Инферно

В этот поздний час любой прохожий, следующий по пустынной улочке мимо здания медицинского вытрезвителя, решил бы, что наконец-то русский народ окончательно спятил. Ничем другим объяснить происходившее внутри заведения было невозможно.

Зарешеченные окна первого этажа, распахнутые настежь, вздрагивали с частотой шестьдесят раз в минуту. Вздрагивали от глухих ударов чего-то твердого по чему-то не менее твердому. Низкий тембр ударов сопровождался высоким дребезжащим звуком, словно при соприкосновении стекла с железом. И в аккомпанемент грохоту в живой уличный эфир врывался хор грубых мужских глоток, исполняющих суперхит семидесятых: «Наша служба и опасна, и трудна…»

Рекомендуем почитать

– Подъем!!!

Это, похоже, мне. Точно, мне. Потому что я тут один. Соседа-попутчика увели (или увезли) полчаса назад вместе с вещами. Но я уточню, вдруг сержант что напутал?

Сержант, однако, не напутал. Ясно, лишние вопросы в приличном месте задавать не принято. Синяк от дубинки заживет через неделю-две.

– Понятно?

Понятно. Очень больно. Очень неприятно. Очень обидно. Потому что напрасно. Не столько дубинкой, сколько по жизни.

Июль, 1992 год

Олег поднялся со стула, механически, почти рефлекторно хлопнул себя по нагрудному карману рубашки, проверяя, на месте ли удостоверение, взял со стола брошенную связку ключей. Взглянул на часы. Семь вечера.

Еще тридцать минут назад он с грязной совестью мог отчалить из родной гавани, но задержался, разбираясь с просроченным материалом. И все же сегодня, по его меркам, он уходил рано – обычно приходилось зависать как минимум до восьми. Ничего не поделать: лето – период отпусков. Все хотят солнца, моря, чистого воздуха и расслабухи. Народа в отделении остается как в райкоме, из которого все ушли на фронт. А граждан воров и бандитов не волнует ментовский график отпусков, они, подлецы, бомбят как зимой, так и летом. Заявления сыплются, потерпевшие обивают пороги, начальство топает ногами, в общем, волей-неволей взопреешь, бегая по территории и отписываясь в душном кабинете.

– Знаешь что, голубь мой, ты мне здесь кончай свою самодеятельность. Что, заняться нечем? Так я тебе быстро работу найду, чтоб глупости всякие в голову твою распрекрасную не лезли.

– Павел Андреевич, но ведь это же не кражонка и даже не гоп-стоп. Мокруха. Человек мой сам видел, как мужика под мышки из подъезда вытащили и в машину затолкали. А в подъезде том потом квартира выгорела, и в ней еще одного нашли.

– Ты что, детективов начитался, про шпионов? У мужика, может, с сердцем плохо было, а в квартире пьяница уснул в постели да хабарик потушить забыл, а ты сразу – Мокруха, Мокруха. Паникер.

Июнь 1990 года. Жаркое южное солнце раскалило крышу СИЗО города Владикавказа, отчего внутри тюрьмы, битком набитой подследственными, температура превышала все мыслимые пределы. В одной из камер с двухъярусными нарами, где сидели особо опасные, распахнулась дверь, и конвоир ввел парня лет двадцати восьми, причем, в отличие от всех обитателей камеры, он был русским.

— Кузьмин, — представил его конвоир. — Наркотики. — И подтолкнул его в камеру. — Располагайся.

Этот звук раздражал меня больше всего на свете. Он исходил от такой ярко-рыжей штуковины, располагающейся на моем столе и именуемой телефонным аппаратом. И раздражал меня даже не противный тембр звонка и не этот безумный рыжий цвет, а несомненно положительное качество так не вовремя звонить. Этим качеством телефон изрядно напоминал мой домашний будильник, и поэтому я по инерции сначала бил по телефону ладонью, а уж только потом снимал трубку.

– Обилечиваемся, дорогие мои зайчишки, обилечиваемся, ушастые. Кто билетик не возьмет, тот на шапочку пойдет! – бабуля-контролер, на ходу поигрывая легкими рифмами, ловко продиралась сквозь бурелом пассажиров к задним сиденьям автобуса. – Ты, моя красавица, обилечиваться будешь, али на старость копишь? Студенческий? Ах ты, умница! Ну, учись на здоровье, душа моя, на дураках воду возят.

