Илья Муромец

Русские былины об Илье Муромце, пересказанные для детей советским писателем А.Н. Нечаевым.

Рисунки И.Д. Архипова.

Отрывок из произведения:

Возле города Мурома в пригородном селе Карачарове у крестьянина Ивана Тимофеевича да у жены его Ефросиньи Поликарповны родился долгожданный сын. Немолодые родители рады-радёхоньки. Собрали на крестины гостей со всех волостей, раздёрнули столы и завели угощенье – почестей пир. Назвали сына Ильёй. Илья, сын Иванович.

Растёт Илья не по дням, а по часам, будто тесто на опаре подымается. Глядят на сына престарелые родители, радуются, беды-невзгоды не чувствуют. А беда нежданно-негаданно к ним пришла. Отнялись у Ильи ноги резвые, и парень-крепыш ходить перестал. Сиднем в избе сидит. Горюют родители, печалятся, на убогого сына глядит, слезами обливаются. Да чего станешь делать? Ни колдуны-ведуны, ни знахари недуга излечить не могут. Так год минул и другой прошёл. Время быстро идёт, как река течёт. Тридцать лет да ещё три года недвижимый Илья в избе просидел.

Рекомендуем почитать

Дорогие ребята! Сказку «Лягушка-путешественница» написал известный русский писатель XIX века Всеволод Михайлович Гаршин (1855-1888). Это остроумная история о необыкновенном воздушном путешествии, в которое отправилась лягушка, и о том, почему оно так внезапно оборвалось. Рисунки Г. Никольского.

Рассказы о весёлой жизни ребят, полной интересных событий и приключений. Главный герой рассказов – Дима Колчанов, по прозвищу капитан Соври-голова.

Рисунки А. ТАМБОВКИНА.

     А во славном во русском царстве,

     А во той ли деревне Карачарове,

     У честных у славных родителей, у матери

     Был спорожен тут сын Илья Иванович,

     А по прозванью был славный Муромец.

     А не имел Илья во ногах хожденьица,

     А во руках не имел Илья владеньица;

     Тридцать лет его было веку долгого*.

     Во тое во летушко во красное

     А уходили родная матушка да батюшка

В славном городе во Муромле,

Во селе было Карачарове,

Сиднем сидел Илья Муромец, крестьянский сын,

Сиднем сидел цело тридцать лет.

Уходил государь его батюшка со родителем

Со матушкою на работушку на крестьянскую.

Как приходили две калики перехожия

Под тое окошечко косявчето,

Говорят калики таковы слова:

«Ай же ты, Илья Муромец, крестьянский сын!

Отворяй каликам ворота широкия,

Пусти-ка калик к себе в дом».

Рассказ о том, как в самые тяжёлые военные годы наше государство заботилось о детях, об их образовании.

Нет, должно быть, города на земном шаре, который так, как Сталинград, заставлял бы вспоминать проклятое слово «война». И в то же время с именем героического Сталинграда связываем мы счастливое слово «мир».

В Сталинграде я был в дни Великой Отечественной войны и в дни мира. Здесь я видел дом, от которого войну повернули обратно: от Волги - на Берлин. Четырнадцать шагов перед этим домом были последними шагами, которые враг не смог сделать по нашей земле. Здесь же, в нескольких шагах от врагов, провела два месяца маленькая девочка без фамилии, по имени Света.

О ней, о городе-герое Сталинграде, о доме, который носит имя сержанта Павлова, я рассказал в этой книжке.

Под славным городом под Киевом,

На тех на степях на Цыцарскиих [1],

Стояла застава богатырская;

На заставе атаман был Илья Муромец,

Податаманье был Добрыня Никитич млад;

Ясаул Алеша, поповский сын;

Еще был у них Гришка, боярский сын,

Был у них Васька долгополый.

Все были братцы в разъездьице:

Гришка боярский в-те-поры кравчим жил;

Алеша Попович ездил в Киев-град;

Илья Муромец был в чистом поле,

Отрывок из книги «Брестская крепость». История одного участника обороны крепости, мужественно сражавшегося с фашистами в первые дни войны.

