Императрицы

В данную книгу включены два произведения известного русского писателя Петра Николаевича Краснова.

Роман «Цесаревна» — это пронзительно-нежное и в то же время жесткое повествование о судьбе великой русской императрицы, дочери Петра Первого Елизавете.

Роман «Екатерина Великая» — исторически и хронологически продолжает «Цесаревну», но одновременно является серьезным исследованием-размышлением автора о судьбе России, о бремени власти и ее ответственности перед потомками.

Содержание:

Цесаревна

Екатерина Великая

Отрывок из произведения:

Часть первая

I

В Конотопе верховых и вьючных лошадей оставили. Дальше, до самой Москвы, шел ямской тракт, и полковник Федор Степанович Вишневский подрядил телегу по казенной подорожной. Он ездил в Венгрию покупать вина для императрицы Анны Иоанновны и, отправив покупку обозом за надежным бережением, сам спешил в Петербург.

Алеша вышел на крыльцо и долго смотрел, как реестровый казак с пятью заводными лошадьми трусил по обратной дороге. Был прохладный полдень, и уже пахло весною. Земля на солнце оттаяла и просохла. Белая пыль поднималась за лошадьми, и в ней, как в тумане, горел неярким пламенем алый тумак черкесской шапки казака. Висячие рукава кунтуша мотались за спиною, как крылья, и с дома, с самого детства знакомые и точно родные лошади спешили покорной ходой. Серко бежал сбоку, и Алеше долго были видны высокие луки, обтянутые алым сафьяном полковничьего седла.

Рекомендуем почитать

Исторический роман известного советского писателя Леонтия Иосифовича Раковского (1896–1979) о выдающемся русском военачальнике, адмирале императорского флота Федоре Ушакове. Об адмирале, не проигравшем ни одного своего сражения и хорошо понимавшем, что все победы одерживаются руками матроса – крестьянина, одетого в морскую робу.

Поэтому роман не только об адмирале Ушакове, но и о тех, кого он водил в морские сражения, – это книга о русском характере. О людях мужественных, сметливых и сердечных, беззаветно любящих Родину и готовых ради неё на любой подвиг!

Книга посвящена главному событию всемирной истории — пришествию Иисуса Христа, возникновению христианства, гонениям на первых учеников Спасителя.

Перенося читателя к началу нашей эры, произведения Т. Гедберга, М. Корелли и Ф. Фаррара показывают Римскую империю и Иудею, в недрах которых зарождалось новое учение, изменившее судьбы мира.

Загадочнейший из русских императоров — Павел I — герой этой книги. Ненавидимый царедворцами, любимец простого народа, он стал первым мучеником на троне Российской Империи.

Эта книга соприкасает читателя с исчезнувшими цивилизациями Древнего мира.

Персия, Иудея, Карфаген, легендарные цари и полководцы Дарий, Зороастр, Гамилькар встают со страниц исторических романов, вошедших в сборник.

Почти две тысячи лет прошло с тех пор, как была разрушена Иудея, древнейшее царство Востока, пал Иерусалим, величайший из городов древнего мира. Этим драматическим событиям, которые отразились на судьбе мировой истории, посвящены романы, вошедшие в сборник.

Время правления Филиппа Августа на рубеже XII–XIII веков стало переломным в истории Франции. Умный и дальновидный политик, он сумел превратить свои разрозненные феодальные владения в крупное государство, одно из сильнейших в средневековой Европе. Его борьбе против внутренних и внешних противников (в первую очередь против коварного английского короля Иоанна Безземельного) посвящен роман Эрнеста Дюплесси. Автору удается сочетать историческую достоверность с увлекательным сюжетом в лучших традициях рыцарского романа, берущих начало от «Айвенго» Вальтера Скотта. Вместе с героями книги читателю предстоит участвовать в боях и осадах, турнирах и поединках, стать свидетелем коварных интриг и истинного благородства.

Эта книга открывает новую серию «Всемирная история в романах».

Первый выпуск посвящен величайшим трагедиям мировой цивилизации — гибели и разрушению великих империй.

Современный читатель впервые получает возможность познакомиться с романами английских писателей Л. Уоллеса и Л. Грена, рассказывающих о последних днях Византийской империи и Израильского царства.

Десять столетий величественной и драматичной истории, зарождение, становление, падение Византийской империи отразились в романах, вошедших в книгу: Г. Ле Ру «Норманны в Византии», К. Диль «Византийская императрица», И. Перваноглу «Андроник Комнен», П. Безобразов «Император Михаил», П. Филео «Падение Византии», Ч. Миятович «Константин, последний византийский император».

