Империя очень зла

В Вашингтоне была середина пятницы, 2 августа, когда телеканалы передали экстренное сообщение: к Восточному побережью приближаются сверхзвуковые бомбардировщики противника. Вскоре выступил секретарь по обороне, уверенно заявивший, что система ПВО «Норад» отразит любое воздушное нападение. На это военные обозреватели NBC и CNN единодушно возразили, что эскадрилья «Черных Джеков» может выпустить десятки крылатых ракет с дистанции около 2000 миль, то есть сбить сами самолеты не удастся, и перехватчикам предстоит охота за крохотными снарядами типа Kh-55 Kent.

Отрывок из произведения:

В Вашингтоне была середина пятницы, 2 августа, когда телеканалы передали экстренное сообщение: к Восточному побережью приближаются сверхзвуковые бомбардировщики противника. Вскоре выступил секретарь по обороне, уверенно заявивший, что система ПВО «Норад» отразит любое воздушное нападение. На это военные обозреватели NBC и CNN единодушно возразили, что эскадрилья «Черных Джеков» может выпустить десятки крылатых ракет с дистанции около 2000 миль , то есть сбить сами самолеты не удастся, и перехватчикам предстоит охота за крохотными снарядами типа Kh-55 Kent.

Рекомендуем почитать

Любой, кто носил голубой берет, знает – бывших десантников не бывает. Егор Доценко, выпускник РВДУ имени Маргелова, уволенный из армии в период развала Советского Союза, угодив в прошлое за год до начала Великой Отечественной войны, с жаром берется за тяжелую работу – обучение молодых бойцов современным тактическим приемам. Его цель – предотвратить страшный разгром Красной Армии летом 41-го года, не дать войне поглотить миллионы жизней советских людей. Батальон майора Доценко становится образцом для создания новых подразделений. И когда Вермахт нападет на СССР, его встретит не колосс на глиняных ногах, а тяжелый танк, о мощную броню которого разобьется немецкая «проклятая орда»!

Попавший на Великую Отечественную войну подполковник ВКС Российской Федерации Олег Северов отлично выполнил специальное задание в Египте. Его успехи замечены самим Верховным Главнокомандующим, который поручает летчику командование соединением, занимающимся фронтовыми испытаниями новейших видов авиационной техники и вооружения и тактики их применения. Жертвами советских летчиков становятся корабли немецкого и итальянского флотов, но враг еще силен. Дивизию Северова ждет участие в операции по уничтожению верхушки нацистской Германии, что должно приблизить долгожданную Победу в Великой Отечественной войне. Но хватит ли у наших летчиков смелости и умения провести сложнейшее бомбометание в глубоком тылу противника?

Попавший в прошлое в самый разгар боев лета 1941 года капитан спецназа ГРУ Виктор Егоров не только выжил сам, но и спас от немецких карателей десятки советских людей. Бывших офицеров не бывает – Егоров сколачивает из добровольцев отряд и учит их не просто воевать, а наносить противнику существенный урон.

Золотая осень сорок первого пахнет сгоревшим порохом и смрадом расстрельных ям, враг зверствует на оккупированной территории. Но Виктор, взявший себе позывной Второй, быстро научит фашистов бояться на русской земле каждого куста, каждой тени. Его диверсионный отряд начинает рейд по глубоким тылам противника…

Новый фантастический боевик от автора бестселлера «Спасай Россию!» – теперь уже о «попаданце» на Великую Отечественную. «СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ!» – легко благодарить последних ветеранов через 70 лет после войны. А каково самому оказаться на их месте?

Вступившись за старика, ограбленного отморозками-гастарбайтерами, наш современник получает удар в затылок и теряет сознание – чтобы очнуться в июне 1941 года в горящем разбомбленном эшелоне, в теле своего 16-летнего деда. Как ему выжить на Западной Украине, встречавшей гитлеровцев хлебом-солью, и спасти попавшие в окружение семьи комсостава? Поможет ли боевой опыт Приднестровья и Югославии, где он сражался добровольцем в партизанской войне против немцев и украинских нацистов? Удастся ли «попаданцу» изменить ход истории и предотвратить разгром мехкорпусов Красной Армии в величайшем танковом сражении под Дубно?..

