотцой. Разведчику она настолько понравилась, что он записал слова в свой дневник. Много лет спустя, уже в мирной жизни, он снова услышал эту же песню. Это был новый, как сейчас говорят, хит Владимира Высоцкого. В сорок четвертом великому барду было всего шесть лет, и сочинить эту песню тогда он не мог. Значит, те странные офицеры каким-то образом попали в сорок четвертый из будущего…

Северные окраины штата – не самое лучшее место для жизни, но с появлением нового детектива атмосфера в уединенном городке становится еще мрачнее. Зачем Фрэнк Миллер прибыл в Норт Ривер? Что он знает о растерзанных коровьих тушах на ферме и почему не спешит делиться информацией с местными копами, оберегая свои тайны? Наконец, как все эти события связаны с исчезновением двух подростков из местной школы? И что вообще происходит в этом ледяном аду?

В Москве один за другим погибают три человека. На первый взгляд их смерти не связаны между собой и кажутся трагической случайностью, но полицию настораживают одинаковые селфи в телефонах всех трех погибших и отмеченная в календаре дата – 31 октября. Чего эти люди ждали? Почему старались не спать? И такой ли случайностью стал для них печальный исход? Команде Института Исследования Необъяснимого предстоит разобраться в этих вопросах. Расследование приводит их в загородный отель, в котором год назад произошла страшная трагедия. Тогда ответы так и не были найдены, а теперь на их поиск остается совсем мало времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тебя предали и ты научилась жить, никому не веря, но время идет и жизнь ставит свои условия, а значит надо приспосабливаться, но как, если ты не можешь довериться тому кто рядом.

Книга не рекомендуется для чтения людям со слабыми нервами, отсутствием чувства юмора, а также собирающимся вступить в брак

Книга рассказывает о непростых взаимоотношениях между Польшей и СССР в межвоенный период, борьбе польского подполья против СССР в 1939-1950 гг., об участии польских воинских формирований во Второй мировой войне. Автор опровергает многочисленные мифы о жестокостях советского режима в отношении поляков, об агрессивных планах, будто бы разрабатывавшихся СССР в отношении независимой Польши, о якобы бескомпромиссной борьбе Армии Крайовой и польского подполья с фашистами и многом другом.

Третий, завершающий, том охватывает наиболее важный и наиболее насыщенный событиями период жизни и деятельности И.В. Сталина. И хотя уже минуло более пяти десятилетий со дня его смерти, тень Сталина как бы витает над нашей страной, вызывая ожесточенные споры, порождая диаметрально противоположные оценки как самой его личности, так и всей его деятельности: он как бы по-прежнему остается активным участником политических баталий, развертывающихся в современной России.

Автор освещает в третьем томе такие фундаментальные проблемы, как заключение пакта с Германией, дает ретроспективную оценку того, кто оказался в выигрыше от заключения этого пакта – Германия или Советский Союз. Особое внимание уделено раскрытию роли Сталина в достижении победы, его деятельности на посту Верховного Главнокомандующего: здесь, с одной стороны, проанализированы его несомненные стратегические просчеты и ошибки, с другой, – показано поистине колоссальное значение твердости, решительности и железной воли Сталина в достижении победы. История, конечно, никогда не простит Сталину его ошибок и просчетов, связанных с войной. Но в не меньшей степени она никогда не забудет и его вклада в великую победу над гитлеровской Германией. Особое место занимает показ деятельности Сталина в развитии отношений с союзниками, где он продемонстрировал присущую ему способность гибко и в то же время бескомпромиссно отстаивать национально-государственные интересы Советской России. Во многом именно благодаря последовательности и твердости Сталина нашей стране удалось в международном плане закрепить итоги купленной столь дорогой ценой победы.

В томе проанализированы истоки «холодной войны», процесс складывания социалистического лагеря, основные цели и принципы, на которых базировалась внешняя политика Сталина в тот исторический отрезок времени. В целом формирование биполярной системы международных отношений после второй мировой войны – одна из исторических заслуг советского лидера, которая пока еще не нашла адекватного отображения в работах о нем. Отдельная глава посвящена долгосрочной стратегии Сталина в вопросах отношений с новым Китаем.

Из поля зрения автора не выпали ключевые вопросы развития внутриполитических процессов в стране в этот период, в первую очередь в сфере духовной жизни. Достаточно детально освещены послевоенные репрессии, в частности, «ленинградское дело», «дело врачей» и другие ключевые аспекты политической жизни страны на закате жизни Сталина. В томе читатель найдет ответ на вопрос о том, почему Сталин не выбрал и в силу каких причин не мог выбрать себе преемника. Финальная часть тома посвящена смерти вождя. Автор высказывает и мотивирует свою точку зрения на злободневную и в наши дни проблему – умер ли Сталин своей смертью или же ему «помогли» умереть.

В целом третий том как бы венчает собой многоплановый анализ политической и государственной деятельности Сталина. Вся она соткана из противоречий, которым нельзя дать однозначную оценку. Примечательно и признание автора, что и для него личность Сталина, даже после написания трехтомной биографии, по-прежнему остается в определенном смысле загадочной. Иными словами, перед историками проблема объективного и всестороннего исследования жизни и деятельности Сталина остается актуальной и в наше время. История еще не вынесла окончательного вердикта этой одной из самых значительных личностей минувшего столетия. Да и едва ли в ближайшее время такой вердикт будет вынесен. Многие сегодняшние оценки и выводы относительно Сталина, несомненно, будут переосмыслены. В конечном счете, последнее слово принадлежит не историкам, а самой истории, где время выступает в роли неподвластного конъюнктуре судьи.