Императрица

Императрица
Автор:
Перевод: Мария Малькова
Жанры: Историческая проза , Современная проза
Год: 2006
ISBN: 5-224-05477-Х

Девочкой она попала в геникей дворца китайского императора. Ум, энергия, необыкновенная сила духа привели наложницу на императорский трон. Роман посвящен жизни и правлению китайской императрицы из династии Тан (7 век н. э.). Она управляла Поднебесной долгие годы и стала первой женщиной, получившей разрешение на участие в высших культовых церемониях. В романе, написанном от лица героини, много места уделено сценам из жизни дворца и обычаям той далекой эпохи, подробно описаны нравы Запретного Города и его правителей.

Французская писательница китайского происхождения Шань Са волшебным образом соединила восток и запад. В 2001 году она была удостоена престижной премии «Гонкур лицеистов».

Отрывок из произведения:

Бесчисленные луны, мир непроницаемой тьмы, рокот, кружение и встряски. И нечастые минуты покоя, когда, прижав лоб к коленям и обхватив голову руками, я думала, прислушивалась, уповала не жить. Но жизнь была тут, подобная прозрачной жемчужине или вращающейся вокруг собственной оси звезде. Я оставалась слепа — глаза мои были прикованы к иному миру, иному бытию, что с каждым днем таяли и ускользали. Краски их блекли, образы расплывались. Я могла лишь удивленно вскрикивать и тихо ронять слезы. Это бессилие памяти меня угнетало, и я сгорала от тоски. Кто я? — вопрошала я Смерть, сидевшую у моих ног. Но она лишь что-то невнятно ворчала, не давая ответа.

Другие книги автора Шань Са

«Играющая в го» в 2001 г. удостоена Гонкуровской премии французских лицеистов, а в Великобритании признана лучшей зарубежной книгой 2003 года.

События романа развиваются в Маньчжурии 30-х гг. ХХ века. Японская армия завоевывает Китай. В древнем городе юная китаянка и японский самурай играют в го. В этой партии победы не будет. На последнем черно-белом пересечении любовь смыкается со смертью.

***

«Играющая в го» — это книга боли и любви. В России ее очень полюбили игроки в го, но эта игра (сложнее и интереснее шахмат) — только фон романа. 30-е годы ХХ века. Молодая девушка и молодой человек, китаянка и японец. Война между Китаем и Японией. Две линии жизни скрещиваются в середине романа — на площади Тысячи Ветров во время игры в го. Безумие политической борьбы, как всегда, рушит человеческую жизнь. Тем более что оба героя преданы каждый своей стране. Почти весь роман написан в настоящем времени — это создает полет, одномоментность, краткость мгновения. И снова из-за страшных судеб героев выглядывает манящий Китай со своим стрекотом цикад и «одуряющим ароматом жасмина».

Новый роман Шань Са — это историческая сага-фантасмагория, в которой два главных действующих липа: реальная историческая личность Александр Македонский и созданная воображением писательницы Алестрия, бесстрашная воительница, девочка-дикарка, правившая племенем амазонок. Великому полководцу, покорившему всю Малую Азию, завоевавшему Персию и победившему царя Дария, недоставало только царицы ему под стать…

Издательство «Текст» продолжает знакомить читателя с творчеством молодой французской писательницы китайского происхождения Шань Са. В четырёх новеллах о любви и смерти, объединённых образом плакучей ивы, считающейся в Китае символом смерти и возрождения, писательница рисует яркие картины жизни своей родины в разные исторические периоды.

Фантазия писательницы наделяет это дерево женской душой, обречённой, умирая и возрождаясь, вечно скитаться в поисках любви.

Четыре новеллы о человеческих страстях, четыре зарисовки Китая в разные эпохи, четыре восточные миниатюры дивной красоты.

Четыре жизни ивы…

Китай. 4 июня 1989 года. Площадь Небесного спокойствия (Тяньаньмынь) в Пекине залита кровью восставших студентов. Лидер студенческого движения прелестная Аямэй, спасаясь от преследования, бежит в горы за тысячи километров от столицы. Молодой лейтенант Чжао получает приказ разыскать бунтарку. В ходе погони в руки преследователя попадает дневник Аямэй, он узнает о ее жизни, мечтах, трагической любви, и мало-помалу его фанатизм уступает место состраданию. Однако погоня завершена — в праздник Луны у развалин старинного храма во время свирепой бури солдаты Чжао настигают свою жертву…

Париж, 2005 год. В доме с видом на Люксембургский сад снимает квартиру мужчина, похожий на голливудского киноактера, представитель американской фирмы. Этажом выше живет красавица китаянка. У них начинается роман. Возможно ли между ними искреннее чувство, если они не те, за кого себя выдают? И есть ли вообще место любви в политических играх, в которых эти двое всего лишь пешки?

Шань Са девочкой уехала из Китая во Францию после событий на площади Тяньаньмынь и стала известной писательницей. В издательстве «Текст» вышли два ее романа — «Играющая в го» и «Врата Небесного спокойствия».

Популярные книги в жанре Историческая проза

Сегодня о Владимире Бурцеве почти забыли. Зато в начале 20-го века имя человека, разоблачившего главного террориста российской империи и десятки других провокаторов, работающих в революционной среде, знали буквально все

Начало 20‑го века…Странное это было время. И странные люди его творили. Мечтатели, циники, террористы, двойные агенты…В списке этих далеко не заурядных персонажей Георгий Гапон, вероятно, один из самых колоритных

Времена и люди

Для тех, кто позабыл школьный курс истории: Георгий Гапон — священник, организовавший шествие рабочих к царю, вылившееся в массовую бойню «Кровавого воскресенья» и положившее начало Первой русской революции. В марте 1906 г. Гапон был убит группой боевиков–эсеров по обвинению в сотрудничестве с властями и предательстве революции.