Другие книги автора Русский фольклор

Эта книга издана для веселых людей, обладающих чувством юмора и любящих остроумные истории из интимной жизни человека. В нее включены наиболее интересные и веселые народные заветные сказки из собрания А. Афанасьева и Н. Ончукова.

Составление и обработка доктора филологических наук, профессора Татьяны Васильевны Ахметовой.

Издательство предупреждает: детям до 16 лет, ханжам и людям без чувства юмора читать книги этой серии запрещено!

     Из того ли то из города из Мурома,

     Из того села да Карачарова

     выезжал удаленький дородный добрый молодец.

     Он стоял заутреню во Муроме,

     А й к обеденке поспеть хотел он в стольный Киев-град.

     Да й подъехал он ко славному ко городу к Чернигову,

     У того ли города Чернигова

     Нагнано-то силушки черным-черно,

     А й черным-черно, как черна ворона.

     Так нехотою никто тут не прохаживат,

Сборник русских народных былин из разных печатных источников.

Содержание:

1. Вавила и скоморохи

2. Птицы

3. Исцеление Ильи Муромца

4. Илья Муромец и Соловей Разбойник

5. Святогор и Илья Муромец

6. Святогор и тяга земная

7. Погребение Святогора

8. Вольга и Микула Селянинович

9. Вольга

10. Алёша Попович и Илья Муромец

11. Илья Муромец и Калин-царь

12. Илья Муромец и Идолище

13. Бой Ильи Муромца с Жидовином

14. Три поездки Ильи Муромца

15. Илья Муромец и татарчёнок

16. Илья Муромец в ссоре с Владимиром

17. Илья Муромец и дочь его

18. Илья Муромец с Добрыней на Соколе-корабле

19. Алёша Попович и Тугарин

20. Алёша Попович освобождает Киев от Тугарина

21. Алёша Попович и Еким Иванович

22. Алёша Попович и сестра Петровичей

23. Добрыня и Змей

24. Добрыня и Маринка

25. Женитьба Добрыни

Пересказ замечательной былины «Садко» сделан писателем-фольклористом Александром Николаевичем Нечаевым. В сказе, как и в былине, говорится о том, что волшебное искусство певца-гусляра Садко оказалось сильнее власти и богатства.

Иллюстрации В. Перцова.

Эта книга — первый в мире толковый словарь русского мата.

Профессор Т. В. Ахметова всю свою жизнь собирала и изучала матерные слова и выражения, давно мечтала издать толковый словарь. Такая возможность представилась только в последнее время. Вместе с тем профессор предупреждает читателя: «Вы держите в руках толковый словарь „Русского мата“. Помните, что в нем только матерные, похабные, нецензурные слова. Иных вы не встретите!»

Во второе издание словаря включено составителем свыше 1700 новых слов. И теперь словарь включает в себя 5747 слов и выражений, которые проиллюстрированы частушками, анекдотами, стихами и цитатами из произведений русских классиков и современных поэтов и прозаиков. Всего в книге более 550 озорных частушек и анекдотов и свыше 2500 стихов и цитат из произведений.

Издательство предупреждает: детям до 16 лет, ханжам и людям без чувства юмора читать книги этой серии запрещено!

Жил Святослав девяносто лет,

Жил Святослав да переставился.

Оставалось от него чадо милое,

Молодой Вольга Святославгович.

Стал Вольга ростеть-матереть,

Похотелося Вольги да много мудростей:

Щукой-рыбою ходить Вольги во синих морях,

Птицей-соколом летать Вольги под оболоки,

Волком и рыскать во чистых полях.

Уходили-то вси рыбушки во глубоки моря,

Улетали вси птички за оболоки,

Убегали вси звери за темны леса.

Алеша Попович и Тугарин Змеевич

В славном городе Ростове у ростовского попа соборного был один-единственный сын. Звали его Алёша, прозывали по отцу Поповичем.