Другие книги автора Петр Николаевич Краснов

Автобиографический роман генерала Русской Императорской армии, атамана Всевеликого войска Донского Петра Николаевича Краснова «Ложь» (1936 г.), в котором он предрек свою судьбу и трагическую гибель!

В хаосе революции белый генерал стал игрушкой в руках масонов, обманом был схвачен агентами НКВД и вывезен в Советскую страну для свершения жестокого показательного «правосудия»…

Сразу после выхода в Париже роман «Ложь» был объявлен в СССР пропагандистским произведением и больше не издавался. Впервые выходит в России!

Екатерининская эпоха привлекала и привлекает к себе внимание историков, романистов, художников. В ней особенно ярко и причудливо переплелись характерные черты восемнадцатого столетия — широкие государственные замыслы и фаворитизм, расцвет наук и искусств и придворные интриги. Это было время изуверств Салтычихи и подвигов Румянцева и Суворова, время буйной стихии Пугачёвщины…

Екатерининская эпоха привлекала и привлекает к себе внимание историков, романистов, художников. В ней особенно ярко и причудливо переплелись характерные черты восемнадцатого столетия – широкие государственные замыслы и фаворитизм, расцвет наук и искусств и придворные интриги. Это было время изуверств Салтычихи и подвигов Румянцева и Суворова, время буйной стихии Пугачёвщины…

В том вошли произведения:

Bс. H. Иванов – Императрица Фике

П. Н. Краснов – Екатерина Великая

Е. А. Сапиас – Петровские дни

Краснов Петр Николаевич (1869–1947), профессиональный военный, прозаик, историк. За границей Краснов опубликовал много рассказов, мемуаров и историко-публицистических произведений.

Генерал Петр Николаевич Краснов вошел в историю России прежде всего как доблестный воин, один из лидеров Белого движения, а также как военный историк и писатель. Литературное творчество П.Н. Краснова многообразно. Его перу принадлежат прекрасные путевые дневники, яркие исторические работы, любопытные мемуарные очерки, глубокий труд по военной психологии, исторические романы и исследования. П.Н. Краснов был большим знатоком и патриотом донского казачества. Одна из его лучших исторических книг – «Картины былого Тихого Дона» (в нашем издании «История войска Донского»), где он ярко и увлекательно описывает славные страницы истории Дона, традиции, быт казачества, рассказывает о казачьих героях – Краснощекове, Денисове, Платове, Бакланове и др. По мнению Краснова, слава Дона связана именно с самоотверженным служением казаков общерусскому делу. Причем имперский период дал наибольшее число казачьих имен, ставших национальной гордостью всей России.

Нигилисты прошлого и советские историки создали миф о деспотичности, и жестокости Александра II.

В ином свете видят личность царя и время его правления авторы этого тома.

Царь-реформатор, освободитель крестьян от крепостной зависимости – фигура трагическая, как трагичны события Крымской войны 1877 – 1878 гг., и роковое покушение на русского монарха.

В том вошли произведения:

Б. Е. Тумасов, «ПОКУДА ЕСТЬ РОССИЯ»

П. Н. Краснов, «ЦАРЕУБИЙЦЫ».

Литературно-художественный и общественно-политический сборник, подготовленный Челябинской, Курганской и Оренбургской писательскими организациями. Включает повести, рассказы, очерки, статьи, раскрывающие тему современности. Особое место отведено произведениям молодых литераторов.

Издательство «Вече» продолжает публикацию произведений Петра Николаевича Краснова (1869–1947), боевого генерала, ветерана трех войн, истинного патриота своей Родины.

Роман «С Ермаком на Сибирь» посвящен предыстории знаменитого похода, его причинам, а также самому героическому — без преувеличения! — деянию эпохи: открытию для России великого и богатейшего края.

Роман «Амазонка пустыни», по выражению самого автора, почти что не вымысел. Это приключенческий роман, который разворачивается на фоне величественной панорамы гор и пустынь Центральной Азии, у «подножия Божьего трона». Это песня любви, родившейся под ясным небом, на просторе степей. Это чувство сильных людей, способных не только бороться, но и побеждать.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Что знает юный читатель о событиях первой русской революции 1905–1907 гг., которые происходили на окраинах нашей необозримой державы?