Год 1967. Для молодой работницы мясокомбината Доры Беккер особенный. Дора работает хорошо, быстро–быстро колбасу перевязывает. И вдруг, прямо посреди работы у нее уши горят.

— Это, — думает Дора, — меня кто–то осуждает, а еще хуже где–то обсуждают. Где–то, что–то для меня коварное затевается.

И точно, правильно чуяло сердце. Приходит в обеденный перерыв мастер и приглашает Дору в контору. Дора, конечно, пугается. На воровстве она не попадалась, ничего такого про политику никому не говорила, а анекдоты и вовсе рассказывать не умеет. Идет она вслед за мастером и даже плохо понимает куда идет. Заводит тот ее прямо в кабинет директора. А там уже все начальство сидит. Мастер торжественно говорит сразу всем:

Действие второй книги «Дагестанская сага» происходит в 60–80-е годы XX века и охватывает период от так называемой «хрущёвской оттепели» и до эпохи «застоя», царившего в стране в годы правления Брежнева. Читатель вновь встретится с главными героями книги и вместе с ними переживёт описываемые здесь события.

В начале было Слово:

«Превозлюбленный читатель, Божественных словес рачитель, глубины словес премудрый пытатель, жизни вечной желатель!.. Когда благоволишь святые книги читать, то не откажись принять в десятиструнные длани и сию книгу убогого труда моего. Я думаю и верую, что Божья благодать споспешествовала мне ее написать. А себя вменяю ни во что. Многажды, когда я писал и слагал, то был как бы в буре шумной и во мраке; ум мой безмолвствовал в великой пустыне, смысл мой засыпал или был в исступлении, и вся моя разумная сила оскудевала…»

Книга посвящена трем поэтам «Путник со свечой» — повесть, давшая название всей книге, рассказывает о великом китайском поэте VIII в. Ли Бо. «Запах шиповника» знакомит с судьбой знаменитого поэта Древнего Востока Омара Хайяма. Творчество Франсуа Вийона, французского поэта XV в., его жизнь, история его произведений раскрыты в повести «Баллада судьбы».

Внутреннее единство судеб поэтов, их мужественная способность противостоять обстоятельствам во имя высоких идеалов, соединило три повести в одну книгу.

Прим. OCR: В приложении поэзия героев повестей.

Продолжение романа о Степи и Ариях. На этот раз повесть идёт о женщине Ардни — Утренней Заре. Зорьке

История героев «Александрии» – царя Александра I и опального олигарха Михаила Ланского – продолжается. На выбранном ими тернистом пути каждого ожидают серьезные испытания.

В XIX веке император, инсценировав свою смерть в Таганроге, отправляется в путешествие. Иерусалим, Египет, Индия… А в XXI нефтяной магнат, пережив покушение на свою жизнь в тюрьме и оправдательный приговор суда, все-таки оказывается на поселении в приполярной колонии.

Ссыльный декабрист вытаскивает царя из полыньи, а депутат-коммунист – олигарха из огня во время пожара.

Невероятное путешествие по экзотическим странам в прошлом и конституционный переворот с последующей российской «сиреневой революцией» в будущем.

Но, самое удивительное, так и вправду могло быть и, вполне возможно, еще будет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Автора этих мемуаров знают немало людей в России и за рубежом — политики, дипломаты, журналисты, сотрудники спецслужб.

Свою судьбу этот человек сделал сам, пройдя путь от атташе посольства и младшего офицера разведки до первого заместителя председателя КГБ.

Он использовал возможности, которые его страна давала всем, кто хотел и умел увлеченно и не жалея сил учиться, работать, служить, чтобы затем, в годы холодной войны, кропотливо, шаг за шагом, содействовать улучшению ее отношений с европейскими соседями.

Жила-была самая обыкновенная девушка. Шла поздно вечером одна с дискотеки, и в тёмной подворотне её поймал маньяк… Нет-нет, это не ужасы. И маньяк — не маньяк, и девушка вовсе не такая обыкновенная, как она сама привыкла думать. И жизнь её резко изменится, впереди её ждут приключения, временами весёлые, временами опасные, и, конечно, самая настоящая Любовь…

Тэрин Кленси лениво наблюдала, как служащая центра связи заверяет прием инфокарт, сложенных стопкой на репульсорной тележке рядом с ней.

Неожиданно рабочий шум центра связи старого Имперского дворца был заглушен громким сигналом тревоги.

Служащая подняла глаза, ее лицо побледнело, когда она определила звук сигнала.

— О небеса, — сказала она ошеломленно. — Корускант атакован.

У Тэрин тоже глаза расширились от удивления, но она быстро сориентировалась.

За окнами света не видно! Метет, кружит, хребтами выгибает сугробы. Возле сарая горы наворотило: колоды, поленницы – все укрыто.

Смеркается.

Окно напротив лежанки. Маринка откладывает книгу и, не поднимая головы, всматривается в метель.

Мало, очень мало что увидишь в окне на улицу. А в боковое и того меньше: на луга, на реку выходит, в нем одно белое марево. Правда, если бы не война, то сейчас на той стороне много бы огоньков светилось: школа, лесокомбинат. Вся Опанасьевка в той стороне. Отсияли, погасли огни. Тьма…