Импульс силы

Александр Лыхвар

Импульс силы

"...Федерация Марток Од воевала всегда. Она была настолько сильна, что уже давно ее никто не трогал. Поэтому, практически всегда ей приходилось начинать первой. Марток Од поглощала под свой протекторат миры и целые сообщества со стабильностью заводского пресса. Теперь их насчитывалось около девяти с половиной тысяч. Девять с половиной тысяч планет, со своими правительствами, океанами и пустынями, континентами, а кое-где и с сохранившимися странами. В шаровом звездном скоплении К-192 это была самая могучая сила. В ее полном распоряжении находилось пространство трех галактик. Две из них - хорошо развитые спиральные, третья - совсем молодая сферическая. Федерация была способна воевать даже с адом, но оттуда почемуто не наступали.

Другие книги автора Александр Лыхвар

Эта Вселенная, ее предыдущий пульс, 16 840 931 99. год стандарта U-3, с момента запуска Времени (Большого взрыва по теперешней терминологии).

Хотя все описанное ниже и происходило в далеком прошлом, но в данной ситуации, понятие «прошлое» применять крайне некорректно. Так, как в конце каждого пульса Вселенной, все сущее превращается в ничто и останавливается само Время, то принципиально не важно, предыдущий это был пульс или последующий, какой он по счету, и был ли он вообще…

В головном офисе галактической корпорации «Скант Ко Пирин», как всегда царила деловая обстановка. В огромном, тридцатиэтажном корпусе все занимались своим делом, надо сказать, размеренно и обстоятельно, совсем не так, как это бывает в маленьких и несолидных компаниях, где повседневная работа больше напоминает постоянную суету, а аврал стихийное бедствие.

Центральный офис корпорации целиком занимал все это грандиозное, по своей претензии на изыск здание, раскинувшее три свои огромные лапы на площади гектаров в восемнадцать. Три секции, построенные под 120 градусов к линии симметрии, на уровне десятого этажа гармонично сливались в единое целое, образуя далее цилиндрическую башню, в которой собственно и размещалось все более-менее действенное руководство.

Шаровое звездное скопление Антара. Спиральная галактика ST-15, сектор К618. Нейтральное пространство. Частное спасательное судно Орса. Восьмые независимые сутки патрулирования.

Центральный пост корабля подсвечивался только экранами пультов. Блестки огоньков подрагивали на приборных модулях. Сквозь широкие панели остекления, за происходящим внутри, наблюдал мрак ничейного космоса. Кресло первого пилота пустовало. На месте второго пилота сидела сравнительно молодая женщина. Она наколдовывала что-то свеженькое системам корабля. В кресле навигатора восседал совсем юный парень. Не отрываясь, он следил сразу за тремя своими экранами.

Александр Лыхвар

Не реанимировать!

1

- Ну, что у нас сегодня на обед? - спросил дежурный.

- Как обычно. Меню четного дня, - ответил старший смены.

Дородный мужчина в белоснежном переднике.

- Я же заказал еще два контейнера полуфабрикатов! - прикрикнул он на подчиненных. - Где они?!

- Уже размораживаются, - бесцветно ответил один из поваров.

- Хорошо. Давайте быстрее. Обед через сорок пять минут. Если в этот раз опоздаете хоть на минуту, поменяю команду. Всех отправлю в производственные секции!

Александр Лыхвар

Самая простая реакция (фрагмент романа)

1

По лобовой панели остекления звезды чертили одинаковые дуги. Слева, снизу показалась яркая блестка станции. Перевалочная база искрилась в свете звезды Хотр, словно карнавальная игрушка. Кресло первого пилота занимал совсем молодой парень. Он сидел, подавшись вперед, внимательно изучая экран радара кругового обзора. Поморщившись, он сглотнул и резко качнул штурвал. Скупо разбросанные звезды замерли, словно, кто-то нажал на "стоп-кадр".

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Берендеев Кирилл

Мука

Петр Алексеевич мучился. Мучился он, надо сказать, уже более получаса, серьезно, вдумчиво, со всей ответственностью подходя к этому непростому для всякого человека делу. С толком. И, что обидно, вроде бы вполне достаточно для достижения хоть какого-то результата. Но вот только выйти из этого состояния, положить ему предел и заняться, наконец, делами по хозяйству никак не мог.

Он в сотый раз прошелся мимо книжных полок своей библиотеки и, покачнувшись, мягко переступил с пятки на носок по дорогому ковру, изрядно протертому на середине приступами предыдущих мук. Остановился и вновь воззрился на стеллажи, разглядывая их сверху вниз.

Берендеев Кирилл

Невеста

Анри Барбюсу

Я не виделся с ней шесть лет. И вот встретил - в пригородной электричке, спешащей по короткому маршруту.

Была осень, и был вечер субботы. Жесткие деревянные сиденья пустовали, в ярко освещенном вагоне я увидел лишь одного человека, девушку, чье лицо было обращено ко мне. Я не мог не узнать ее и шагнул навстречу.