Совсем немного. Ровно столько, сколько дает ему школьный учебник истории. А разве этого достаточно сегодня юному пытливому уму? В школе, в пионерском лагере, а тем более в «Артеке» или «Орленке» собираются ребята со всех концов страны — с Чукотки и Украины, Прибалтики и Кавказа, Туркмении и Поволжья; им так хочется порой порассказать друг другу о героической истории своего края, а рассказать-то, случается, и нечего. Куда больше знают они о подвигах героев Дюма или Вальтера Скотта, чем об исторической борьбе своих дедов и прадедов за свержение самодержавия, за установление власти Советов.

Потому я с радостью и нетерпением взялся переводить книгу осетинского прозаика Сергея Хачирова. Я увидел в ней героя, на которого наверняка ребятам захочется быть похожими, — смелого и открытого душой, верного дружбе и товариществу, ловкого и сильного, умеющего найти выход из безвыходных на первый взгляд ловушек. Человека, которого нельзя купить подачками, нельзя сломить пытками. От бедняка, гнувшего спину на бесчестного князя, до бесстрашного вожака абреков прошел путь Васо Хубаев.

(Леонид Ханбеков).

Кто такой Егорий? Да просто в детстве меня моя Бабушка называла «Егорушкой». Я — атеист, но Библию знаю хорошо (а в детстве меня Бабушка даже тайком крестила «на всякий случай»). Кто читал Новый Завет, помнит, что в жизнеописании Иисуса почти 20-летний провал. Кроме того, я попытался дать новую версию Иуды.

Имя пророка Моисея известно любому мало-мальски образованному человеку. Но мало кто знает, что в юности этого человека звали Хозарсиф. Еще меньшему числу любителей истории известно, что Хозарсиф не подобранный сестрой фараона подкидыш еврейского происхождения, а незаконнорожденный племянник Рамсеса XII, прошедший жреческую школу в Египте и впоследствии сам посвященный в великий сан жреца. Почему же племяннику фараона пришлось бежать из Египта, и как он стал Моисеем, то есть «спасенным» — об этом и повествует этот роман.

Первый полный русский перевод романа немецкого писателя-романтика Людвига Тика (1773—1853) «Виттория Аккоромбона» (1840) открывает до сих пор неизвестного в России позднего Тика, создавшего многие повести и новеллы на исторические темы. В центре романа события итальянской истории конца XVI в. Судьба поэтессы Виттории Аккоромбоны, ее жизнь и трагическая гибель показаны автором на фоне панорамы итальянской действительности, той анархии, которая царила в карликовых итальянских государствах. Участниками событий выступают как папа Сикст V, глубоко несчастный великий поэт Торквато Тассо, так и скромные горожане и наемные убийцы.

Действие романа "Каторжный завод", открывающего трилогию "Далеко в стране Иркутской", происходит в 60-е годы XIX века. В нем рассказывается о первых попытках борьбы рабочих за свои права и возникновении первых проблесков революционного протеста.

Роман прогрессивного мексиканского писателя Агустина Яньеса «Перед грозой» рассказывает о предреволюционных событиях (мексиканская революция 1910–1917 гг.) в глухом захолустье, где господствовали церковники, действовавшие против интересов народа.

Предлагаемый Вашему вниманию рассказ — это мой пересказ одной библейской истории, повествующей о событии, случившемся с евреями после исхода их из Египта. На выходе из Египта по дороге к священной горе Хорив, где Бог должен был дать народу Израиля свои заповеди, евреи схлестнулись в смертельной схватке со своими ближайшими родственниками — амаликянами. В этом бою решалась судьба Мира. Победи тогда амаликяне, и Мир не знал бы, что жили когда-то в нем такие люди — евреи. Это был бы совсем другой Мир.

Но победили евреи, и Мир сейчас такой, какой он есть. А об амаликянах мы знаем только то, что записали в свою священную книгу их заклятые враги евреи.

Ричард Бербедж, играющий преступного короля, пришел со сцены, снял на ходу железные рыцарские перчатки и с размаху бросил их на дряхлый скрипучий столик.

— … с этой вашей пьесой-то!.. — сказал он крепко и очень искренне.

Все, кто сидел в уборной, переглянулись, — таким Бербеджа видели впервые, что-что, а спокойствие он не терял никогда. Длинный малый в женском платье покосился на него и встал с табуретки, уступая место.