Во время операции по захвату в Донецке террористов из «нацбата» Виктор Ракитин, спецназовец Госбезопасности ДНР, подрывается на мине, но его сознание переносится на 80 лет назад, в самый разгар боев за город Стал и но. Виктору привычны война и борьба с вражескими диверсантами, но в 1941 году обстановка на фронте гораздо более суровая, а враг – злей и беспощадней. От Стал и но до Сталинграда пройдет с боями Ракитин, ставший лейтенантом войск НКВД. Виктор ставит себе цель – не просто дожить до Победы, а добраться до предков современных бандеровцев и выжечь их лесные схроны.

Летом 1941 года средняя продолжительность жизни «сталинских соколов» на передовой не превышала двух недель. А истребителю-«попаданцу» из далекого будущего отпущено и того меньше. За эти десять фронтовых дней не успеть ни пробиться на прием к Сталину, ни ликвидировать фюрера, ни создать реактивную авиацию. Всё, что ты можешь, оказавшись в теле своего прадеда, – занять его место в боевом строю И-16, чтобы погибнуть в бою за Родину… Десять дней в небесном аду, десять дней отчаянных боевых вылетов на прикрытие, разведку и перехват, на сопровождение бомбардировщиков и самоубийственные штурмовки… Два сбитых фашистских аса, уничтоженная немецкая супермортира, спасенный от гибели под бомбами прадедовский полк… Много это или мало, чтобы изменить ход войны? Ради чего «попаданцу» взлетать в преисподнюю и сгорать заживо? Достойно ли наше будущее бессмертной дедовской славы?..

Капитан спецназа в отставке Виктор Егоров, списанный вчистую после тяжелого ранения из армейских рядов, уже несколько лет живет обеспеченной мирной жизнью, и это его устраивает. Его война давно закончилась, но внезапно пришла другая беда – легкая необременительная поездка в Витебскую область обернулась провалом в кровавый кошмар лета 1941 года. Что делать Егорову? Залечь на дно и спокойно пересидеть самые горячие месяцы? Благо есть надежное убежище, продовольствие, оружие и патроны… Или Виктору надо вспомнить о долге русского офицера перед Родиной, которая во все времена одна?

Самый достоверный и убедительный роман о ядерной войне СССР против НАТО. Но это не набившая оскомину постапокалиптика о выживании после атомного армагеддона, а грандиозная батальная эпопея в духе прославленного советского фильма «Освобождение». Впервые в российской литературе вы увидите боевые действия с применением тактического ядерного оружия глазами советских танкистов, летчиков, ракетчиков, десантников, морпехов, бойцов спецназа, которые громят НАТО, форсируют Ла-Манш, стоят насмерть на Кубе и наносят ответные ядерные удары по США! Но можно ли выжить и победить в атомной войне? Можно, если это будет ядерный блицкриг!

Другие книги автора Константин Давидович Мзареулов

Внезапной атакой с гигантского космического корабля пришельцы из космоса вывели из строя всю современную полупроводниковую технику. Над земной цивилизацией нависла смертельная угроза. Но нашлись в России баллистические ракеты с термоядерными боеголовками и ламповыми блоками управления. Для отпора успевшему высадиться десанту по всей стране собирают музейную и кое-где сохранившуюся на консервации бронетехнику. Только старые машины, в которых нет полупроводниковых приборов, могут противостоять врагу. На поля сражений выходит бронированный антиквариат из армейских баз хранения и музеев. В этой войне танки снова решают все. Ведь и у агрессора есть только такие же трофейные древности.

Сокращенная версия монографии Мзареулова.

