Индоевропейцы Евразии и славяне

Сила славян, стойкость и мощь их языка, глубина культуры и срединное положение на континенте проистекают из восприятия славянством большинства крупнейших культурно-этических явлений, происходивших в Евразии в течение V тыс. до н. э. — II тыс. н. э. Славяне восприняли и поглотили не только множество переселений индоевропейских кочевников, шедших в Европу из степей Средней Азии, Южной Сибири, Урала, из низовьев Волги, Дона, Днепра. Славяне явились непосредственными преемниками великих археологических культур оседлого индоевропейского населения центра и востока Европы, в том числе на землях исторической Руси. Видимая податливость и уступчивость славян, их терпимость к иным культурам и народам есть плод тысячелетий, беспрестанной череды столкновений и побед славян над вторгавшимися в их среду завоевателями. Врождённая широта и певучесть славянской природы, её бесшабашность и подчас не знающая границ удаль — это также результат осознания славянами громадности своих земель, неисчерпаемости и неохватности богатств.

Отрывок из произведения:

Известно немного проблем, столь же интересных и при серьёзном рассмотрении буквально захватывающих, как та, исследованию которой посвящена настоящая работа. Нельзя до конца понять культуру ни России, ни иной страны, не имея представления о древнейших периодах зарождения и развития цивилизаций. Целостность картины требует глубочайшего рассмотрения самих основ предыстории народов и огромного числа явлений, влиявших на народы и страны в течение тысячелетий.

Рекомендуем почитать

Кто такие казаки? Потомки беглых крепостных, одно из сословий старой России, как обычно утверждает академическая наука? Или же их предки (по крайней мере часть из них) испокон веков жили в тех же самых краях — на Дону, на Кубани?.. Именно такой позиции придерживается автор этой книги — историк казачества, писатель и краевед Евграф Петрович Савельев. Привлекая колоссальный по объему фактический материал, со страстью и убежденностью истинного патриота он доказывает, что культура казачества во многих своих проявлениях уходит в глубины тысячелетий, что казаки — не случайные пришельцы на своей земле.

Книга посвящена исследованию и реконструкции представлений славян о мире и Вселенной. Авторы убеждены, что заложенные на заре истории славян особенности мировосприятия продолжают в той или иной степени оставаться актуальными и сегодня. Понимание архаичных пластов традиционной культуры только и позволяет осмыслить её во всей полноте и разнообразии, проследить пути взаимодействия народов.

Помимо фольклорного материала в книге широко использованы разнообразные данные из области истории и сравнительно-исторической мифологии народов индоевропейской культурно-языковой общности. Отдельное внимание авторы уделяют пересечению христианских и языческих представлений, сложившихся в ходе христианизации племени русь и славян и последующий период двоеверия.

Откуда взялись русские? Ответ кажется очевидным: русский народ сформировался из славянских племён. Однако непредвзятое изучение древних и средневековых источников, уникальный по объёму и убедительности генетический материал, неподвластный идеологическим клише, приводят автора к парадоксальному заключению: по крови русские — действительно не славяне. Тогда кто же? Прямые потомки исконных насельников Евразии?

В книге доктора философских наук Валерия Никитича Демина на основе летописных и иных исторических источников прослеживается становление России и населявших ее народов, начиная с древнейших времен и вплоть до эпохи Петровских преобразований. По многим вопросам автор высказывает оригинальные научные суждения, во многом не совпадающие с общепризнанными.

Опричнина просуществовала в России с 1565 по 1572 г. В состав ее «верхушки» попали очень разные люди: Алексей Басманов, Федор Трубецкой, Василий Темкин-Ростовский, Афанасий Вяземский, Михаил Безнин, Григорий Скуратов-Бельский по прозвищу Малюта. Порою у многих из них были противоположные интересы. Одни готовы были разрушить традиционный порядок. Другие собирались только подновить старый уклад. Третьи стояли за этот уклад и чувствовали себя случайными людьми в «черном царевом воинстве».

Волей-неволей всем опричным лидерам приходилось принимать на себя часть груза великих государственных дел. Кое-кто готов был служить у вершин власти, имел желание и способности к большой государственной работе. Другие же искали возвышения, но не понимали всей ответственности будущего своего положения.