— Да сиди, сиди! — приказал ему Бербедж раздраженно и милостиво. Сиди, я еще Билла буду ждать! Ax, черт! Ну уж, я ему на этот раз скажу одно слово… Да, скажу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Богословие черного кожзаменителя Антиаскетические опыты игумена Сергия Рыбко

Если обновленцы 20-х годов Введенский и Красницкий воевали с Церковью извне, то современные нам обновленцы разрушают ее изнутри. Возмутительные заявления прежних обновленцев о "деканонизации святых буржуазного происхождения" только сплачивали православных вокруг Патриарха Тихона. Нынешние же заявления обновленцев повергают в шок и дезориентируют православных, так как распространяются радиостанцией "Радонеж", издательством имени Святителя Игнатия Брянчанинова и другими средствами информации, ассоциирующимися в сознании людей с Русской Православной Церковью. Игумен Сергий Рыбко, будучи служащим священником и настоятелем храмов, публично пропагандирует психоделическую музыку "Pink Floyd", рок-культуру считает совместимой с Церковью, "одним из путей, ведущих ко Христу" а борьбу с рок-музыкой объявляет соблазном молодых душ и отталкиванием их от Церкви. Он превозносит движение хиппи как "поиски духовных идеалов", во имя которых "люди объединялись между собой, протестуя против общества бездуховности и безбожия", печатает арии своей рок-оперы "Бесценный Алмаз", в которых Христос – "первый Хиппи, Который в Палестине был убит!" "Никакого противоречия между религией и рок-музыкой нет; вся моя жизнь об этом свидетельствует", – эгоцентрично и авторитетно заявляет игумен молодым людям с эстрады рок-концерта. 1) Потом эти провокационные заявления публикуются им в книге "Молодым сердцам Русской Земли" и повторяются в прямом эфире "Радонежа". Что сказать на это? Ваше высокопреподобие, о чем свидетельствует вся Ваша жизнь, говорить пока рано, об этом будет судить Бог, нам же это, равно как и Вам, не дано. Ваша же деятельность и высказывания свидетельствуют не об "отсутствии противоречий между религией и рок-музыкой", а о наличии неустранимых противоречий между Вашими представлениями о рок-музыке и реальной рок-музыкой. Вы – не единственный, кто сталкивался с нею. Священник Александр Колесников, бывший рок-музыкант, знает, что говорит, когда свидетельствует: "Падший ангел считается у сатанистов первым рокером". 2) Первые рокеры Америки и Европы, Ваши действующие кумиры, тоже оставили достаточно свидетельств о своей религиозной направленности. "Вот она – четверка ливерпульских мальчиков. Они грубы, они богохульствуют, ведут себя вульгарно… И они завоевали весь мир. Они как будто основали новую религию. Они против Христа. Я хочу сказать, что я и сам против Христа, но они настолько против Него, что их богохульство даже меня шокирует". Это сказано пресс-секретарем группы "Биттлз" Дереком Тейлором в 1964 году. 3) "Во мне дьявол! Не будь во мне дьявола, я был бы христианином!!" – свидетельствовал другой отец современного рока, Джерри Ли Льюис. 4) А вот признание одного из молодых сердец Русской земли, сделанное на одном из христианских Интернет-форумов. Мы приводим его здесь, полностью сохраняя авторскую орфографию и пунктуацию. "Я лично против любого стиля рока рок зделал наркотитескую революцыю, я сам пережил весь рок от легкого до деза после чего чуть не потерял себя, после покаяния я слушал христянский рок и он был для меня искушением…. РОК – приманка дьявола и Бог не желает Идтти к людям методами дьявола, Христянский рок – Симулятор рока для христианина (кожезаменитель)!!!!!" 5) Игумен Сергий искушает овец с помощью "кожзаменителя", популяризируя русских рокеров: Константина Кинчева с его "Алисой", группу "Если" и – себя самого, сочиняющего рок-оперу. Теперь на этот путь встала радиостанция "Радонеж". 