Но она не видела меня. Взгляд ее был обращен в никуда, глаза сосредоточенно созерцали неведомые дали, и не существовало для них ни пустого вагона, ни подступившей к самым окнам колкой октябрьской ночи, ни откатившейся с металлическим позвякиванием двери. Ничего. Только те лишь картины, что существовали внутри ее сознания.

Берендеев Кирилл

Ностальгия

Джеку Финнею,

Марку Павловскому

Евлалия Григорьевна умоляюще подняла на него глаза:

- Холодно очень! - тоскливо сказала она. - Бесприютно! И люди кругом страшные... Люди другими стали!

Н. Нароков

- Все готово?

Павел смотрел, не мигая; от его тяжелого взгляда Валентин поежился и быстро опустил глаза, посматривая, как гость теребит пуговицу на рубашке. Все же нервничает, подумалось ему, наверное, даже сильнее, чем я. Едва говорит, видно, боится, как бы не сорвался от волнения голос.

Берендеев Кирилл

Обязательность встреч

Завещание вступило в силу поздней осенью, последние формальности были улажены на исходе октября, а первого ноября я, как официально признанный наследник, вступил во владение всем доставшемся мне имуществом.

Мне не стоило бы произносить этих высокопарных фраз, годных разве что для романов XIX века, но удержаться оказалось невозможно. Так уж повелось, что при слове "наследство" всякий человек немедленно вспоминает всё, прочитанное им ранее в романах Коллинза или Диккенса и подобных им авторов, воображение его, словно повинуясь условному рефлексу, начинает рисовать златые горы, томящиеся на чердаках и в подвалах старинных особняков, тенистые аллеи парков за высокой изгородью и пыльные пачки ветхих векселей, переходящих из поколения в поколение. Я вынужден был разочаровывать своих редких слушателей, если, при случае, разговор заходил на эту тему, я говорил о том, что в их представлении никоим образом не сочеталось со столь значимым, почти мистическим словом. Золотые горы рассыпались в мелкую пыль, подрывая фундамент вековых поместий, сотканных из туманов фантазий. Собравшиеся послушать историю, будто пришедшую из темной глубины прошлого, завороженные поначалу потоком магических фраз, на кои я старался не скупиться, не дослушав, переводили разговор на другую тему, а порой вовсе оставляли оратора в вакууме одиночества. Еще бы, ведь упомянув эти священные мантры, я внезапно, словно в забытьи, заговаривал о каких-то, ни к чему не обязывающих, десяти тысячах рублей на сберкнижке, о нескольких десятках акций давно обанкротившихся компаний, и о крохотной квартирке на последнем этаже старого дома, уже очень давно ждущего и никак не дождущегося капитального ремонта. Я разочаровывал своих слушателей... впрочем, я и сам был разочарован. Ведь в первый момент, когда я узнал о наследстве, мне, как и им, вспомнились классики.

Берендеев Кирилл

Прикосновение

Когда мужчины отправились во Внешний мир, он остался в катакомбах. Сегодня был праздник Полуденного Солнца, его полагалось проводить вне мрачной железной громады подземного мира, занимаясь спортивными играми и состязаниями; спорами и беседами под легкие вина и обильные яства, заготовленные заранее и специально под этот праздник. На поверхность в этот день поднимались только мужчины, так было заведено на протяжении долгих-долгих лет, как и когда, не имеет значения, никто не задавался подобными вопросами, не вспоминал об этом, разве что старейшие жители катакомб. Ибо в этот день вся выветрившаяся от жаркого сухого солнца равнина, весь мир, опаляемый колкими южными ветрами, несущими мелкую жгучую пыль, принадлежал поднявшимся.

Кирилл Берендеев

Рассказ, начинающийся и заканчивающийся щелчком дверного замка

Когда щелкнул дверной замок, она осталась одна. И растерянно оглянулась вокруг.

Квартира ее была залита электрическим светом: ни одна из комнат не сдалась натиску ночи. Ни одна, даже те, в которые за весь вечер никто не зашел. Но особенно гостиная - тридцатиметровая зала освещалась семирожковой люстрой, двумя бра с обеих сторон дивана, торшером у кресла и подсветкой бара в стенке - двери его остались распахнутыми, и белесый свет, отражаясь от зеркал в глубине бара, вырывался наружу, вливаясь в общий хаос электромагнитного излучения.

Берендеев Кирилл

Рукопись молодого человека

Он пришел ко мне около пяти; я как раз начал собираться уходить. Допивал остывший чай и, между делом, правил какой-то текст, повествующий о разделах Польши - для исторической странички нашего журнала.

Вид его был обыкновенен, даже зауряден: потертая, засалившаяся от времени кожаная куртка, прозрачно-голубые как июльское небо джинсы стоптанные замшевые полуботинки, вздувшиеся неопрятным пузырем на носах. С выбором возраста я затруднился, по правде, я всегда теряюсь в подобных оценках, где-то от двадцати семи до тридцати пяти по скромным прикидкам. Слишком уж незапоминающимся, лишенным напрочь характерных черт было его лицо, моему глазу было просто не за что зацепиться. Разве что за прямой пробор коротких каштановых волос и тонкие, совершенно неуместные на его узком смуглом лице усики и бородка, скорее не бородка даже, а сантиметровая щетина.