О загадках опричнины и людях, бывших в этот период в окружении Ивана Грозного, рассказывает книга известного историка Д. М. Володихина.

Крымское ханство окончательно сформировалось в XV веке. Оно занимало Крымский полуостров и земли на северо-востоке от него. История Крымского ханства до появления династии Гиреев находится в тесной связи с историей Золотой Орды. Крым считался владением ханов, но резиденцией их никогда не был. Лишь хан Узбек жил там некоторое время. Для других ханов Крым служил временным убежищем во времена дворцовых переворотов; здесь же находили приют татарские узурпаторы и авантюристы.

В настоящем издании вниманию читателей предлагается две части книги известного русского историка В.Д. Смирнова «Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века» (1887). Читатель познакомится с предысторией ханства и проследит сложную перипетию перехода власти в Крыму с XIII по XV век.

Кем были далёкие предки немцев и французов, ирландцев и литовцев, сербов и осетин — предки индоевропейских народов? Они были древними русами, убеждён историк и писатель Ю. Д. Петухов, чей авторский проект представляет читателям издательство «Вече»: не русским народом в современном смысле слова, а суперэтносом русов, которые стали истинными творцами первоначальной истории человечества ещё десятки тысяч лет назад! От них-то и произошли славяне и греки, балты и германцы… Первая часть книги — увлекательно написанное исследование «Дорогами богов. В поисках прародины». Во вторую часть вошёл ряд очерков, объединённых под общим названием «Страницы подлинной истории».

Сокровенные предания о захороненных кладах и самоцветах, горящих колдовским огнем, сказы о Даниле-мастере и Хозяйке Медной горы — влекущей, обольстительной, щедрой, но в то же время смертельно опасной… Быть может, все это — лишь вымысел талантливого сказочника Павла Бажова? Автор этой книги, Валерий Никитич Демин, убежден в обратном: легенды Урала — бесценное наследие земли Русской — уходят корнями в глубочайшую, гиперборейскую древность. Книга, обнаруженная в архиве писателя и философа, публикуется впервые.

Другие книги автора Алексей Викторович Гудзь-Марков

Книга А. В. Гудзь-Маркова представляет собой попытку дать общий обзор истории Древней Руси в домонгольскую эпоху. Автор основывает свое исследование главным образом на скрупулезном изучении древнерусских летописей. И это особенно ценна, так как тексты летописей в нашей стране хотя и издавались время от времени академическими учреждениями и научными издательствами, но крайне мизерными тиражами. В книге рассказывается о становлении древнерусской государственности, расцвете Киевской Руси, контактах с Византией и войнах со степными кочевниками, о княжеских съездах и попытках сохранить единство Руси, о причинах начала междоусобных войн. Большое внимание уделено борьбе князей за киевский стол, причинам резкого снижения роли «стольного града» Киева, трагическим событиям первой трети XIII века, и наконец, Батыеву нашествию, ставшему подлинной катастрофой для древнерусской цивилизации.

Популярные книги в жанре История

В одной ленинградской артистической компании конца 1940–1950-х годов прогулки были не только времяпрепровождением. Художники Александр Арефьев, Рихард Васми, Валентин Громов, Владимир Шагин, Шолом Шварц и поэт Роальд Мандельштам, которых впоследствии стали называть «арефьевцы» по имени лидера круга, предпочитали другое название. «Болтайка» — это бесцельное «болтание» по задворкам центра вроде Коломны, во время которого можно «поболтать» и увидеть что-нибудь запоминающееся.

К концу 1990-х годов в России, как засвидетельствовала статистика продаж игровых фильмов и их проката, особый успех приобрели многочисленные современные ретрофильмы, где время действия датируется «ближайшим» прошлым — советским. Их появление совпадает с процессом, отмечаемым социологами: с середины 1990-х позитивные элементы самоидентификации россиян связываются с моментами, отсылающими к воображаемому общему прошлому.