6) Что роднит сих "Всадников", "Славян" и "Званых" с их "Э-ээй, слушайте в себе клич живого а-гня, званый-э черэз века" с "Black Sabbath" и "Kiss"? Что, что… " Illusion of Power ", видимость силы. Демоническая гордыня. Мельмот-Скиталец, сверхчеловек, кричащий или шепчущий фанатам свои, чередующиеся с рыком, нотации. Тон, глубоко хамский по духу, императивный, не терпящий возражений. В роке принципиально отсутствует снисхождение к личности слушателя, зато четко фиксируется отношение к аудитории как к материалу. В этом, прежде всего, типологическая связь рока с жертвенными тамтамами хамитов Африки, куда он уходит корнями через негритянскую музыку американского юга. Рок-музыка – это не нейтральная форма, могущая оперировать любыми текстами, как утверждают некоторые. Музыка – это особый самобытный язык. У "Роллинг Стоунз", Осборна, "Раммов" и иже с ними он органичен, этот язык – плоть от плоти той духовности, которая порождает их тексты и имидж. Это ложная духовность, а можно сказать и точнее. Вспомните Пресли, Битлов, "Стоунз", "Доорз", "Кисс", того же Осборна и прочих первопроходчиков, ниспровергателей музыкальных, нравственных и других устоев. Именно они создали язык рок-музыки и высказывались на нем. Поэтому удивительно, когда один начинает на этом языке проповедовать о Христе, а другие – водить хороводы вокруг такого проповедника, – пишет еще один эксперт. 7) Популяризируемый о. Сергием Рыбко и "Радонежем" Константин Кинчев – настоящий, и при том тяжелый, рок-музыкант. Поэтому у него с "Black Sabbath" с их "The Illusion of Power" и "Kiss of Death" в тысячу раз больше общего, чем с любыми христианскими бардами, о. Романом Матюшиным, о. Романом Тамбергом. Осознает ли он, или нет, но он изъясняется музыкальным языком сатанистов "Черной субботы", хотя и располагает гораздо меньшим "словарным запасом". Так, "Мерседес" и "Жигули", хоть и отличаются по качеству, но ездят по одним правилам, в отличие от поездов и самолетов. В данном случае мы имеем дело с черными "Жигулями". Их общее с "черным Мерседесом" – не только хриплый мужской речитатив вместо вокала, чередующийся с децибелами. Не только беспощадный ритм ударных, вязкие и мрачные гитарные риффы, нагнетание тяжести, наваливающийся звуковой кошмар… Но главное – зловещая окраска опуса, вызывающие, угрожающие, жлобские интонации. Сентенции Кинчева: "крест не уронить", "правдой дорожить" и т. п., подчинены зловещему контексту рока. Мал квас все тесто квасит. Не обязательно произносить одни матерные слова, чтобы быть сквернословом. Достаточно перемежать ими речь, и эта речь будет невыносима, даже если будет состоять из призывов к нравственности. Так, Маяковский, сюсюкая "Крошка сын к отцу пришел…", остается громилой и жлобом, на совести которого "Я люблю смотреть, как умирают дети", "хорошо в Царя вогнать обойму" и "летите, в звезды врезываясь" на смерть Есенина. В роке есть общая интонация высказывания. Это является его ядром. Рок говорит с интонацией убийцы. Верный этой интонации рок-певец – хоть англосакс, хоть славянин – кидает текст как откровение и одновременно оскорбление всей Вселенной. Сочащееся сквозь музыку гнетущее, тревожное, удручающее настроение смакуется рокером. В этой "синтезированной" музыке содержится культ смерти. Он органически присутствует в любом роке, какие бы тексты с ним не соединялись. При любом различии по качеству от настоящей кожи, цвет этого кожзаменителя всегда черный. Кто обманул Кинчева, сказав ему, что рок-музыка совместима с христианской жизнью? Нет, рок-музыка продолжает дело Ницше и Рихарда Вагнера. В этой музыке отсутствует трагизм, так как здесь нет апелляции к добру. Если добрый Моцарт делится со слушателем, и притом очень бережно, сильнейшей личной болью, трепетом души перед непостижимостью смерти, и это сообщает музыке потрясающий трагизм, то рок ничего этого не знает. Он сам полон смерти, он ее индуцирует, он ходит с ней в обнимку. В рок-музыке смерть или предмет заигрывания и страшилок, или блатных "наездов" на смертных, доставляющих патологическое удовольствие как певцу, так и его фанатам. В романтической маске Чайльд-Гарольда мало трагизма, хотя человек, надевший ее и пытающийся сквозь нее петь, сам, быть может, весьма трагичен. Достаточно сравнить многозначительно-заговорщицкие и при этом какие-то очень тоскливые шепты Кинчева "по вере – любовь, по религии – Крест" и т. п. с "хриповатым" криком Высоцкого "спасите наши души!", чтобы понять: хоть лицо рока и мрачнее тучи, трагизма в нем нет и в помине. Рок никогда не испытывает боли, хотя сам бьет наотмашь. Его жестокой, бесчеловечной стилистикой вполне вооружен Кинчев. Морализм Кинчева исполнен чисто рокового