Бабуля поправила сумку с выручкой, погладила, словно любимого кота, валики билетов, похожие на рулончики туалетной бумаги для куклы Барби, и двинулась дальше.

Я вырубил его с первого раза.

Обычно он вырубался со второго, а то и с третьего. Искрил, шипел, норовя ударить своими вольтами и амперами. Давно бы следовало его заменить на более мирный, домашний. Чтоб «щелк» — и темно.

Согнувшись, я на ощупь дополз до своего спального места и вытянул ноги. Кайф! День выдался ужасно тяжелым, и я надеялся уснуть быстро и крепко, несмотря на колющую боль в правой пятке. Детская травма.

Мешавший на первых порах, а теперь ставший таким родным шум в трубах усыплял лучше всякого снотворного. Я в блаженстве повернулся на бок, подложил ладони под голову и закрыл глаза. Спокойной ночи, мой дорогой друг Флавиан Арнольдович, спокойной ночи…

Андрей пробежал глазами по витрине канцелярского отдела и, не найдя нужную ему вещь, обратился к продавщице:

– Девушка, глобусы есть?

– Вы тоже из милиции?

– Угу, – промычал, кивая, Андрей.

– Час назад последний купили. Лейтенант какой-то. Сходите на площадь, там большой магазин, наверное, еще остались.

– Спасибо, уже был.

Андрей на пару секунд замешкался у прилавка, не решаясь уйти сразу.

– Может, подойдет карта полушарий? Они у нас хорошего качества, – продавец указала пальчиком на стеллаж.

Другие книги автора Андрей Владимирович Кивинов

Два друга – Андрей Гончаров и Алексей Девятов – придумали прибыльный бизнес. Первый изображает из себя экстрасенса Святозара, а второй собирает о клиентах информацию. Святозар разыскивает без вести пропавших, возвращает блудливых мужей в семью, притягивает удачу и становится очень популярной фигурой в Санкт-Петербурге. Но это приносит не только плюсы, но и минусы. И когда на кону жизнь любимого человека, ему приходится сотворить настоящее чудо. Восьмисерийный телесериал по роману снят кинокомпаниями Magic Factory и TM production в 2017 году, режиссер Михаил Хлебородов, в главных ролях: Юрий Чурсин, Анна Старшенбаум, Дмитрий Хрусталев.

He ходите, бизнесмены, в Африку гулять! Не знавший об этом запрете предприниматель Данилов таинственным образом исчезает в одном из заповедников ЮАР. Есть все основания предполагать, что большие злые крокодилы здесь совершенно ни при чем! На поиск бизнесмена командированы сотрудники питерского ГУВД Плахов, Рогов и Уваров… Но даже покровительство одного из местных вождей не спасает ментов от происков гадкого, нехорошего, жадного злодея…

Жизнь состоит из историй. Но запоминаются не все, а только интересные. Милицейская жизнь – не исключение.

Кто-то пытается истории сочинять. Но иногда сочинять ничего и не надо – достаточно внимательно посмотреть. Иногда послушать. Иногда поучаствовать. А потом рассказать.

«Правда необычайней вымысла, – заметил Марк Твен, – вымысел должен придерживаться правдоподобия, правда в этом не нуждается».

Прочтите – и убедитесь.

Лучшие милицейские байки и подлинные истории от Андрея Кивинова.

Кличка его Актер. Профессиональный убийца, временно залегший на дно, вновь выходит на кровавую тропу преступлений. Сыщик Сергей Волгин ведет охоту на матерого хищника. Ни тот, ни другой не знают, что в игре, в которую оба втянуты, они всего лишь марионетки.

Неожиданное счастье, свалившееся на простого паренька, курьера туристической фирмы, оборачивается для него самым серьезным разочарованием. В числе его недругов – директор элитного автосалона и криминальный авторитет, "теневой хозяин" уральского городка. Казалось бы – исход такого неравного противостояния предрешен… Однако жизнь вносит свои коррективы. Особенно если ее в любой момент могут отнять…

Две повести из книги «Одноклассница.ru. Любовь под прикрытием»

Преступником гражданина может признать только суд. Ну ещё оперуполномоченный Ларин. Кто дал ему такое право? Да никто. Он взял его сам. Протестующих не было.

