Император Кассий Флавиан

Император Кассий Флавиан

Кассий Марк Флакк Флавиан, сын сенатора Клавдия Флакка Флавиана и Марции, родился 9 августа 363 года. Дед Кассия, урожденный Марк Флавий, происходил из обедневшей семьи патрициев и был усыновлен сенатором Кассием Сервием Флакком в 332 году, приняв родовое имя Флакк Флавиан (суффикс "-ан" свидетельствует об усыновлении того, кто носит это имя, или одного из его предков). Вскоре после этого он женился на Октавии, от их брака родились дочь и сын Никомах Флакк (в 334 году). После смерти Октавии в 352 году Марк Флавиан признал своего сына Клавдия, рожденного вне брака в 336 году.

Другие книги автора Автор неизвестен -- История

Князь сей Дмитрий родился от именитых и высокочтимых родителей: был он сыном князя Ивана Ивановича, а мать его — великая княгиня Александра. Внук же он православного князя Ивана Даниловича, собирателя Русской земли, корня святого и Богом насажденного сада, благоплодная ветвь и цветок прекрасный царя Владимира, нового Константина, крестившего землю Русскую и сородич от новых чудотворцев Бориса и Глеба. Воспитан же был он в благочестии и в славе, с наставлениями душеполезными, и с младенческих лет возлюбил бога. Когда же отец его, великий князь Иван, покинул сей мир и удостоился небесной обители, он остался девятилетним ребенком с любимым своим братом Иваном. Потом же и тот умер, также и мать его Александра преставилась, и остался он на великом княжении.

В этом сборнике помещены статьи, напечатанные в журнале "Нива" № 19 от 10 мая 1903 г., в дни, когда отмечалось 200-летие С.-Петербурга. Автор(ы) статей в журнале не указан(ы).

Как строился и заселялся Петербург?

I.

Петербург вырос не совсем обыкновенным порядком.

Обыкновенно бывает так, что города возникают как-то сами собою: понравится известное место сразу многим людям, собираются они воедино по доброй воле и собственному желанию, строят дома, принимаются за ремесла и занятия и начинают жить да поживать.

Эта книга охватывает полтора века истории Римской империи — со 117 по 284 г. н. э.: «золотой век» империи, время правления династии Антонинов (117–180 гг. — Адриан, Антонин Пий, Марк Аврелий); правление династии Северов: Септимий, Каракалл, Гелиогабал, Александр (193–235 гг.); и так называемый «кризис III века» (от Максимина до Нумериана, 235–284 гг.). Останавливается повествование на пороге новой эпохи временного укрепления империи — когда императорам Диоклетиану (284–305 гг.) и Константу (306–337 гг.) удалось восстановить относительное единство державы еще на столетие.

Из нескольких посвятительных обращений следует, будто бы именно эти императоры поручили написать биографии своих предшественников шести историкам: Элию Спартиану, Юлию Капитолину, Вулкацию Галликану, Элию Лампридию, Требеллию Поллиону и Флавию Вописку. Мы ничего не знаем о них, больше они ничего не написали, и имена их больше нигде не упоминаются. Манера изложения и стиль у них одинаковы — все они пишут, как один человек. Поэтому в современной науке этих авторов принято называть scriptores historiae Augustae, «сочинители истории Августов».

Фрэнсис Гэри Пауэрс (англ. Francis Gary Powers, в официальных документах советского суда его второе имя неточно передано как Гарри; 17 августа 1929 г. – 1 августа 1977) — американский лётчик, в 1950‑е годы выполнял разведывательные миссии. Пилотируемый им самолёт был сбит над СССР 1 мая 1960 года.

Родился в Дженкинсе, штат Кентукки, в семье шахтёра (позднее — сапожника). Окончил колледж Миллиган близ города Джонсон-Сити, штат Теннесси.

С мая 1950 года добровольно поступил на службу в американскую армию, обучался в школе военно-воздушных сил в городе Гринвилл, штат Миссисипи, а затем на военно-воздушной базе в окрестностях города Феникса, штат Аризона.

После специальной подготовки Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиационную базу Инджирлик, расположенную вблизи города Аданы. По заданию командования подразделения «10‑10» Пауэрс с 1956 года систематически совершал на самолете U‑2 разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном. 1 мая 1960 года Пауэрс выполнял очередной полёт над СССР. Целью полёта была фотосъёмка военных и промышленных объектов Советского Союза и запись сигналов советских радиолокационных станций.