мессианства. Он так же высокомерен, так же "давит массой", как шаманизм Битлов или сатанизм "Черной Субботы", отлученной от церкви клерикалами Англии отнюдь не за обличение ересей Запада, а за глумление над Крестом. Рок демоничен по духу. Рок героичен, романтичен и бесчеловечен, и Константин Кинчев, если хочет остаться человеком, пусть сбросит маску рокера. Рок это ад. Все в нем отравлено кошмаром. Это не "тема смерти", а сама смерть. В отличие от "Адажио in G minor" Альбинони, Струнного квартета KV 421, 20-го Фортепианного концерта, "Дон Жуана" и Реквиема Моцарта, трио "Памяти великого артиста" Чайковского и "Памяти Соллертинского" Шостаковича, где тема смерти вызывает слезы, в рок- музыке слез не бывает. Слезы могут быть у его жертв, но не у слушателей. Если в христианской культуре смерть и ад показываются художниками, торжествующими с войском Победителя смерти ("Днесь ад, стеня, вопиет"), или же смиренно отдающими дань естеству Адама, "плачущими и рыдающими, помышляя смерть", то в антихристианской культуре рока смерть показывается глазами убийцы. Все слезы – на чужой стороне. Это хорошо показано в фильме Френсиса Форда Копполы "Апокалипсис сегодня", где под "Полет валькирий" Вагнера, включенный в наушниках, американские летчики совершают вертолетную атаку на вьетнамскую деревню, расстреливая и поливая напалмом беззащитных женщин и детей. Никакого плача, это настоящий рок-концерт. "Можно творить Иисусову молитву под звуки рок-музыки", – заявил игумен Сергий на сайте АлисА-Питер. И не какой-то вообще "рок-музыки", а под "Стоунз", "Флойд", цепеллинов. Слушает о. Сергий и "АС/DС". Битлы у него – с крыльями, равно как и Осборн ("истовый католик"!). 8) Может ли грешник взывать к Иисусу о милости, одновременно бросая Ему вызов, оскорбляя Его задушевным общением с Его врагами? Джон Леннон: "Христианство обречено. Оно увянет и исчезнет. С этим даже не нужно спорить – настолько все очевидно. Я знаю, что прав, а все остальные скоро убедятся в моей правоте. Мы сейчас куда популярнее Иисуса". 9) Если о. Сергию неизвестны эти издевательские признания его любимых Битлов, он неосведомленный дилетант. Если известны – циник. Можно ли творить Иисусову молитву под "Симпатию к дьяволу"?.. Пусть ответит игумену Сергию тот черный подросток, которого закололи около сцены на калифорнийском ипподроме под эту музыку его любимых Роллингов члены группировки "Ангелы ада" в 1969 году, – быть может, он призвал Имя Господа Иисуса, испуская дух. "У себя в келье я слушаю рок-музыку и не нахожу в этом никакого противоречия моей христианской и даже монашеской жизни. То, что вело и привело меня к Богу, не может быть злом". 10) Игумен слушает у себя в келье рок… Наверное, Битлы, "Pink Floyd", "Deep Purple", "Jethro Tull", которым, судя по текстам его рок-оперы, о. Сергий внимает "как пенью птиц", составляют его духовную пищу. 11) Возможно, помолившись молитвой Благоразумного разбойника, "раеви сподобившагося", врубает он Йена Гиллана с его "Схожу с ума в раю, заберите меня отсюда, пустите меня в ад". Или, после Молитвы ко Причащению: "ни лобзания Ти дам, яко Иуда", прослушивает арию Иуды "Too much Heaven in their mind" (" у них только Рай на уме ") из рок – оперы "Jesus Christ Superstar". Или, после молитвы Иоанна Златоуста: "Господи, сподоби мя любити Тя от всея души моея…" включает "I don't know, how to love him…" из той же кощунственной классики рока. "То, что вело и привело меня к Богу, не может быть злом". 12) Эта самоуверенная и опасная фраза игумена содержит ересь, так как указывает на земные обстоятельства, как на причину обращения к Богу, тогда как Писание ясно учит, что причина другая: "никто не может исповедать Иисуса Господом, как только Духом Святым". Эти обстоятельства и становятся в сознании человека идолом: "не может быть злом". Связанный этим идолопоклонством, человек боготворит зло, которым Промысел воспользовался для обращения грешника. Блаженный Августин пришел ко Христу через астрологию и манихейство. Равноапостольный князь Владимир – через язычество, искренним и ревностным приверженцем которого он был в юности. Преподобномученице Великой княгине Елисавете Церковь поет: "Лютое убиение твоего мужа приведе тя к служению Богу и