Повести Андрея Кивинова о приключениях капитана Ларина давно стали классикой детективного жанра.

Охота на олигарха — хобби для настоящих мужчин. Не каждому выпадает такой шанс. Плахову и Рогову «повезло». Их мишень пасется на сладком пастбище Каннского фестиваля, и операм предстоит сафари на фоне лазурного берега. Вот только не каждое сафари обходится без риска для жизни…

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Мэри Фитт

Лабиринт

Супериндендант Маллет и доктор Фицбраун

перевод М.Павлычева

Глава 1

* 1 *

Мнения всех сходились к одному: тот, кто дал имена сестрам Хатли, был наделен своего рода даром предвидения и действовал из злости. Алитея {Истина (др.- греч.)} не имела ни малейшего представления об истине, и это знали все ее друзья, а Анджела {Ангел (лат.)}, обладательница длинных золотистых волос и ангельской внешности, была самой настоящей дьяволицей.

Юрий Иванович Константинов

Путешествия для избранных

(Из цикла "Приключения Аллана Дэвиса")

Когда Аллан Дэвнс, двадцатичетырехлетний репортер вечерней газеты, коротая время перед телевизором в своей неуютной холостяцкой квартирке, со скуки записал вопросы самой популярной в стране викторины-шоу "Капризы старой леди", он и в мыслях не держал, что станет победителем.

Но бесстрастно анализировавший ответы компьютер отдал предпочтение именно ему, и спустя месяц приглашенный в студию, где его ослепили мощные юпитеры и смутили приветствия статистов и зрителей, Дэвис узнал, что он и есть новый телечемпион и обладатель главного приза - лицензии фирмы "Феникс" на кругосветное путешествие.

Евгений Кукаркин

Дельфинарий

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

НЕ ВСЕ ОТДЫХАЮТ В КРЫМУ

Все поздравляли меня с успешной защитой диссертации. Знакомые и незнакомые люди говорили комплементы, вяло жали ладонь и спешно направлялись к выходу. Вдруг, жесткая рука, удачно схватив ладонь, тряханула ее так, что у меня чуть слезы не брызнули из глаз. Передо мной стоял крепкий незнакомец с жестким выражением лица, короткой стрижкой и глубокими пронзительными серыми глазами.

Евгений Кукаркин

Эксперимент

ПРОЛОГ

Это не правильно, когда говорят, что профессию мы выбираем. Запомните, профессия выбирает нас. Одни становятся профессионалами, другие и их большинство, существуют до пенсии.

Мы родились в непонятное время. Даже в институт поступить не можем. Знаменитый Хрущевский указ рекомендовал нам пройти двух годичную практику на заводе и после, даже с тройками, поступать в высшее учебное заведение.

Евгений Кукаркин

Горечь победы

Наконец-то мы прибыли в Малакку. Напряжение перехода сразу спало и матросы загомонили, пытаясь правдами и неправдами выбраться на палубу посмотреть на незнакомый город-порт. Я привел себя в порядок и отправился в город на представление командующему объединенными силами адмиралу Макрейзеру.

Мне быстро подсказали куда проехать. Здание штаба ВМОС находилось на горе, откуда весь город был как на ладони.

Евгений Кукаркин

Урок истории

ЗАЩИТА.

- Я утверждаю, что Святослав в сражении под Доростолом не был побежденным, как утверждают Византийские историки, он был победителем, - так заканчивал я свою диссертацию о Великом Князе Святославе. - Действительно, продержись Святослав в Доростоле еще неделю и тогда неизвестно какие печальные события могли бы произойти. Император греческий Иоан Цимиский, спешил на любых условиях заключить мир, так как боялся потерять вечно шатающийся трон. Он рвался в Константинополь, потому что знал, что сторонники свергнутого им императора Никифора вот-вот возведут на престол его отпрыска, Феофана. Вечно враждующие полководцы Фока и Склир не могли заменить его под Доростолом и не было к ним доверия после страшного поражения от росичей под Адрианополем, которое было за год до Доростола. У меня все.