Пилотируемый Пауэрсом U‑2 пересёк государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени в двадцати километрах юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР, на высоте 20 км. В 8:53 под Свердловском самолёт был сбит ракетами класса «земля–воздух» из ЗРК С?.

Как только стало известно об уничтожении самолета, президент США Эйзенхауэр официально заявил, что пилот заблудился, выполняя задание метеорологов, однако советская сторона быстро опровергла эти утверждения, представив всему миру обломки специальной аппаратуры и показания самого пилота.

19 августа 1960 года Гэри Пауэрс был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 2 «Об уголовной ответственности за государственные преступления» к 10 годам лишения свободы, с отбыванием первых трёх лет в тюрьме.

10 февраля 1962 года в Берлине на мосту Глинике Пауэрса обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (он же Рудольф Абель).

На родине — в США — летчика поначалу обвинили в том, что он не смог уничтожить разведывательное оборудование своего самолета, а также в том, что Пауэрс не покончил с собой при помощи отравленной иглы, которая была выдана специально для такого случая, однако после проведения военного дознания все обвинения были сняты.

В августе 1977 года Фрэнсис Пауэрс погиб в США при крушении пилотируемого им вертолета, когда возвращался со съемок тушения пожара.

Наряду с основным для Азербайджана вопросом - восстановлением территориальной целостности - азербайджанское общество волнуют и многие сопутствующие проблемы: роль и интересы Ирана в конфликте, судьба азербайджанских памятников на территориях, контролируемых армянами, и многое другое. Сборник дает читателю возможность глубже понять мотивацию многих международных шагов азербайджанской стороны и не оставляет сомнений в том, что карабахское урегулирование является сегодня важнейшим элементом не только внешней, но и внутренней политики Азербайджана.

Хеттские законы

Хеттские законы дошли до нас в одной древнехеттской копии ок. конца XVI - начала XV вв. до н.э. (конец Древнехеттского периода) и в нескольких более поздних (Новохеттских) копиях (около XIII в.). Язык законов близок к древнехеттским текстам. Законы представляют собой один из наиболее важных источников для реконструкции экономической и социальной структуры хеттского общества, а также его правовых установлений[i]. Текст Законов непрерывен, деление на статьи принадлежит исследователям. Перевод и интерпретация многих статей и особенно терминологии хеттских текстов во многом остаются спорными и гипотетичными[ii] (см. дискуссии в указанной ниже литературе).

Лекции по истории культуры (Том 1)

Лекция первая

Понятие культуры

В этой книге речь пойдет о культуре - предмете, точному определению не поддающемся. Дело в том, что в обычном значении слова "культура" и "культурный" чаще всего связываются с понятием искусства, литературы, театра (когда мы говорим "человек культуры"), а также с понятием "образование, образованный" (когда мы говорим "культурный человек"). Но в научном словоупотреблении культура понимается как способ бытия человека, и этим задается совершенно иное понимание. В известном смысле культура - это человек. Причем самая большая сложность такого понимания состоит именно в глобальности этого понятия. Поскольку человек как бы тождествен культуре, он видит мир сквозь призму культуры, но не ощущая этого, считая свой способ восприятия мира, его осмысления и свое поведение в мире единственно возможным. Даже и не считая сознательно, а просто не думая об этом. И обнаруживает, что принадлежит к определенной культуре только тогда, когда сталкивается с представителями другой культуры. Кстати говоря, проблемы культуры потому и вышли на первый план в ХХ в., что резко возросли контакты людей, принадлежащих к разным культурным регионам.

Краткая история России и Советского Союза (американский взгляд)

СОДЕРЖАНИЕ:

1 ДРЕВНЯЯ РУСЬ

2 КИЕВСКАЯ РУСЬ

3 ТАТАРСКОЕ ИГО

4 МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО

5 ПЕРВЫЕ РОМАНОВЫ

6 ПЕТРОВСКАЯ ЭПОХА

7 РОССИЯ ПОСЛЕ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

8 ЕКАТЕРИНА II

9 ПАВЕЛ I

10 АЛЕКСАНДР I

11 НИКОЛАЙ I

12 КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

13 АЛЕКСАНДР II

14 АЛЕКСАНДР III

15 ЦАРСТВОВАНИЕ НИКОЛАЯ II

Популярные книги в жанре История

Много нового и поучительного читатель книги обнаружит в главах, посвященных современному белорусскому театру кукол, его выдающимся деятелям — режиссерам, художникам, актерам, драматургам.

