Инфекция

Таинственный вирус поражает миллионы людей. Три дня спустя его жертвы приходят в себя с единственной целью — распространять Инфекцию. Пока мир катится в бездну, некоторые Инфицированные продолжают меняться, превращаясь в ужасных чудовищ.

В одном американском городе небольшая группа людей борется за выживание. Сержант, командир танка, закаленный годами войны в Афганистане. Уэнди, женщина-коп, продолжающая защищать закон и порядок в стране беззакония. Этан, учитель математики, разыскивающий свою пропавшую семью. Тодд, ученик средней школы, увидевший в конце света свой второй шанс. Пол, священник, мучимый вопросом, почему Бог оставил своих детей. И Энн, их таинственный лидер, питающая почти фанатичную ненависть к Инфицированным.

Вместе они пробиваются к огромному лагерю беженцев, где нашли защиту тысячи людей. Руководство лагеря попросит их выполнить миссию, от которой зависит жизнь всех его жителей — отправиться в самое сердце Инфекции.

Отрывок из произведения:

Когда началась эпидемия, Этан, находясь на грани нервного срыва, пытался объяснить классу решение уравнений с помощью разложения на множители.

Царапая мелом на доске уже третий пример, он услышал вдалеке первый крик. Мел сломался у него в руке, и он чиркнул по доске ногтем. Его даже передернуло от отвращения.

— Попробуем снова, — сказал он, пристально глядя на класс поверх очков.

Некоторые ученики ухмыльнулись в ответ, вдруг заинтересованные его тоном, в то время как остальные, сгорбившись над партами, продолжали смотреть в окно — кто нетерпеливо, кто безучастно — на зеленую лужайку, залитую весенним солнечным светом.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

История Биба Фортуны Я сброшу Джаббу с трона в день переворота, думал Биб Фортуна, покидая тронный зал своего хозяина для секретного разговора с монахами Б 'омарр. Мои стражники швырнут его на решетку над пещерой ранкора. Пускай поваляется там-, смотря на бушующего внизу зверя и слушая его рев, пускай знает, что, когда я открою дверцу и он упадет, ранкор сожрет его. И пусть узнает перед смертью, что я унаследую его добро и его преступную организацию и ничто меня не остановит!

Жара.

И солнце.

И песок.

И мертвые тела. Или умирающие.

Тела, в которых пока есть кровь, еще не пролившаяся в татуинскую пыль, на опаленные солнцем камни Мое Айсли, не впитавшаяся в мокрую от пота одежду, купленную за тысячу планет отсюда. Не более чем капля, блестящая на обмякших губах, вылившаяся из хрупкого горла, не более чем тонкий, словно пером нанесенный, рисунок возле их ноздрей.

У тех, кто обладает такими предметами, как ноздри или кровь.

Считанные дни до событий Эпизода I «Призрачная угроза».

Эпоха Старой Республики медленно и мучительно тянется к закату. Торговая Федерация, недовольная политикой повышения пошлин и таможенных сборов, тайно планирует блокаду процветающей планеты Набу. В альянсе с ситхами они намерены, используя Мир Набу в качестве заложника, оказать жесткое давление на Сенат Республики и расколоть ее.

После долгих лет ожидания ситх Дарт Сидиус делает первый шаг к своей мечте — поставить Республику на колени. Но возни -каст сложнейшая проблема: даже без искусства направления Beликой силы ситх понимает, что один из его помощников — предатель. Дарт Сидиус приказывает своему ученику, юному и безжалостному Дарту Маулу, выследить изменника...

Магистр Йода и кореллианин Лорн Паван, молодые падаваны Оби-Ван Кеноби и Дарша Ассант, Куай-Гон Джинн и сенатор Кос Палпатин — в преддверии Звездных Войн! 

Все началось в тот день, когда Джабба Хатт приобрел двух новых дроидов.

Не то чтобы прибытие новых рабов в уединенный пустынный дворец Жир-нотелого было значительным событием для Пор-селлуса, изможденного шеф-повара этого криминального босса. Когда Малакили, смотритель хаттского ранкора, сообщил ему о новом прибавлении, единственным вопросом повара было: «Чем они питаются?» На что Малакили ответил: «Они — — дроиды». Он сидел, взгромоздившись на край длинного и массивного кухонного стола, ковыряясь в двух кубометрах потрохов рососпин-ника и поедая беньеты (обжаренные ломтики фруктов в тесте). Вокруг беньетов Порселлуса в Мое Айсли складывались небольшие культы — нужно добавить, это были едва ли не самые странные объекты почитания в этом порту. В одной из четырех печей у Порселлуса был огромный котел с ними, и в длинной, с низкими стенами кухне стоял неимоверный жар. — Хорошо, — сказал Порселлус. Он не то чтобы возражал, когда кто-то приходил на его кухню, чтобы выпросить перекусить.