ближним". Если применить к их житиям бесстрашную логику игумена Сергия Рыбко, выйдет оправдание язычества и убийства невинных. Привести человека к Богу может только Сам Бог. "Не вы Меня избрали, но Я вас избрал", – говорит Христос. Обновленческое же богословие представляет "Deep Purple", "Стоунз", "Флойд", Цепеллинов, а теперь еще и Константина Кинчева собственными навигаторами Христа, что неправда. Теперь "у себя в кельях", благодаря осваиваемой "Радонежем" концепции "навигации к Богу" через грех, вынуждены регулярно слушать рок-концерты те, кто пришел к Богу, сознательно порвав с рок-музыкой, а также и те, кто был чист от нее. Может быть, директор "Радонежа" Никифоров или глубокоуважаемый протоиерей Владислав Свешников, на чье благословение публично ссылается Кинчев, считают рок настолько сильной приманкой для юных, что заигрывание с роком кажется им оправданным предполагаемым массовым уловлением молодежи церковной мрежею? 13) Пусть услышат, в таком случае, признания все тех же "молодых сердец", которым, как они, возможно, думают, должна безумно нравиться эта музыка. "Самое главное это дух, с которым делается то или иное. Слова тут не причем. Под эти слова можно и головы рубить кому-то… в средние века, кстати, так и делали. А у рок-н-рола дух мятежный, и хоть в лепешку расшибись, а этого не поменяешь. Или это уже не рок". 14) "Рок бывает очень красивым и не глупым, как многие другие направления. Настоящий рок – это профессионалы с большой буквы. Но Христианский рок я считаю за доброго злодея. Это несовместимые вещи…" 15) Да, это несовместимо: рок и Христианство. Не потому, что "играть на гитаре – грех", как хочет представить позицию "фарисеев" о. Сергий. А потому что рок – это вовсе не игра на гитаре, и даже не игра на электроинструментах, которые, по убеждению о. игумена, "глубже, способны выразить больше, чем инструменты классические". 16) Рок – это определенный дух. Привитый к Церкви, он начинает приносить определенные плоды. Определенную духовность. "Я надеюсь, что это будет продолжаться, и думаю, что, может быть, молодежь наконец, поймет, что Православие – это не религия бабушек, одиноких мам, многодетных семей. Что, на самом деле, истинное Православие – это религия молодых. Именно потому, что молодых мало в Православии, потому Православие с таким старушечьим лицом", – сказал, закрывая рок-концерт в Ярославле, один из его организаторов иерей Александр Смирнов. 17) Эта духовность прямо противоположна Православной Вере. Церковь учит, что за гробом праведники просветятся как солнце, и учит любить эту красоту будущего нетления в тленных и разрушающихся сосудах, учит, что старики – это слава Церкви, учит "старца не укорять, но почитать", а они откровенно брезгуют и стыдятся "старушечьего лица" Церкви. Стыдятся тех, кто сберег для них храмы, кто вымолил их. Стыдятся перед подростками того, чего стыдятся друг перед другом сами подростки: "бабушек, одиноких мам, многодетных семей". И это делают священники… Не зря говорили мы, что Хамство онтологически присуще рок-культуре. Церковь учит, что православие – вера отцов: "Благословен еси, Господи, Боже отец наших", "Апостол проповедание и отцев догматы – благочестия великое таинство". Церковь держит Заповедь: чти отца и матерь. А у них православие – "религия молодых", замена религии святых отцов на религию отнюдь не святых юнцов с их самоуверенностью и гордыней. Воистину, это исполнение обещанного Пророком наказания: "Вот, Господь отнимет у Иерусалима посох и трость, храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливца, и старца… И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними" (Ис. 3:1-4). Провозглашая господство детей в вере, "религию молодых", они ублажают в подростках те же бунтарские настроения, что и рок. Стоят с ним по одну сторону против установленной Богом власти старших. "Завидую вашему поколению!" – слышат фанаты от игумена. 