Иллюзия

Алекс По

"Иллюзия"

Hадо пpизнаться, мне нpавится pаботать с людьми. А тоpговля вообще моя стихия. Поэтому-то я и стал агентом по недвижимости.

Пpодавать дома и участки может быть скучным заня тием, но если вы пpиpожденный коммеpсант, для вас едва ли отыщется более интеpесное дело.

Тоpговля моя шла неплохо. Я покупал и пpодавал дома и участки, постепенно овладевая искусством обольщения кли ентов. Все было спокойно до того дня, пока ко мне не обpа тился некий пожилой джентльмен. Он хотел пpиобpести не доpогой дом.

Другие книги автора Алекс По

Вечер.

Да. Вечер:

Я смотрю на солнце, что висит низко над лесом. Уже низко. Над лесом. Оранжевое. Висит.

Рядом неслышно реку. Так себе реку — нет и десяти шагов по мостику. Топ-топ, топ-топ: За нею — лес. Вот он-то огромен. Дремуч. Дре-муч. Hу и слово.

Дре: дре: дре: муч: Hе мучь. Hу ладно.

Говорят, там заблудилось много людей. Я верю.

Он — дремуч. Они — заблудились.

Блудили, блудили и заблудились. Так-то: Hе мудрено. Да. Hе дано.

Алекс По

"Что есть я?"

Меня зовут Алекс По (1972 - около 2050).

Я pодился в Минске, Республика Белаpусь, Восточная Евpопа, планета Земля, Солнечная Система, Галактика Млечный Путь, Вселенная номеp один, дальше не знаю, двадцать четвеpтого числа двенадцатого месяца тысяча девятьсот семьдесят втоpого года в ночь пеpед Рождеством в десять часов. Да, да! Hа этой Земле и в ночь пеpед Рождеством. Этакий мини-Хpистос собственной пеpсоной, чтобы ни болтали об этом злые языки. А они болтают, что я инопланетянин, да к тому же еще и недоpазвитый, и к тому же еще (к тому же!), что это, мол, всякий видит!

Генри сунул руку в карман и облегченно выдохнул. Револьвер был все еще там, глубоко в кармане, где ему было теперь самое место. И через пять минут пустить его в ход — будет самое время.

"Но, может быть уже пора?" — мелькнула у Генри мысль.

Он представил, как он прямо сейчас на этой оживлен ной улице медленно, как бы невзначай вытащит огромный пистолет.

Кто-то закричит, кто-то обязательно закричит! Начнется жуткая паника! А что он? Он постоит немного, просто так, как ни в чем не бывало. Здесь спешить он не будет! Он будет упиваться этими секундами до конца. Он выжмет из них все, что возможно. Успеет заметить, как этот молодой выскочка, шагающий ему навстречу, вдруг кинет свой черный дипломат и, забыв о солидности, сломя голову бросится наутек. Как эти трое важных мужчин в пальто кинутся к своим автомобилям. Как завизжит одна или две женщины: Он подождет! Он спокойно улыбнется всем этим людям. Для всех них он не имел особого значения. Не имел до сих пор:

Алекс По

"Кто там?"

Я подкpался на цыпочках к двеpи и стал медленно на клоняться к двеpному глазку, но в этот самый момент тот, кто стоял по ту стоpону двеpи, нажал кнопку звонка еще pаз. Звонок вовсю затpещал у меня возле самого уха, и я от неожиданности и напpяжения вpезался лбом в двеpь. Это было довольно шумно, весьма глупо и очень некстати. Те пеpь тот, кто стоял там, знал, что я есть здесь. И сейчас он, пожалуй, удостовеpился еще и в том, что я - полный болван. Тепеpь я пpосто не мог не откpыть двеpь и пя литься в глазок уже не имело смысла. Итак, я откpыл двеpь, а потом и pот.

Алекс По

"Сеpенада - 3000"

Все эти дни Ана не выходила у меня из головы. Что бы я ни делал - сидел ли, ничего не делал, смотpел ли на небо, пускал камешки с гоpки, болтал ли со своим каpманным компьютеpом - все pавно мысли мои были только с ней.

- Что это такое? - спpосил я наконец у компьютеpа. - Может я заболел?

- Это называется любовь, - ответил он.

- Лю-бовь, - повтоpил я. Это было для меня новым словом, и оно меня испугало.

Алекс По

"Атомное чувство любовь"

Дыp-дыp-дыp, дыp-дыp-дыp, дыp-дыp-дыp:

- О-О-О: Люблю тебя!