Верховные силы создали три основы Мироздания — Амбер, Хаос, Нирвану. На троне Нирваны — Вампир Дракула и Верховная Ведьма Геката. В беспрестанном движении по Теням и Отражениям их сыновья — Мефисто, Фауст и Вервольф — гордые рыцари Силы, Ума и Удачи. В мире нирванцев возможно все — здесь всегда дверь нараспашку для неожиданностей и парадоксов. Свирепо бьются с гоплитами свиномордые гверфы, применяя в бою арбалеты, аркебузы, «калаши», мультилепестковый бурлат. Доносятся выстрелы из Вьетнама и Косова, Багдада и Урус-Мартана слышен лязг волшебных клинков в битве при Калке и на Куликовом поле. Падают, рассеченные надвое, мохнатые, хвостатые, пернатые. Все воюют против всех, все влюблены во всех. Никто не умирает навсегда, потому что смерти, страданию и сомнению нет места в бурлящем, пестром, причудливом и переменчивом мире, органично вписанном в небоскреб по имени Фэнтези, мире, который оставит нам в наследство великий Роджер Желязны.

Многомерный Лабиринт — желанная добыча, захватить которую пытаются не только земные структуры, начиная со спецслужб и кончая мафией, но и представители внеземных цивилизаций. Координатор Станции Земля ставит перед Посвященными непростую задачу: пресечь все попытки противника. К тому же выясняется, что родители Посвященных в свое время общались с теми же инопланетянами.

Десятилетия назад Галактику потрясли чудовищные сражения – войн такого размаха Вселенная не знала со времен легендарной схватки между Тайлоицами и Темными Монстрами. На звездном пепелище медленно возрождаются, готовясь к реваншу, обломки былых сверхдержав. Последним очагом свободы остается пиратская республика Ратулор, чьи крейсера поддерживают спокойствие в Нейтральной Зоне. Так уж сложилась судьба, что отставной полковник, сибиряк Шестоперов, стал артиллеристом на корабле космических корсаров. Здесь он находит верных друзей, встречает любовь и попадает в эпицентр таинственных событий. Война уже на пороге: грохочут залпы, заключаются немыслимые союзы, завязываются хитроумные интриги, внезапно становится известно имя истинного наследника маванорского престола… Однако в ожесточенную схватку трех главных держав внезапно вмешивается непостижимая Четвертая Сила.

В каких занятиях проводят жизнь Повелители Теней? Выбор невелик — войны, интриги, любовь. Бурлящий мир трех Великих Королевств охвачен новыми тревогами, ибо могущественные силы Порядка, Судьбы и Хаоса не ведают жалости ни к своим, ни к чужим. Нирванцы попытались ослабить конкурентов, бросив на них полчища варваров, но потерпели неудачу и вынуждены сами вмешаться в побоище, охватившее все Отражения. Чары и технология столкнулись на полях сражений, где успех всегда эфемерен, а победа не завершает войну. Великие Королевства втянуты в поиски магических инструментов, без которых невозможно восстановить разрушенные врагами Узоры Мощи. И теперь целью нескончаемой борьбы стал Грааль, охраняемый ордами злобных демонов.

Он живет на периферийной планете, консультирует видеосериалы, у него непростая личная жизнь, его призывают в армию из-за локального конфликта, судьба вовлекает его в сложные рискованные игры спецслужб. Вдобавок Андрей хотел бы стать историком-исследователем. И вот научный руководитель назначает ему тему диссертации — малозначительное сражение 9-й Галактической войны. Как известно, все историки немного врут, но Андрей уверен, что сумеет сказать правду, не станет молчать о событиях и фактах, которые не принято упоминать. Однако с каждым шагом он все глубже проникает в тайны, раскрывать которые небезопасно даже через полвека после событий. Выясняется, что войну развязали вовсе не безумные диктаторы, что официальная историография неправильно описывает ход и финал боевых действий. А потом происходят события, после которых Андрей при всем желании не сможет сказать правду. Остается признать, что история непознаваема по определению.