18) "Людие мои, блажащие вас льстят вам!" – добавим мы. Церковь учит благородной независимости от мира, даже если от Церкви останется, как сказал преподобный Нектарий Оптинский, "один епископ, один священник, один мирянин", а у них – заискивание перед миром, пресмыкательство перед массовкой, погоня за количеством ценой неизбежного попрания святых истин. Чего стоит грубая ересь о Христе, которую о. Сергий сначала произносит в многотысячной аудитории, а затем печатает многотысячным тиражом. "Христос очень близок нам", – говорит о. Сергий в Ярославле поклонникам группы "Если" после исполнения этой группой песни о Христе – "таком же бродяге, как я". "Мы веруем во Христа Богочеловека", – продолжает игумен. "Одна из Ипостасей, одно из Лиц Святой Троицы воплотилось в Господе Иисусе Христе". 19) Сын Божий и Иисус Христос – одно Лицо и воплотиться Сам в Себе не может. Иисус Христос и Сын Божий есть единая Личность, собственная человеческая природа Которой сотворена Им Самим и усвоена Себе в лоне Пречистой Девы. Человек Иисус никогда не существовал отдельно от Личности Слова. Мы веруем в "Господа Иисуса Христа,… воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася", а не в "воплощение "одной из Ипостасей" "в Господе Иисусе Христе". Эта древняя ересь не случайна в устах сочинителя рок-оперы. Несторианство как нельзя более подходит к учению о Христе, как о первом Хиппи. Какой вывод можно сделать из вышесказанного? Налицо модернизм в Церкви. Неспособность христиан в 90-е годы объединиться, чтобы дать бой разврату и сатанизму в окружающем нас обществе и на подступах к Церкви, привела к проникновению культуры сатанизма в виде рок-музыки в ограду Церкви. Декларируя благие цели миссионерского служения Церкви, обращения молодежи ко Христу, мнимое "воцерковление" рока служит обратному: десакрализации Церкви, девальвации нравственных устоев и Заповедей Божиих в массовом сознании молодых людей, обмирщении Церкви и потери Ею той соли, которая одна в состоянии спасти от гниения, распада и духовной смерти как отдельную душу, так и социум. По отношению к молодежи – это предательство со стороны церковных людей. По отношению же к прошедшим через рок, обратившимся к Церкви и познавшим свет и истину, это – то, о чем сказал Апостол Петр: "Пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи" (2 Петр. 2,22). Рок – это культура протеста, мятежа и убийства, какой бы лирикой он не прикрывался. Поэтому он не подлежит воцерковлению ни в каком виде. Пропаганда же отцом Сергием Рыбко рок-музыки и апология культуры хиппи, проводимая им на рок-концертах и в СМИ, есть соблазн молодежи, которой отец игумен "подает вместо яйца змию". "Батюшку трудно обвинить в модернизме, обновленчестве и экуменизме. Напротив, его взгляды отличаются строгим, бескомпромиссным следованием догматам православной веры и преданиям Святых Отцов Церкви", – представляет отца Сергия аудиоархив "Радонежа". Увы… "Я очень любил группу "Pink Floyd", и сейчас очень люблю, считаю непревзойденной музыкой". "Очень сожалею, что нет такого нашего русского Pink Floyd-а, который как бы выходил в какой-то другой мир". 20) На что рассчитывают модернисты? Что Церковь вместе с ними вернется, как пес на блевотину, к "Pink Floyd", согласившись, что это – "непревзойденная музыка"? Но Церковь там никогда не была и никогда не будет. Это так же невозможно, как подчинение Святой Евхаристии агапам отца Георгия Кочеткова или канонизация Григория Ефимовича Распутина.

Роман о работниках сферы обслуживания большого современного города — таксистах. Главные герои романа — молодой директор парка Тарутин и шофер первого класса Сергачев. Роман насыщен производственными, личными коллизиями, в которых переплетаются судьбы людей разных возрастов. Центральная идея романа — утверждение морали нашего социалистического общества.

Исследование Дм. Володихина посвящено определению интеллектуальной фантастики, ее истории и современному состоянию.

РОМАН КВАНТ

ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ – ЗАВТРА

Цикл «Время назад», книга первая

2012

Оскар Голиаф, потеряв память, попадает в параллельный мир, где время идет в обратном порядке. Здесь ему предстоит узнать особенности этой реальности, и столкнутся с тайным Братством, которое стремится обрести вечную молодость за счет путешествия параллельными мирами. Но страшная правда, открывшаяся ему подобно старой ране, может стоить жизни. Оскар должен рискнуть всем и найти кристаллы, чтобы вернутся в свой мир, и остановить необратимые изменения во времени…