Свою книгу Харт назвал «Морской путь в Индию». Но задача его, как он сам раскрыл ее в подзаголовке, была шире: не только дать «рассказ о плаваниях и подвигах португальских мореходов» — от первых экспедиций, организованных Генрихом Мореплавателем, до последней экспедиции Васко да Гамы, но также и описание «жизни и времени дона Васко да Гамы». Следует отдать справедливость Харту: с этой задачей он справился гораздо лучше, чем любой из его предшественников — историков географических открытий XIX–XX веков или литераторов.

В подавляющем большинстве случаев факты, сообщаемые автором, критически проверены. В результате получилась — несмотря на небольшой объем книги — капитальная сводка всего того, что нам известно о жизни Васко да Гамы и о его трех экспедициях, особенно — о первой, которая сыграла важную роль не только в португальской, но и в мировой истории.

То, что зовется национальной сущностью — такая же тайна, как душа, как талант, как индивидуальность. У нее нет ни имени, ни определения, ни описания, она выражается в характере, в подвигах, в творениях, и другого способа выражения не имеет. «Кто мог бы облечь в понятия или в слова, что есть немецкое?» — спрашивал Леопольд Ранке. Was ist deutsch? Каутский, обративший внимание на этот вопрос, совершенно законно сближает его с тем, что Фауст говорил Маргарите о Боге: «Чувство — всё»; имя ж — дым и звук пустой». Нация есть величайшая определенность и величайшая неопределенность. Подобно божеству, она не терпит вложения перстов и эмпирического изучения. Испытующая рука хватает пустоту, как при попытке обнять бесплотный призрак. Блок это понимал:

Эта книга — о нас с вами. О нашем культурном и историческом «я». О нашем национальном сознании. О нашем прошлом и нашем будущем. Рассмотренными на одном конкретном примере — восприятии русским коллективным сознанием Украины, а если говорить точнее, тех земель, что в настоящий момент входят в её состав.

В монографии показана история и динамика формирования этого восприятия в ключевой для данного процесса период — первые десятилетия XIX века. Рассматриваются его главные нюансы-направления.

Герои этой книги — великороссы и малороссы, поэты и путешественники, консерваторы и декабристы, Пушкин и Рылеев, Алексей Толстой и Гребёнка, Карамзин и Хомяков, Чехов и Маяковский и многие другие лица русской истории. А в центре исследования — фигура Н. В. Гоголя и его вклад в дело формирования русским обществом образа Малороссии-Украины.

Книга сопровождается богатым иллюстративным материалом. Для историков, филологов и всех, кто интересуется отечественной историей и культурой.

О первых месяцах 1941 г. войны на Балтике опубликованы десятки книг. Авторы их и адмиралы, командовавшие флотам, его соединениями, и офицеры, командовавшие кораблями или боевыми частями кораблей Описание и анализ описываемых им событий, конечно, излагается на основе их теперешних должностей, званий и многолетнего служебного и жизненного опыта. Данная книга отличается от всех предыдущих тем, что написана бывшим краснофлотцем, который 16-ти летним мальчишкой за неделю до начала войны убежал из дома в Ленинград, где застала его война Благодаря тому, что он учился е 9 классе Военно-морской специальной средней школы в г. Москве и носил форму, мало чем отличающуюся от краснофлотской, он прибился и группе отпускников-краснофлотцев и, прибавив себе 3 года и назвавшись сигнальщиком, был направлен сигнальщиком на ледокол с эстонской командой Особенность книги – ее документальность, т. к. основа ее – дневниковые записи, которые автор вел с 5-6 класса и почти всю войну.

Другая особенность – описание не масштабных событий, в будничной жизни, работы, службы, окружающих его товарищей-краснофлотцев, старшин и некоторых командиров в различных ситуациях, в которых попадал корабль со своим экипажем все виденное совершенное или пережитое не лакируется, а излагается так, как оно случилось в то время, и приведенная оценка этих событий была дана автором 60 лет назад. Интерес представляет и то, что показана деятельность не боевого корабля, а ледокола, который сам по себе теперь является исторической ценностью и музейным экспонатом. а о его деятельности в первые месяцы войны очень мало известно. Несомненный интерес для историков, изучавших жизнь в блокадном Ленинграде представляют скрупулезные описания блокадного питания матросов этого корабля, отнесенного и тыловым частям. Автор приводит не количество граммов продуктов на человека в сутки, а какое количество пищи он получал с камбуза в натуральном виде – количество столовых ложен первого и второго блюда, их качественное описание.