В Вашингтоне была середина пятницы, 2 августа, когда телеканалы передали экстренное сообщение: к Восточному побережью приближаются сверхзвуковые бомбардировщики противника. Вскоре выступил секретарь по обороне, уверенно заявивший, что система ПВО «Норад» отразит любое воздушное нападение. На это военные обозреватели NBC и CNN единодушно возразили, что эскадрилья «Черных Джеков» может выпустить десятки крылатых ракет с дистанции около 2000 миль, то есть сбить сами самолеты не удастся, и перехватчикам предстоит охота за крохотными снарядами типа Kh-55 Kent.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Юрий ИОФЕ

Мальчишки

БЛИЗОК день: в пустоту пространства,

Тяготение преоборов,

Уплывет межпланетный транспорт

На разведку других миров.

За космическим океаном

Выйдя на берег в первый раз,

Селенитам и марсианам

Кто-то глянет в глубины глаз.

И, убитый не скучным гриппом,

Не осколком земной войны,

Захлебнется предсмертным хрипом

На гранитных полях Луны...

Я слежу из окошка часто,

Аскольд Якубовский

В складке времени

...Ракета возвращалась на Землю. Она была росчерк молнии, моргнувшая в ночи зарница.

Борис оглянулся - ближе всего к нему был тот утренний старик. Он бежал, выбрасывая вперед длинные голые ноги. Борода его, разделившись, легла на плечи и моталась, как два флажка.

Другие старики что-то кричали Борису. Но услышать их он не мог - в висках его гремело. Оглянулся: из толпы вырвался еще один, лысый и бритый. Бойкий! На бегу он даже подскакивал в уровень своего роста.

Александр Юринсон

Сочинения (собрание стихотворных произведений)

БРЯЦАЕТ РАЗГОВОРЧИВАЯ ЛИРА,

МЕЛЬКАЮТ ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЕ СНЫ,

НО ОСТАЕТСЯ МИР ДУШИ ДЛЯ МИРА

ТЕМНЕЕ ТЬМЫ И ТИШЕ ТИШИНЫ.

Автобиография

Я не был; после появился, Познал себя, к мирам привык, И, осмотревшись, удивился: Как нем стихами мой язык.

Я не нашел поэта-брата. Моя страна - увы, но так Одной историей богата, А в настоящем - бред и мрак.

БЕРЬЕ КРУНА

ВЕЧЕР В ТИВОЛИ

Пер. А. Афиногеновой

Уже наступили сумерки, когда я наконец запер дверь конторы и сбежал по лестнице. Посмотрел на часы: девятый час. Если я хочу успеть встретить Ину в полдевятого, как обещал, придется брать машину.

Тут как раз подъехало свободное такси, я вскочил в него и назвал шоферу адрес. Ина обладает многими достоинствами, но в терпеливости ее обвинить нельзя. Я по опыту знал, что опоздание на несколько минут могло испортить весь вечер. Я начинаю уже узнавать Ину поближе, но мы ведь... гм, что? Женаты? Помолвлены? Да нет, у шведов есть выражение: "быть женатым по-стокгольмски" - пожалуй, нам это подходит больше всего. Хотя мы давно живем вместе, нам и в голову не приходит легализовать (опять типично шведское, эдакое квадратное слово) наши отношения. Будущее, несмотря ни на что, настолько неопределенно, что было бы полной безответственностью рожать сейчас детей. Мыс Иной решили подождать, пока полностью не будем уверены, что нашим детям обеспечена спокойная жизнь.

Леонид Кудрявцев

За столетие до Армагеддона

(Алексей Джерджау "Канонада армагеддона".