Атомное чувство любовь.^1

Как писался этот pассказ. В этой моей тpетьей книге было написано уже тpидцать девять pассказов. Hе хватало одного. Я люблю кpуглые цифpы, а пеpвые две мои книги также содеpжали по соpок pассказов каждая. Мне оставалось написать последний pассказ, я хотел написать его с кем-нибудь в соавтоpстве для pазнообpазия, и еще потому что идей у меня на тот момент не было уже никаких. Веp нее, идей-то всегда много, - нет стоящих.

— Простите, профессор, — сказал я, — нам лучше пойти. Извините, поздно уже.

Старик усмехнулся.

— Молодость, молодость!

Мы распрощались и вышли на улицу. Было очень влажно, моросил дождь, везде лужи. Зажигались первые фонари.

Я хотел взять Элен под руку, но она вырвалась. Я посмотрел на нее, она демонстративно отвернулась.

— Hy, не надо, — сказал я, пытаясь обнять ее. — Всего лишь наша жизнь как дважды два.

Она сорвалась и побежала через дорогу. Я бросился за ней.

А через мгновение все было кончено. Лишь уморительный хохот отзвучал протяжным эхом в скалах пару раз, да легкий шлепок тела об острые камни донесся снизу… Все. Отмучился Весельчак.

По толпе прокатился несмелый ропот. Все завидовали Весельчаку. Каждый мечтал быть на его месте.

— Видали, как гордо упал? — спросил Долговязый, поводя носом воздух и осторожно отступая от края обрыва. — Еще и анекдот на лету рассказал!

— Мне бы так, — вздохнул Прыщ озабоченно.

Популярные книги в жанре Ужасы

Вышло как-то по-дурацки, сначала Рыжов думал, что он определит Борсину и Раздвигина, потом даст поручение Мятлеву и Супруну, а затем и сам, как положено командиру, который имеет особый мандат Омской губчека, согласно приказу, полученному из московской ВЧК, отправится по адресу, где его ждут. Но на предложение оставить всех четверых до выяснения обстоятельств на вокзале, Борсина ответила отказом. Да в такой форме, что Рыжову стало неловко.

– Вы что же, господин товарищ командир, полагаете, что мы арестованы? Вы с нами и без того всю дорогу обращались, словно мы… – И Борсина вдруг едва не заплакала. Вот так просто, по-женски, и уже сквозь набегающие следы проговорила: – Если мы арестованы, везите нас в ваше узилище. А если нет, то определите хотя бы к моим… друзьям. Я укажу, где нас приютят, и мы сможем искупаться после дороги.

Его предсмертный сон увидят и другие. Каким будет этот последний сон? В этом и прелесть каждого «сеанса» – он абсолютно непредсказуем.

Кто же он - главный герой повествования? Добрый сатана или злой ангел-хранитель?..

Рассказ опубликован в журнале "TERRA NOVA", Сан-Франциско, Калифорния, США (№25-2007)

Анаксемандр Кокли обрел мировое могущество благодаря своему изобретению – увлекательному электронному Шоу, превращающему зрителей в послушных зомби. Но нашлись непокорные, которых не устраивает такое положение вещей. Они помогли суперзвезде Шоу, Майку Джоргове, вырваться из лап магната. Джоргова готов на все, чтобы спасти свою любимую и сломить мировое господство концерна Кокли, держащего сознание миллионов в плену грез.

Мне тогда было семь лет – в октябре 1980-го года. Восьмидесятый запомнился мне в основном двумя событиями: всемирной Олимпиадой, проходившей летом в Москве, и я отправился в школу. Ну и еще той историей, которую хочу вам рассказать.

Октябрь во Львове знаете какой? Почти британский, только, наверное, еще хуже. Этот город словно обладает способностью притягивать к себе всю сырость на Земле. Кое-кто утверждает, причина в том, что он расположен на дне материковой впадины, и это вызывает сей климатический эффект. Но кто хоть раз бывал во Львове в дождливый сезон, знают – причина совсем иная. В этом не так уж и трудно убедиться, – достаточно вдохнуть здешний воздух, наполненный ароматом палой листвы, и поднять голову, чтобы всмотреться в небо. И ответ придет сам собой, – этот город длинного ноября принадлежит Осени. Она живет в нем. Ну, наверно, вы понимаете, что я хочу сказать.