Берендеев Кирилл

В четырех стенах

"Приветствую тебя, Виталий!"

Написав эти слова, он откинулся на спинку стула и посмотрел в окно, незаметно для себя постукивая ручкой по столешнице. Мысли теснились в голове; еще вчера вечером, укладываясь спать, он заготавливал первые фразы послания; из-за этого разволновался и долго лежал в темноте, повертываясь с боку на бок, слушая далекое тиканье ходиков и пытаясь примирить свой взволнованный разум с его меланхоличным перестуком, забыться и заснуть. И сегодня, едва он написал стандартную приветственную фразу, все те же недреманные мысли столпились пред его внутренним взором, и каждая старалась привлечь к себе внимание, вылезти вперед, забыв про стройность изложения и собственную малую важность.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эльга Лындина

Олег Меньшиков

Светлой памяти моих родителей

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Даже самый бесстрастный фотографический снимок несет отпечаток личности того, кто держал в руках фотоаппарат... Оттого, работая над книгой об Олеге Меньшикове, я ни в коей мере не претендовала и не претендую, закончив ее, на холодную объективность взгляда - да и возможна ли она, ежели пишущий, в сущности, тот же зритель со своим миром, своими критериями и своей судьбой?

Иолдо - Нижний Курагаг - Катунь

Фрагменты ОТЧЕТа

Владимира Лысенко

о водном путешествии пятой категории сложности

по р.р.Иолдо - Нижний Курагаг - Катунь (Алтай)

в сентябре 1983г.

Маршрутная книжка 0-90-83,

выдана Новосибирской МКК.

Руководитель группы

Лысенко В.И.

Новосибирск, 1983

ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Справочные сведения о путешествии 2. Сведения о районе путешествия 2.1. Рельеф 2.2. Климат 2.3. Гидрологическая характеристика района 2.4. Типы ландшафтов, флора и фауна 3. Характеристика маршрута и его туристское освоение 3.1. Гидрологические характеристики р.р.Иолдо и Нижний Кураган 3.2. Гидрологические характеристики р.Катунь 3.3. Туристское освоение реки Нижний Кураган 3.4. Сведения о заходе на маршрут и выходе с него 4. Состав группы 5. Организация путешествия 6. Техническое описание маршрута 7. График движения 8. Обеспечение безопасности на маршруте 9. Итоги путешествия, выводы и рекомендации 10. Картографический материал 10.1. Лоция р.р.Иолдо и Н.Кураган 10.2. Лоция р.Катунь 10.3. Условные обозначения на схемах препятствий 10.4. Схемы препятствий на маршруте 11. Приложения 11.1. Средства сплава 11.2. Список группового снаряжения 11.3. Список личного снаряжения 11.4. Ремонтный набор 11.5. Продукты питания 11.6. Медицинская аптечка 11.7. Весовые характеристики груза 11.8. Смета расходов 11.9. Список литературы

Владимир Лысенко

Краткая биография путешественника

Хотя по опыту и совершенным путешествиям я являюсь, конечно же, профессиональным путешественником (в России признаю равным себе лишь Конюхова и Малахова), но все-таки считаю себя путешественником полупрофессиональным (профессиональный - значит, зарабатывающий этим), так как все мои экспедиции не принесли мне никакого финансового дохода (а в первые путешествия я вообще вкладывал свои деньги, все, без остатка), так что в свободное от экспедиций время существую на 50 долларов в месяц как обычный нищий российский госслужащий. А в мирной жизни я - старший научный сотрудник Института теоретической и прикладной механики СО РАН, кандидат физико-математических наук, занимаюсь сверхзвуковой аэродинамикой, тема моей кандидатской (защищенной еще в 1982г.) "Устойчивость и переход сверхзвукового пограничного слоя при теплообмене". Тема докторской диссертации (написанной еще пять лет назад, но для защиты которой - из-за путешествий - у меня никак не хватает времени, да и желание это сделать с каждым годом ослабевает) - "Устойчивость и переход высокоскоростных пограничного слоя и следа". Имею 60 научных работ, в том числе в ведущих в мире (по моей тематике) журналах, таких как Journal of Fluid Mechanics (Англия), AIAA Journal (США), Jornal of Mechanical Sciences (Англия) и т.д. Однако наука в моей жизни потихоньку отошла на второй план, и я большую часть времени посвящаю путешествиям или подготовке к ним.

Владимир Лысенко

На катамаране с высочайших вершин мира

В книге описываются гималайские, каракорумские, кордильерские и другие экспедиции Владимира Лысенко (в Непале, Индии, Пакистане, Китае, Аргентине, Танзании, Перу, США, Италии, Австралии, Индонезии и Эфиопии), во время которых он сплавился на катамаране и плоту по бурным рекам со всех четырнадцати восьмитысячников (в том числе и с Эвереста), став первым человеком в мире, сделавшим это, а также с высочайших вершин всех континентов и Океании (опять же ( первым) и, кроме этого, по горным истокам Амазонки и Нила.