В целом книга Б. Голдовского явно выходит за рамки «опыта конспекта» и представляет собой достаточно законченное (хотя и краткое) исследование по истории становления и развития белорусского театра кукол от истоков до наших дней.

Полагаю, что эта научная работа будет хорошим подспорьем не только для театроведов, но и практиков сценического искусства, а также интересной и полезной для пытливых студентов, магистрантов и аспирантов творческих вузов Беларуси и России, других европейских стран.

С момента публикации второго издания «Белой книги» ситуация с соблюдением — точнее, с игнорированием прав человека и принципа верховенства права на Украине значительно усугубилась.

Рассматриваемый в Книге хронологический период (июль — ноябрь 2014 г.) характеризуется грубыми, массовыми и умышленными нарушениями украинскими силовиками и вооруженными группировками национал-радикалов норм международного гуманитарного права, прав человека и верховенства закона.

В книге немецкого историка Гельмута Симона рассказывается об одной из самых драматических страниц античной истории — римско-испанских войнах второй трети II в. до н. э., ставших решающим этапом в завоевании Римом Пиренейского полуострова. Работа Симона — наиболее обстоятельный труд по этой теме. Подробное изложение боевых операций дано на широком фоне политической борьбы в Вечном городе, уже стоявшем на пороге гражданских войн. Перед нами предстают образы выдающихся военных и политических деятелей Рима той эпохи — Клавдия Марцелла, Метелла Македонского, Сципиона Эмилиана, вождя лузитанского восстания Вириата и других персонажей.

Издание адресовано как специалистам-антиковедам, так и всем интересующимся античной историей.

3 сентября 1939 года, в 11 часов утра, радиостанция Би-Би-Си передала обращение к нации британского премьер-министра Невилла Чемберлена, объявившего войну нацистской Германии. За полчаса до этого события одинокий самолет 139-й эскадрильи (Ямайка) взлетел с аэродрома Вайтон на юго-востоке Англии, чтобы произвести фоторазведку главной базы немецкого флота – Вильгельмсхафена. Это был первый боевой вылет Королевских ВВС Великобритании во Второй Мировой войне. Его выполнил флайт-офицер Маккерсон (вместе с наблюдателем и воздушным стрелком) на самолете Бристоль «Бленхейм» Mk IV. На следующий день «Бленхеймы» из 107-й, 110-й и 139-й эскадрилий отправились в налет на Вильгельмсхафен – первый из многих тысяч, проведенных англичанами в течение последующих шести лет.

Это захватывающая книга о великих мужских умах и их неудержимой силе. Вы познакомитесь с 35 историями о людях, которые изменили мир и оставили свой след на веки. Здесь вы найдете истории самых знаменитых музыкантов и художником, писателей и философов, императоров и завоевателей, покорителей мира и первооткрывателей. Эта книга расскажет вам 35 историй о мужчинах, изменивших мир!

В книге освещается период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг., вошедший в историю человечества как величайший подвиг советского народа в борьбе с фашизмом.

На общем фоне событий Великой Отечественной войны повествуется о военных действиях на территории республики, самоотверженном труде и героической борьбе трудящихся против немецко-фашистских захватчиков, о дружбе и братском сотрудничестве народов СССР, раскрывается решающая роль Коммунистической партии Советского Союза в победе над врагом.

1906 год. В России, несмотря на кровавый террор царизма, назревал новый революционный кризис. Важной ударной силой народного выступления должен стать Балтийский флот. Взялись за оружие солдаты и матросы Свеаборгской крепости. Поднял красный флаг крейсер «Память Азова». Выступление балтийцев поддержали финские и эстонские пролетарии. Этим событиям, сыгравшим важную роль в подготовке победоносного Октября 1917 года, посвящена книга.

Лекция, посвященная Марии-Антуанетте, неотделима от французской революции 18 века. Мария-Антуанетта была символом прежнего режима и стала символом жестокости этой революции.

И еще она стала символом не покоряющейся, не подчиняющейся воли женщины, которая уверовала, что абсолютная власть (эпохи перехода к новому времени, в котором она жила), абсолютная королевская власть – от Бога и отдать ее нельзя. В отличие от мужа, Людовика XVI, она осталась тверда в этом своем убеждении.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Het Monster

Индийская астрология

Индийская астрология. Лекция 1

Айянамса (прецессия)

В Индии применяется несколько астрологических систем. Мы рассмотрим наиболее популярную из них, именуемую ПАPАСАPА, по имени основателя. Само слово означает "Высший путь".