Издательство "Новая космогония")

За последние три - четыре года Алексей Джерджау приобрел известность как автор остросюжетной литературы, литературы действия. Однако, роман "Канонада Армагедонна", роман, при наличии достаточно острого сюжета, как мне показалось, более посвящен приключениям духа, а не тела. По большому счету, перед нами "производственный роман" на инопланетном материале, что само по себе не характерно для современной российской НФ.

Петр Кырджилов

КАМЕНЬ

Чемоданы оттягивали руки, будто были набиты свинцом. А тут еще и внук мотался под ногами, усугубляя хаос этого с самого утра сумасшедшего денечка. До чего же душно и шумно! Когда голос из громкоговорителя уже второй раз выкликнул его имя, профессор Марсель Вилар убедился окончательно, что никогда не любил вокзалы и аэродромы. Но наконец-то блеснула надежда, что он выберется из чертова ультрасовременного лабиринта, вернее, не блеснула, а замигала розовым светом над одним из входов. Номер 6, разумеется, именно шестерку искал он последние двадцать минут. Внук опять начал выкаблучивать, когда они оказались в каком-то пустом рукаве, нацеленном в утробу самолета. Дать бы сорванцу сейчас подзатыльник, но позади шествовала американская семья, и профессор решил, что рукоприкладствовать и непедагогично и, главное, непатриотично. Лишь когда самолет набрал высоту и все начали успокаиваться в своих креслах. Марсель Вилар ощутил прилив спокойствия. Вся эта чехарда завертелась вчера вечером, едва почтальон принес телеграмму. Она была короткой, но, пожалуй, никакой другой текст в жизни профессор не перечитывал с таким интересом, хотя уже и не надеялся когда-либо его прочесть: - Вылетай незамедлительно. Подходит срок камню заговорить. Баму. Баму. Это имя, ничего не говорящее огромной части человечества, носил один из его представителей, и был он погружен в такие тайны, что раскрыть их не удалось бы никому. Баму... Он как будто вечен, как будто появился на Земле еще в эпоху динозавров, дабы терпеливо дожидаться эры покорения звезд. Марсель сызмальства помнил его - низенький седоволосый морщинистый негр, вечно задумчивый, время от времени что-то бормочущий себе под нос, но стоило перехватить его взгляд - и возникала мысль, что такой взгляд укротит даже хищного зверя. Марсель вырос в Африке. Мать свою он не помнил: она умерла, когда мальчику было всего три года. Отец Вилара, один из самых известных миссионеров в Западной Африке, взял его к себе. Плато Бандиагара, соломенные хижины догонов, где копошились крохотные негритята с большими животами, - вот первые жизненные впечатления будущего профессора. И глаза Баму. Старый жрец стал его учителем и покровителем; он по существу заменил отца, поскольку земная миссия пастора Вилара предполагала долгие отлучки. Баму посвятил сына миссионера в тайну языка сиги со, раскрыл сказочные глубины верований своего племени, странные обычаи и обряды догонов, научил понимать и ценить их самобытное искусство. В двадцать один год Марсель впервые увидел Париж, город его очаровал. Он закончил Сорбонну и через три дня после получения диплома этнографа уже ступил на палубу парохода "Леонардо да Винчи". Он не мог представить себе дальнейшую жизнь без Африки. Было лето 1931 года. По приезде на родное плато Бандиагара оказалось, что отец Вилара уже умер. Баму рассказал довольно смутную историю, как-то непривычно отводя взгляд. Сводил он Марселя и к могиле на краю селения, где холмик земли был увенчан неумело сработанным бамбуковым крестом. После