Алёша Попович грамоте не учился, за книги не садился, а учился с малых лет копьём владеть, из лука стрелять, богатырских коней укрощать. Силон Алёша не большой богатырь, зато дерзостью да хитростью взял. Вот подрос Алёша Попович до шестнадцати лет, и скучно ему стало в отцовском доме. Стал он просить отца отпустить его в чистое поле, в широкое раздолье, по Руси привольной поездить, до синего моря добраться, в лесах поохотиться. Отпустил его отец, дал ему коня богатырского, саблю, копьё острое да лук со стрелами.

Русские озорные частушки

Нравится, не нравится...

Эта книга, конечно, не для детей. Но и не для взрослых ханжей. Эта книга - для простого нормального читателя, любящего соленую шутку и не лишенного чувства юмора.

Цензура, как известно, отменена. Но в каждом из нас сидит внутренний цензор. Так уж мы строго воспитаны за долгие годы тоталитарной власти: есть, мол, святые вещи, над которыми нельзя смеяться. И есть, мол, плохие слова, которые нельзя произносить вслух, а тем более печатать. Обыватель послушно кивал и поддакивал, выслушивая чопорных своих наставников, однако, едва успев покинуть официальную аудиторию, тот же обыватель вовсю смеялся и шутил, дразнил и передразнивал, произнося такие слова, от которых краснели начальнические уши. Впрочем, и сами начальники, строгие цензоры и прочие идеологические держиморды, тоже ведь не пренебрегали остреньким анекдотом или фривольной частушкой. Знаем мы их двойную мораль: в быту - можно, в литературе - нельзя. Тоже, небось, у себя в кулуарах, в узком товарищеском кругу, особенно если в застолье, на пикничке, на пленэре или в жаркой сауне - ой как пили и пели отчаянные частушки, ну, вроде вот этой, к примеру.

Популярные книги в жанре Сказка

Сказки французских писателей

От издателя

Составили и обработали для детей: Тамара Габбе, Александра Любарская

Небольшая повесть для детей рассказывает о первых двух годах жизни медвежонка.

Сказки по мотивам преданий индейцев Северной Америки

Жила-была на свете одна девочка.

Росла она, росла, пока не превратилась во взрослую девушку, в умницу-раскрасавицу. И много у нее всего в жизни было: радость и грусть, счастье, слезы, любовь, презрение, потеря друзей и крах надежд. И в какой-то момент девушка поняла, что память не способна больше вместить эмоции, скопившиеся за всю ее, пусть не самую большую, жизнь…

Однажды подружка сказала ей, что в Большом Темном Лесу живет старая мудрая Волшебница, которая может выполнить любое желание, даже самое-самое. Но при условии — это единственное желание.

На далекой планете Ети жил печальный Азур Теке. И считал он, что он в ответе, что погасла звезда Леке. Это было и правдой отчасти и неправдой только на треть. Выпей, Лату, напиток счастья и на плач по Леке ответь.

Лату выпил, могучий хобот он к деревьям казу поднял, ветвь неправды он лапой обнял и для всех про Леке промолчал.

В молчании Лату о свете Леке нет места булату и твердой руке, нет места героям – Леке ни к чему с шипеньем и воем пронизывать тьму. О свете Леке на планете Ети знают лишь птицы да малые дети. Светила Леке им и ночью и днем огромного счастья зеленым огнем. И был меж детей тихий мальчик Азур, любил он звезду больше лату-шукур, любил он звезду больше лату-ака. Он думал: «Звезда светит мне лишь пока. Я вырасту, стану я лату-шукур, погибнет ребенок – мальчишка Азур. Найдет мое сердце и лату-ака, построим мы с нею забови-така.… А что же звезда? Свет великой Леке потухнет для ока Азура Теке.»