Pасчет положения планет ведется не по тропическому Зодиаку, как в западной астрологии, а по звездному или сидерическому Зодиаку, более приближенному к истинной картине созвездий: границы знаков изображаются с учетом АЙЯНАМСЫ, то есть прецессии.

Инфекционные болезни для всех

Популярно об инфекционных болезнях

Общая часть

Введение

Что такое инфекционное заболевание

Чем отличаются инфекционные больные от всех других

Причины инфекционного заболевания

Классификация инфекционных болезней

Факторы защиты человека от инфекций

Развитие инфекционного заболевания во времени (периоды болезни)

Как и каким путем происходит заражение

Инна

Дневник я начала вести, когда мне исполнилось 16 лет. В этот день мой отец, богатый скотопромышленник, вернулся из Парижа и привез мне в подарок норковую шубку. Девушка я была с хорошей фигурой. Шубка сидела на мне великолепно. Было лето и вместе с ним заканчивались мои каникулы. Осенью я должна была пойти в 10 класс, А потом, как этого желали мои родители, меня ожидал медицинский институт. Пока же я отдыхала на нашей загородной даче в мире радужных надежд и ожиданий. Я много читала и с некоторых пор с особым интересом журналы и книги в основном в сексуальном плане. Эти книги и журналы меня сильно волновали, вызывая новые, еще не понятные мне чувства.