этого Марсель переменился: стал немногословен, ушел в себя и спасение от отчаяния пытался найти только в работе. То были годы, когда он все ближе сходился с Баму, пока наконец совет старейшин не допустил Вилара в святая святых - к Тайному Знанию. Религия догонов, давно уже ставшая целью и смыслом его жизни, была многозначной и многозвучной. Легенды о Начале могли знать только члены Ава, общности сокрытых под масками - олубару, которые прошли специальную подготовку и владели языком сиги со. Марсель еще в детстве знал кое-что от отца. Баму тоже вспоминал довольно-таки странные истории, однако воспринимались они как сказки, не более. Но, слушая монотонные, идущие из глубины веков слова старейшины в полуразрушенном святилище. Марсель не мог остаться равнодушным: эти языческие воззрения, жрецами современной науки именуемые суевериями, подозрительно точно совпадали с новейшими теориями о происхождении Вселенной, с постулатами мироздания. Сколько уже лет минуло, но помнилось, как будто еще вчера Дядя Темнеющее Око сидел против него и рассказывал легенду о Бледной лисице Йугуру, пришельце с тройной звезды. Ту, что в центре, догоны именовали Сиги толо, а ее спутниц - По толо и Эме па толо. Тройная звезда играла главную роль в рассказах посвященных, будучи символом всего Сотворения. Отец говорил, что речь шла о самой яркой звезде нашего небосклона - о Сириусе. Бледная лисица приплыла на Землю в подобии Ноева ковчега, покинув По толо. Бесконечно долго длилось ее путешествие среди звезд, покуда она не достигла Земли и не основала род Владетелей. В святилище и сейчас еще сохранились, должно быть, рисунки, которые Марсель когда-то старательно копировал один за другим. В центре этой картинной галереи, в большой нише, была изображена Бледная лисица, плывущая к Земле от звезды По толо. Профессор вспомнил, как его поразила одна наивная, расцвеченная яркими красками фреска, где были показаны Солнце и Сириус. Соединяющая их кривая завивалась на концах в спирали, так что нельзя было отделаться от ощущения, что это безукоризненная траектория межпланетного перелета. Сейчас, когда ровное гудение двигателей "боинга" погрузило в дрему большинство пассажиров, а тени от ночного освещения затаились по углам и при желании в них можно было вообразить все что угодно, память воскресила во всех подробностях великий для Марселя Вилара день - День посвящения. Святилище догонов находилось в обширной пещере возле вершины Холма гиены. Ни одно живое существо не смогло бы проникнуть в пещеру, посвященные должны были одолеть длинный подземный ход вроде тоннеля, вход в который знал лишь Баму. Гладкие стены тоннеля, покрытые загадочным матово-голубым материалом, вряд ли были сооружены самими догонами - они затруднялись возвести даже соломенную хижину. В центре пещеры возвышался алтарь. Возле этого алтаря и был посвящен в тайны жизни и смерти Марсель Вилар, единственный белый человек, удостоенный этой чести в двадцатом столетии. Под конец церемонии Баму указал на невзрачный и запыленный кусок материи, что закрывал небольшое углубление в скале, и в первый и последний раз вспомнил о Камне. "Настанет время - и тебя призовут, где бы ты ни находился, призовут, дабы ты услышал голос Камня", - сказал жрец... С той поры минуло полвека. В конце войны Марсель вернулся во Францию, опустошенную, настрадавшуюся. Тогда-то он и познакомился с Натали. То были самые счастливые его годы. И самые плодотворные. Он получил кафедру, стал профессором, написал книгу "Загадка догонов".