Городок Шантеклер

Храм Истины Непогрешимой, Многоликой и Всеохватной с превеликим тщанием обслуживало все богобоязненное и в меру просветленное население городка Шантеклер. Никак нельзя сказать, что указанный храм был памятником старины глубокой. Напротив, он отражал ультрасовременные философские взгляды интеллектуальной элиты вышепоименованного городка. А поскольку именно интеллектуальная элита стояла в этом городке у власти, то материализация ее идей была осуществлена на удивление быстро и дисциплинированно.

Сказка о старых и новых волшебниках.

Книга удостоена Государственной премии Румынии 1953 года.

Иллюстрации Марчела Кордеску.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ранним утром 1 сентября 2004 года из рощицы на одном из холмов Сунженской гряды в путь вышел отряд из 31 мужчины и двух женщин. Вышел, чтобы совершить самый кровавый акт террора после трагедии 11 сентября в Нью-Йорке. Эти люди захватили школу №1 в Беслане и убили 344 человека.

Российские официальные органы как могли тормозили поток сведений о событиях. Махровым цветом расцвело памятное с советских времен искусство дезинформации. Те же сведения, что доводили до общественности прокуратура, спецслужбы, армейские и милицейские чины, отражали прежде всего стремление скрыть от чужого глаза собственные промахи.

Журнал "Шпигель" предпринял попытку восстановить хронологию этих событий, включая и их предысторию. Так возникла хроника кровавого злодеяния в Беслане. Она повествует о том, что происходило в те первые дни сентября 2004 года на Северном Кавказе, в регионе, который следовало бы причислить к очагам острейших из кризисов, сотрясающих сегодня мир.

В чем суть времен, и что отличает одну эпоху от другой? Где пролегает черта между прошлым, настоящим и будущим? Древний мир был отделен от Средневековья видимой гранью – огнем пожаров и гибелью цивилизации – и все это было следствием великого Фундаментального Открытия, изобретения седла, стремени и сабли. Эти изобретения попали в руки варваров и породили волну нашествий, стершую с лица земли древние города и государства; возделанные равнины снова заросли лесами, и мир вернулся к первоистокам. Символом новой эпохи, Средневековья, стал всадник-рыцарь, привставший в стременах и замахнувшийся на врага мечом; рыцари построили замки и закабалили крестьян. Со временем крестьяне распахали новые поля и заселили новые деревни; затем появились города, ремесла и родилась новая цивилизация. Снова начались Сжатие и голод, и в городах вспыхнули первые революции, а первые абсолютные монархи стали освобождать крестьян. История шла по накатанной дороге, которая называется ДЕМОГРАФИЧЕСКИМ ЦИКЛОМ, население росло, голод повторялся все чаще, и голодающие снова и снова поднимались на восстания. В этот самый момент появилось новое Фундаментальное Открытие – Большой Лук, породивший новые волны завоеваний. На Востоке новый лук стал оружием варваров-монголов, которые покорили полмира, разрушая города и вырезая целые народы. Тысячи гниющих трупов лежали в полях и на дорогах, распространяя повсюду смертельное дыхание чумы. На Западе Большой Лук оказался в руках англичан, переправившихся через Ла-Манш и разоривших половину Европы. Прославленное французское рыцарство полегло в великих битвах при Кресси и Пуатье, крестьянство восстало против своих опозоренных господ, и мир Средневековья рухнул под напором Нового Оружия и Нового Времени.

Автор книги – мать, воспитавшая вдумчиво и педагогически целенаправленно пятерых детей.

В дневнике матери освещается многолетний опыт семейного воспитания детей, успехи и заблуждения, удачи и ошибки в этом очень важном и ответственном деле. В очерковой форме автор ведёт неторопливый рассказ о материнском счастье, трудностях, с которыми сталкивается мать при воспитании детей, о сложных вопросах, возникающих перед родителями в процессе формирования у детей трудовых навыков, морально-этических понятий и убеждений.

Их роман длится уже два года, но Дрейк остается загадкой для Кейт. С одной стороны, он известный писатель, любимец женщин, с другой – человек, предпочитающий одиночество и не доверяющий никому.

Кроме того, Дрейк категорически против детей, а Кейт беременна…