Барада был родом с Клатуина. По ночам ему снилось, что он все еще жил там, чувствовал свежий ласкающий ветер на своем лице… Конечно, в его грезах лицо не было в шрамах и перекошенным, да и в своих снах он не был заключенным, рабом хатта. По ночам, когда он спал на своей койке, Барада все еще был молодым, полным надежд, планирующим оставить Клатуин и отправиться в поисках приключений на захватывающие планеты в бескрайних просторах Империи. Но приходило утро, и Барада просыпался. Моргал несколько раз, сны и воспоминания о семье и его детстве медленно покидали разум. Клатуин, думал он сурово. Приключения. Он вставал, тер лицо большими, сильными ладонями. Он знал, что никогда не увидит свой родной мир. Он проведет остаток своей жизни на этой пустынной планете, заботясь о репульсорном флоте хатта.

Время и место действия — XX век, Земля: огромная Сибирская республика, созданная еще легендарным Ермаком Тимофеевичем. Перед нами мир, в котором причудливо переплелись знакомые и мифологические реалии. Наука и магия мирно сосуществуют. Паровоз и аэроплан не исключают философского камня и магического кристалла. Главные герои романа принадлежат к числу могущественных и гордых «и-чу» — Истребителей Чудовищ. Без них не выживет ни одна страна мира, они пользуются многими привилегиями, но у них много врагов. Слишком много. В бой с ними и вступает «последний и-чу» — Игорь Пришвин.

Иногда полезно поговорить с незнакомцами, особенно если терять в этой жизни уже нечего. Поэтому Степан Ладынин легко воспринял появление на Гоголевском бульваре двух инопланетян, чем бы эта встреча ни была: последней улыбкой судьбы или первой ласточкой маниакально-депрессивного психоза. И если второе определяло Степану единственный путь – карниз крыши и затем несколько секунд восхитительного полета, то в первом случае просматривались некоторые варианты. Что и произошло. Его просто и изящно завербовали в Галактическую Службу Спасения, где для добровольных смертников работы хватало. И платили за нее хорошо. Например… бессмертием.

Загадочная организация, боевиков которой за меткость и точный расчет народ уже прозвал «снайперами», пытается прибрать к рукам Землю. Вербовка новых членов происходит весьма оригинальным способом: признанному перспективным кандидату создают невыносимые условия, выход из которых один — присяга на верность новым хозяевам и верная служба до самой смерти. Однако с Яном Никольским этот метод почему-то не срабатывает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вокруг света №11 (2518) | Ноябрь 1983

Время неумолимо. Мир Лесного ушел в прошлое, за редким исключением исчез практически безвозвратно. Ныне старый Лесной существует разве что отдельными островками в море стандартной кирпичной и панельной застройки. Тем ценнее эта книга – книга о домах, улицах и прежде всего о людях, живших здесь. Читатель найдет на страницах настоящего издания немало имен живших здесь выдающихся людей, узнает об их судьбах, порой уводивших далеко от родных кленов и акаций. Без этого «человеческого фактора» история Лесного была бы не то что неполной – немыслимой.

Предисловие.

Секрет заключается в том, что я хотел вести повествование от имени вымышленного персонажа, но дед Латып из рассказа «Склероз» заставил меня отказаться от моего намерения. Рассказ «Склероз» написал я. Но, пожалуй, кое-кому могло бы показаться нескромным, если бы о своем собственном рассказе я стал говорить от чужого имени. Лучше уж самому сказать то, что сказать необходимо. И тем не менее прошу не считать эту повесть автобиографической. Ее сочинил не писатель Мирсай Амир, а рыболов Михаил. Почему Михаил? Узнаете по ходу повествования. А почему рыболов, понятно: я и в самом деле рыболов. Правда, всего-навсего любитель. Да еще и не из удачливых. Но ведь для того, чтобы слушать я собирать рыбацкие истории, не обязательно самому ловить рыбу пудами. Имеющий уши да слышит! Вот я и решил назвать свою книгу «Рыбацкие байки». Очень я обрадовался, когда мне в голову пришло это название. Оно мой щит. Оно защищает меня от критики, требующей, чтобы литератор писал только правду, только правду и только правду. Но ведь если книга называется «Байки», да еще рыбацкие, то каждому понятно, что без преувеличения автор обойтись не мог. Ну, если не врал, то кое-что присочинил, скажем так. Но сделал я это только в интересах читателя.

Пережив тяжелую личную драму, Алекси решает, что любовь — это не для него. Пока не встречает Джессику…