История Еврейской автономной области с самого начала создания Биробиджанского проекта и до настоящего времени преподносит новые, ранее неизвестные нам факты. Они раскрывают и подтверждают реальность событий, происходивших в двадцатые-сороковые годы, в основе которых была идея создания Еврейской государственности на Дальнем Востоке России. В эту работу, кроме правительственных структур, общественных организаций в России и СССР, были вовлечены десятки зарубежных организаций и руководители ряда иностранных государств, сотни учёных, писателей, поэтов, художников, архитекторов.

Биробиджанский проект привлёк под знамя, на котором было начертано «В еврейскую страну!», тысячи евреев-переселенцев как из республик СССР, так из зарубежья. Эта книга посвящена тем, кто, не жалея сил и энергии, создавал фундамент новой Родины и, несмотря на гонения и репрессии, оставался ей преданным и верным. Не все из них дожили до сегодняшнего дня, отдав свою жизнь во имя идеи, которая привела их на дальневосточную землю, но дети и внуки первых переселенцев должны сохранить светлую память о своих предках во имя будущих поколений.

На первом плане в этом исследовании – встреча различных представителей еврейского населения с имперской администрацией и аристократией, описанная как сложный процесс взаимодействия интересов, намерений и, конечно же, самих личностей. Ольга Минкина прослеживает динамику вхождения в империю различных земель бывшей Речи Посполитой, населенных евреями, параллельно с анализом изменений в восприятии евреев российскими бюрократами. Само еврейское население предстает в книге разнородным и сложно организованным конгломератом сообществ, пронизанным внутренними конфликтами. Не замыкаясь в рамках собственно еврейской истории, автор освещает целый ряд сюжетов и делает серию выводов, ценных для изучения общих проблем сословных привилегий в империи, механизмов и языков описания национальной и конфессиональной политики.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Дитя любви» в известном смысле может считаться продолжением романа «Любовница», открывшего в 1997 году серию «Скарлет» и так полюбившегося читателям, хотя обладает вполне самостоятельным законченным сюжетом.

В центре повествования — судьба взрослой дочери главных героев «Любовницы» Алессандры. Выросшей в атмосфере мира и согласия родительского дома, ей предстоит столкнуться с ненавистью, коварством, интригами со стороны родственников будущего мужа, выстоять и обрести себя и настоящую любовь.

Попутно в книге затрагивается непростая проблема взаимоотношений родителей со своими взрослыми детьми.

Юная красавица Кэтрин Сетон-Спенсер, любимая фрейлина королевы Елизаветы, — весьма необычная девушка. Мечтая познакомиться с ночной жизнью Лондона, она совершает опасные прогулки по темным переулкам города. И однажды судьба дарит ей встречу с неотразимым мужчиной…

Но может ли Кэтрин доверять лорду Патрику Стюарту, советнику шотландского короля Якова? Ведь не зря молва называет его чернокнижником, который использует свой дар в корыстных целях.

Патрик готов жениться на Кэтрин и клянется ей в любви. Однако не стоит ли за этим приказ монарха породниться с любимицей английской королевы?

Всемирно известный дирижер Сол Ксавьер, казалось, имеет все – он богат, красив, знаменит, относительно молод. Но два величайших желания в его жизни оставались неисполненными, пока он не встретил Тэру.

О том, как складываются и чем заканчиваются непростые взаимоотношения главного героя, его жены – холодной красавицы Джорджианы и его любовницы Тэры, читатели узнают, прочитав этот прекрасный роман о большой любви.

В огромном городе встретились два одиноких человека. Франсуа — профессиональный фотограф, один воспитывает шестилетнюю дочь. Зоя — учительница английского языка, потерявшая родителей. Любовь озарила жизнь обоих словно вспышка молнии. Но воссоединению влюбленных мешает Зоин… дар — дар ясновидения. Зоя убеждена, что ее любовь принесет несчастье Франсуа, и причин сомневаться в том, что так и будет, у нее нет: ее провидческие сны имеют свойство сбываться. Пытаясь предотвратить беду, Зоя соглашается на брак с человеком, который ничего для нее не значит…