Инопланетянка

Я возвращался из кино в задумчивом настроении. Еще свежи были в памяти лихие повороты сюжета, кое как запомнившиеся в промежутках между поцелуями со Светой. Свету я, как всегда, проводил до подъезда, где мы опять долго целовались, и вот теперь ехал домой.     В автобусе было много народу, и то с одного, то с другого бока меня кто-то постоянно толкал, давил, тер и т.д. Особенно мне не нравилось, что кто-то впереди меня держал то ли портфель, то ли сумку так, что она постоянно задевала мои брюки в самом интересном месте. Только этого мне еще не хватало! Я попытался развернуться к этой дурацкой сумке боком, как-то отодвинуть ее ногой, но ничего не помогало. И тут мне вдруг показалось, что это не сумка. Что-то двигалось у меня по брюкам как-то необычно, независимо от качки в автобусе. Как я ни боялся сознаться в этом себе, но сомнений не оставалось это была не сумка, а чья-то рука... Надо сказать, что вообще-то у меня не было еще девушки. То есть она, конечно была, Света, но у нас с ней никогда не заходило дальше поцелуев и объятий. И вот сейчас кто-то шарит по моим брюкам. Эрекция появилась мгновенно, стало жарко, уши от стыда покраснели. Я не мог пошевелиться. Мне не давала покоя мысль, что меня в этой давке с кем-то перепутали, и я боялся спугнуть хозяйку этой руки. Или хозяина? Тьфу, черт, но ведь всякое бывает. Я стал думать только о том, чья же это рука, мужская или женская. Скорее, конечно, женская - вероятность выше. А интересно, она красивая или уродина? Зачем она все это делает? Множество вопросов одолевало меня, но все равно мне было очень приятно. Вся спина и затылок покрылись каким-то неведомым ощущением тепла, мягкости и щекотки одновременно... До моего дома оставалось всего две остановки. Я гадал, кому из нас раньше выходить. Если ей, то я, возможно, увижу ее при выходе, и если она будет одна, то тогда... Что тогда, я еще не знал. Хотелось бы, конечно, пойти за ней, познакомиться. А вдруг она скажет, что я псих, и что она меня знать не хочет? Двери открылись и закрылись. Рука продолжала свое дело. Следующая остановка - моя. Я решил не выходить и проехать дальше, чтобы продлить удовольствие. Но тут я почувствовал, что сейчас что-то произойдет, что из меня что-то выльется. Я резко стал пробираться к выходу, внушая себе, что это был портфель, что пора домой, что завтра в школу и так далее. Рука осталась где-то там, в середине автобуса, я понемногу стал успокаиваться. Когда двери открылись, я вышел из автобуса и пошел к дому, заставляя себя не оборачиваться. Все происшедшее казалось теперь каким-то наваждением, сном. Наверное, со Светой нацеловался, вот и полезли всякие галлюцинации... - Подожди! - я услышал за спиной женский голос и остановился как вкопанный. Обернуться уже не хватало смелости. Шаги приблизились, Она взяла меня за рукав и встала прямо передо мной. Я попытался принять серьезный вид, как будто у меня хотят спросить про время, и вгляделся в ее лицо. Она была очень красива. Это была какая-то спокойная, не кричащая красота. Выразительные глаза, аккуратный носик, слегка пухлые губы в едва заметной улыбке, вопросительно поднятые брови. Мне показалось, что она немного старше меня. Вернее, я не знал, старше она или нет, но одета она была совсем не так, как одеваются девчонки моего возраста, а как-то по-взрослому. Ее легкое платье сидело на ней как-то необъяснимо изящно. Даже ремешок от сумочки, блестевший на ее плече, был очень естественен и выразителен. В ней не было ни капли вульгарности или развязности. Она никак не была похожа на девушку, способную приставать к незнакомому парню в автобусе. У меня внутри все задрожало. Я не знал, что говорить и что делать. - Ну что ты стоишь? Пойдем! - ее голос был приятный и спокойный. Она взяла меня под руку и повела меня к моему дому. Причем делала она это так, как будто мы с ней давно знакомы. Мы прошли несколько шагов, и тут я почему-то вырвался от нее, опрометью побежал вперед, не оглядываясь и не разбирая дороги. "Инопланетянка!" стучало в моей голове. А вслед я услышал ее спокойный голос: "Я тебя здесь подожду!" "Интересно, с чего она взяла, что я вернусь?" - думал я, но желание вернуться неумолимо нарастало. Я почувствовал, что каким-то образом завишу от этой девушки. Ее лицо стояло у меня перед глазами, ее голос звучал в ушах. Мне нужно было освободиться от всего этого и успокоиться. Я забежал в подъезд и вызвал лифт. Лифт спустился, и двери раскрылись. Заходить в него не хотелось, я медлил. Двери закрылись, а я все еще стоял на том же месте... - Ну чаво встал? Кнопку-то нажми! - противный скрипучий голос за спиной заставил меня вздрогнуть. Я обернулся, зло взглянул на толстую женщину с сумками и быстро пошел на улицу. За спиной проскрипело возмущенное "Ишь!" Моя прекрасная незнакомка стояла недалеко от подъезда, смотрела на меня и, держа сумочку за спиной, слегка кружилась. Кажется, начался дождь. Я, сам не зная, что делаю, подошел к ней, постарался улыбнуться, взял ее за руку и повел к подъезду. Рука у нее была маленькая и прохладная, но с теплой ладошкой. "Та самая или нет?" - почему-то подумал я. Мы подошли к лифту, и я нажал на кнопку. Никого, кроме нас, вокруг не было, толстуха уехала. Открылись двери соседнего лифта, и мы вошли внутрь. Я нажал кнопку 19 этажа. Лифт загудел и поехал вверх. Мысли путались у меня в голове. Я не знал, что я скажу родителям, как я проведу девушку к себе в комнату, что мы будем делать дальше. Я даже не знал, как