Станислав Лем

"Ничто, или последовательность"

"RIEN DU TOUT, OU LA CONSEQUENCE" par Solange Marriot (Ed. du Midi)

"Ничто, или Последовательность" - не только первая книга мадам Соланж Маррио, но и первый роман, достигший пределов писательских возможностей. Его не назовешь шедевром искусства; если уж это необходимо, я бы сказал, что он - воплощение честности. А именно потребность в честности - червь, разъедающий всю современную литературу. Поскольку больше всего мучений причиняет ей стыд от невозможности быть одновременно писателем и подлинным человеком, то есть серьезным и честным. Ведь проникновение в сущность литературы доставляет страдания, схожие с теми, что испытывает впечатлительный ребенок, которого просветили в вопросах пола. Шок ребенка - это внутренний протест против генитальной биологии наших тел, которая кажется предосудительной с точки зрения хорошего тона, а стыд и шок писателя - осознание того, что он неизбежно лжет, когда пишет. Есть ложь необходимая, например, нравственно оправданная (так доктор лжет смертельно больному), но писательская ложь сюда не относится. Кто-то должен быть доктором, стало быть, должен как доктор лгать; но ничто не заставляет водить пером по бумаге. В прежние времена такого противоречия не существовало, потому что не существовало свободы; литература в эпоху веры не лжет, она только служит. Ее освобождение от такого, то есть обязательного, служения положило начало кризису, который сегодня принимает формы жалкие, если не исходно непристойные.

Станислав Лем

Книги, которые не напишу

I. "Светлое будущее, или Выкрасить и выбросить". Речь идет о реализации таких проектов, которые объединенное человечество для всеобщего блага могло бы претворить в действительность. Но так как, однако, о каком-либо объединении разбитого на нации, de facto ненавидящие друг друга по признакам веры, традиций, цвета кожи и т. д., нет и разговора, поэтому эти проекты останутся лишь на бумаге. Как, например, проект управления климатом посредством размещенных на стационарных околоземных орбитах зеркальных экранов, которые (двигаемые с Земли) позволяли бы рассеивать циклонные вихри, разогревать гиперборейский холод, прояснять вечные ночи полярной зимы и т. п. То, что технически возможно, невозможно из-за разрозненности вида homo, и именно поэтому писать обо всем этом не стоит.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Минос. Чудовище из «Ада» Данте, решавшее, каким мукам предавать грешные души…

Но теперь Миносом называет себя маньяк, который вершит кровавое правосудие, оставляя на телах убитых записки с цитатами из поэмы Данте. Чем же он руководствуется, выбирая свои жертвы?

Почему странствует из города в город, из штата в штат?

На эти вопросы пытается ответить детектив Ромилия Чакон, чья цель — любой ценой отомстить Миносу за гибель старшей сестры…

При систематических логопедических занятиях ребёнок может хорошо выполнять артикуляционную гимнастику, правильно воспроизводит трудные звуки, нечасто пользуется старым, привычным произношением. Чтобы исправить это, необходимо закрепить поставленные звуки в речи. Любой звук традиционно сначала автоматизируется изолированно, а затем - на материале различных слогов, слов и текстов.

Данное пособие предназначено для автоматизации трудных согласных звуков С, СЬ, 3, ЗЬ, Ц, Ш, Ж, Щ, Ч, Л, ЛЬ, Р, РЬ у детей и взрослых с речевыми нарушениями. Пособие состоит из трех частей.

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИСодержание:

4 Мишель Демют. Афродита-2080.

__Валерий Петухов. Выдуманная быль.

18 Станислав Лем. Загадка.

20 Вера Лосева, Алексей Луньков. По обе стороны запрета.

24 Норман Спинрад. Сорняк времени.

30 Даймон Найт. Они собирались жить вечно…

33 Илья Борич. Сто лет одиночества.

38 Баррингтон Дж. Бейли. Курс на столкновение. Роман.

93 Стивен Хокинг. Почему время не течет вспять?

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИСодержание:

4 Роджер Желязны. Вечная мерзлота.

13 Борис Силкин. Планета «на вырез».

18 Теодор Старджон. Когда ты улыбаешься…

27 Брентон Р. Шлендер. Американский идеал.

30 Люциус Шепард. Красавица-дочь добытчика чешуи. Повесть.

55 Виктор Ерофеев. Сюрреализм реальности.

58 Клиффорд Саймак. Золотые жуки, повесть.

72 Лев Гиндилис. Жизнь в Космосе.

78 Роберт Блох. Испытание.

88 Тэд Рейнольдс. Выигрыш.

93 Владимир Успенский. Не играйте с государством.