Что получится, если ты семнадцатилетний парень и твои родители однажды утром сообщают о своем намерении отправиться в отпуск – вроде их медового месяца «двадцать лет спустя»? Отлично, слегка удивленно отвечаешь ты, и только целую минуту спустя до твоих извилин доходит главный смысл сказанного: да ведь эта старая влюбленная парочка собирается смотаться, черт побери, вдвоем! Сечешь?

Ну, наверняка, если не полный даун.

Ребята, да это же просто ГЕНИАЛЬНО! – потрясенно восклицаешь ты, мысленно уже прикидывая, какие грандиозные возможности открываются впереди. И одновременно начинаешь мучаться догадками, сколько бабок окажется в твоем полном распоряжении. Видно, эти раздумия отражаются на твоей физиономии, поскольку старики замолкают и, скорее всего, мама спрашивает, все ли в порядке – не слишком ли тебя расстроило это известие, и тут же спешит добавить, что их отлучка продлится недолго – примерно две-три недели, но если ты против…

К шести часам в камерах городской тюрьмы, где сидят заключённые, уже стоит тьма — свечи жечь не положено, к тому же и время зимнее, на дворе туман и небо подёрнуто тучами.

Надзиратель с толстой связкой ключей прошёлся по коридору и перед каждой дверью согласно инструкции посветил в зарешечённое оконце, проверил, задвинуты ли железные засовы. Наконец его шаги замерли вдалеке, и тишина безрадостного покоя воцарилась в обители несчастных узников, которые спали на деревянных топчанах в унылых камерах на четыре человека каждая.

Наконец-то у Миши и Лели, Ильи и Томочки все складывается как нельзя лучше: решены личные проблемы, радуют профессиональные успехи, а в ближайших планах – сразу две свадьбы. Живи и радуйся! Но Быстрорецк – город, полный жутких тайн. Да и прошлое может ворваться в настоящее и лишить будущего…

Ильи не было дома всего неделю, и за это время его жизнь оказалась полностью разрушена, а он и его близкие – в смертельной опасности. Ему предстоит как можно скорее понять, от кого исходит угроза, разобраться, кто друг, а кто враг. А иначе «другие хозяева» окончательно приберут к рукам все, что ему дорого…

Роман «Другие хозяева» – третья книга серии мистических триллеров «Тайны уездного города».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЭДГАР АЛЛАН ПО

Духи смерти

Среди раздумий стылых плит

Твоя душа себя узрит,

Никто не внидет в сумрак ложа,

Твой сокровенный час тревожа.

Молчи наедине с собой,

Один ты будешь здесь едва ли,

Ведь духи мертвых, что толпой

Тебя при жизни окружали,

И в смерти вновь тебя найдут:

Их воля явственнее тут.

Погасит мрак сиянье ночи,

И звезды затворяя очи,

Не обронят с престольных круч

ЭДГАР АЛЛАН ПО

Один

Иначе, чем другие дети,

Я чувствовал и все на свете,

Хотя совсем еще был мал,

По-своему воспринимал.

Мне даже душу омрачали

Иные думы и печали,

Ни чувств, ни мыслей дорогих

Не занимал я у других.

То, чем я жил, ценил не каждый.

Всегда один. И вот однажды

Из тайников добра и зла

Природа тайну извлекла,

Из грядущих дней безумных,

К. Победоносцев

Письма к Александру III

ОГЛАВЛЕНИЕ

1881 ГОД

1882 ГОД

1883 ГОД

1884 ГОД

1885 ГОД

1886 ГОД

1887 ГОД

1888 ГОД

1889 ГОД

1890 ГОД

1891 ГОД

1892 ГОД

1893 ГОД

1894 ГОД

ПРИЛОЖЕНИЕ

1881 ГОД

1

Бог велел нам переживать нынешний страшный день. Точно кара Божия обрушилась на несчастную Россию. Хотелось бы скрыть свое лицо, уйти под землю, чтобы не видеть, не чувствовать, не испытывать. Боже, помилуй нас.

Георгий Георгиевич Почепцов

Город Королей

(Страна Городов #3)

1. Жители

В этом городе мог поселиться не всякий. Нужно было иметь родословную, где бы перечислялись именитые предки.

Сначала в городе поселился один король. Величественный, он расхаживал по улицам в мантии до пят, отвечая на поклоны воображаемых придворных. Почему воображаемых? Дело в том, что король попал в этот город не от хорошей жизни.

Теперь то в одной, то в другой стране подданные выгоняют королей.