ее зовут! - Наташа, - улыбнулась она, как будто прочитав мои мысли. - У тебя дома родители? - Андрей. Да. - мой голос меня не слушался и показался мне каким-то глухим. Наташа нажала на кнопку "СТОП" и приблизилась ко мне вплотную. Лифт замедлил ход и остановился. - Я тебе нравлюсь? - она обняла меня за шею. - Да, очень! - я обнял ее за талию и прижал к себе. Под платьем чувствовалось упругое тело. Мои руки невольно скользнули ниже, к ее мягким ягодицам. Наташа улыбнулась, потом закрыла глаза и потянулась ко мне губами. Я тут же впился в них поцелуем. Ее губы были мягкими и податливыми, мне захотелось их съесть, как спелый персик.. Вдруг ко мне в рот проник ее маленький теплый язычок. Голова пошла кругом, но во мне вдруг появилась какая-то уверенность. Я вдруг почувствовал себя соблазнителем, этаким Дон Жуаном. И дальше все пошло гораздо стремительнее. Она одной рукой гладила мой затылок, а другой уже расстегивала ширинку. Я опустил свои руки немного ниже ее попки, и перебирая пальцами, поднял край платья. Затем залез под него руками и стал аккуратно двигаться вверх. Кончиками пальцев я почувствовал какой-то шероховатый узор ее кружевных трусиков. Она тем временем немного приспустила мои брюки и залезла в трусы. Я тоже, как бы повторяя ее действия, завел под платьем правую руку ей на живот, потом ниже, в трусы, еще ниже... ах! Я никогда раньше не испытывал ничего подобного. Что-то очень мягкое, волнующее и трепетно дрожащее оказалось в моей ладони, как будто маленький испуганный котенок. А снизу к моим пальцам прижимались ее влажные трусики. Я стал гладить этого котенка, Наташа стала дышать часто и горячо, ее опущенные бархатные ресницы слегка подрагивали. Она потянула вниз мои трусы, и мой младший товарищ выпрыгнул из них и оказался в ее мягкой теплой руке. Она стала гладить его, отчего он еще больше напрягался и увеличивался в размерах. А я продолжал гладить котенка и попку. Вдруг Наташа потянула меня на себя, я потерял равновесие и упал бы на нее, если бы она не уперлась спиной в стену нашего маленького лифта. Она перестала гладить мой затылок, опустила руку к своим трусам, затем мягко, но настойчиво вынула из них мои руки и положила их на свои бедра. Я чуть было не подумал про танцы в пионерском лагере. Но тут Наташа подняла свою ногу куда-то в сторону и потянула моего друга к себе. Я почувствовал, как он касается чего-то теплого, покрытого прохладными капельками. Потом он вдруг провалился куда-то вглубь, встретив еще что-то упругое, но не остановившись. Наташа быстро вздохнула и едва слышно вскрикнула. Ее кружевные трусики сейчас прижимались к моему животу где-то слева, там где была поднята ее нога. Я подхватил ее ногу своей рукой снизу, а другую руку просунул между стенкой лифта и ее талией, и крепко прижал Наташу к себе. Теперь уже все ее тело мелко подрагивало. Движимый каким-то уверенным инстинктом, я немного отодвинулся от Наташи, а потом опять прижался. Наташа улыбалась с закрытыми глазами, как улыбаются дети, когда им снится хороший сон. Только она не спала. Она прерывисто дышала, с каждым вдохом издавая чуть слышный стон. Мои движения, сначала неуверенные и отрывистые, становились все более плавными и ритмичными. Темп нарастал, как в испанском танце. Я снова, как в автобусе, почувствовал, что меня переполняет что-то, что я сейчас взорвусь изнутри. По спине и животу вверх проползло что-то щекотное, Наташа крепко сжала мои руки, ноги у меня напряглись и... Когда я в очередной раз тесно прижался к Наташе, каждая моя клеточка вдруг наполнилась каким-то неведомым сладким ощущением, а мой дружок выплеснул переполнявшие меня чувства куда-то внутрь моей Наташи. Потом еще, но чуть меньше, потом еще... Ее тело вдруг расслабилось, и она опустила голову мне на плечо. Возможно, она даже упала бы, если бы я не поддерживал ее в трех местах. Мне никогда раньше не было так хорошо. Особенно приятно было ощущать плечом ее голову, а щекой касаться ее волос. Мой боевой товарищ, как разгоряченный после скачки конь, был еще бодр, но уже начинал чувствовать усталость. Наташа, не поднимая головы, медленно достала откуда-то большой красный платок и, приложив его к нашему основному месту встречи, осторожно вынула моего уставшего красавца из себя. Потом она нежно вытерла его платком, опустила ногу и подняла голову. Она улыбалась какой-то светящейся улыбкой, глаза были чуть влажными от слез. Я быстро надел свои трусы и брюки, она тоже что-то там у себя поправила и одернула платье. Мы обнялись. Мимо прогудел вверх соседний лифт. Я вдруг почувствовал необычайный прилив нежности к Наташе, к моей маленькой Наташе. Мы снова слились в поцелуе, но уже чувствовалось, что это был поцелуй расставания. Я не знал, что делать дальше, даже не знал, куда теперь ехать, вверх или вниз. - Я провожу тебя? - спросил я. - Лучше я тебя! - мягко сказала Наташа и нажала на кнопку 19 этажа. Лифт домчался, как мне показалось, слишком быстро. Двери открылись. - Иди, - мягко подтолкнула меня к выходу Наташа. - А ты? - спросил я. - Я позвоню. - Да-да, конечно, вот мой телефон! - я назвал ей телефон и стал шарить по карманам, куда бы его записать. - Я запомню, - улыбнулась Наташа. - Иди! Я еще раз повторил номер своего телефона, двери заурчали, закрываясь. Я остановил их рукой и вышел. Наташа стояла в лифте и улыбалась мне. Я тоже улыбался. Двери, закрывшись, разделили нас, и лифт загудел вниз. "Инопланетянка!" - подумал я. "Хотя нет. Инопланетянка поехала бы вверх!"...