Кушталов Александр

Домашние тапочки и пчелы

Дорогие читатели! Вновь вынужден обратиться к вам с разъяснительным предисловием. Я и сам искренне думал, что рассказ "Дело об обойных маньяках" является скромной пародией в детективном жанре, которая, как я уже писал, попала ко мне совершенно случайно. Каково же было мое неподдельное удивление, когда очередная почта принесла мне довольно объемный пакет, в котором находилась очередная история о знаменитом сыщике-консультанте, блестящем математике, профессоре Александре Васильевиче Холмском! Автор этой рукописи по-прежнему желает оставаться неизвестным. Трудно сказать, что тому может быть причиною. Гадать я не буду, а просто ставлю вас, читателей, в известность перед этим фактом. Что касается меня, то далеко не все мне нравится в его рассказах. Например, я бы изменил фамилию главного действующего лица - уж больно она, эта фамилия, Холмский, перекликается с фамилией всемирно известного сыщика Конан Дойла, отчего рассказ сразу приобретает оттенок шутейности. Не знаю - может быть, автору так и хотелось! Вольно же ему! Мне лично кажется, что созданный автором характер вполне претендует на определенную новизну, ибо это явно русский характер.

Виктор Леденев

Неделя на ликвидацию

"Теперь твою возмужалость.

И непокорность судьбе

Оценит горький и трезвый

Суд, равных тебе"

Редьярд Киплинг

"Бремя белого человека"

"Большинство дебютов шахматных партий

начинаются с продвижения одной или не

скольких пешек, чтобы дать возможность

ввести в бой более тяжелые фигуры"

" Начальный курс шахматной игры"

СПБ, 1912 год

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«От сумы и от тюрьмы никто не застрахован», – говорят в народе. Мы согласны с первым, но со вторым готовы поспорить. Страховая компания «Общачок-лимитед» предлагает Вам свои услуги на случай неожиданных проблем!

Застраховавшись у нас, Вы в случае упомянутых неприятностей получаете бесплатного адвоката, передачки в течение срока следствия, хорошо проветриваемую камеру с телевизором и прочие удобства. Кроме того, предусмотрено медицинское страхование, позволяющее получить компенсацию за телесные повреждения, нанесенные Вам сотрудниками правоохранительных органов при Вашем задержании.

Жора влетел в мой кабинет, как метеорит в плотные слои атмосферы. По обыкновению шарнув дверью по стенке. Дверь отрикошетила и захлопнулась на «собачку».

– Андрюхин, брат! Выручай! У меня кризис! У Жоры все время кризис. По причине кризиса в голове. Кризисная натура. Ничего не успевает, потому что хочет успеть везде.

– Что такое?

– Не разорваться. Свалилось все в кучу… Короче, пару недель взад барыга один с заявой притащился. На него накатывает команда одна. Вроде карагандинские. Ну, как обычно – «бабки» трясут. Долг якобы какой-то. Никакого долга наверняка нет, «крышу» просто хотят поставить. Я ему – давай, мужик, забивай с ними «стрелу», мы подкатим, всех повяжем, больше наезжать не будут.

Закрытое, совершенно секретное совещание уголовного розыска 85-го отделения милиции протекало в сугубо деловой, но при этом творческой обстановке. На нем присутствовали оперативные уполномоченные и руководство в лице специально приглашенного заместителя начальника отделения Олега Георгиевича Соловца. Или просто – Георгича. Наличие шефа являлось обязательным – слишком серьезным был повод для экстренного сбора. Разрабатывался план операции под кодовым названием «Клюква в шоколаде», проводимой ввиду ухудшения криминогенной обстановки на территории, и в связи с присвоением сразу двум сыщикам очередных званий.

В каком-то научном журнале о жизни фауны я вычитал, что с точки зрения кошаков Господь создал людей с одной целью – кормить этих самых кошаков. Вероятно, с точки зрения моего собрата по ремеслу Жоры, я существую на белом свете исключительно, чтоб добросовестно и самоотверженно вкалывать вместо него. Возможно, я немного заблуждаюсь, но ничего другого в голову не приходит, когда в очередной раз Жорин кислый лик возникает в дверном проеме моего кабинета. Именно с таким выражением физиономии он обычно просит поможения в оперативно-розыскной деятельности, коей мы вынуждены заниматься по долгу службы. «Если ты откажешь, я покончу с собой из табельного оружия», – сообщают мне бездонные Жорины очи, поэтому я стараюсь не отказывать. В настоящую секунду взгляд коллеги полон такой безысходности, что застрелиться хочется самому.