Иллюзии свободы. Российские СМИ в эпоху перемен (1985-2009)

Видный государственный деятель, журналист, публицист, редактор и ученый-историк, ныне профессор, заведующий кафедрой Московского государственного университета печати делится своими наблюдениями и размышлениями о роли средств массовой информации в годы перестройки, когда автор возглавлял министерства и ведомства СССР по делам печати, телевидения и радиовещания. Насыщенная фактами, анализом событий недавнего прошлого, затрагивающая самые разные стороны жизни общества книга проливает новый свет на переломную эпоху в нашей стране.

Для деятелей средств массовой информации, историков, политологов и журналистов. Может использоваться в учебном процессе вузов при подготовке кадров по направлениям «Книжное дело», «Журналистика» и специальности «Связи с общественностью». Представляет интерес для широкого круга читателей.

Отрывок из произведения:

В споре о том, кто определяет вехи жизни, этапы профессионального пути – сам человек или обстоятельства времени – непросто прийти к однозначному ответу. Многое, что с нами происходит, предопределено временем, в которое мы живем и работаем. С этим же связана и наша востребованность, профессиональные успехи и неудачи. Мы, конечно, меняем окружающий нас мир, только он нас меняет больше.

Особенности биографии автора этой книги вовсе не в том, что ему довелось достичь каких-то должностных высот, а больше в том, что в силу обстоятельств времени ему выпало за четыре десятилетия пройти и основательно поработать во всех основных отечественных средствах массовой информации: газете, книгоиздании, радио и телевидении – и в каждой из них оставить свой след. Последние годы его деятельности посвящены образовательной журналистике в роли заведующего кафедрой Московского государственного университета печати.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Ф.Ю.ЗИГЕЛЬ

Световой барьер и проблема HЛО

Минувший 1981 год был ознаменован важными событиями в изучении проблемы Внеземных Цивилизаций. В издательстве "Hаука" вышел сборник "Проблема поиска Внеземных Цивилизаций". Опубликованы Труды XV Чтений памяти К.Э.Циолковского. В сентябре, в рамках традиционных Чтений памяти Циолковского состоялся специальный Симпозиум по проблеме поиска ВЦ. И, наконец, в декабре 1981 г. в Таллине успешно провел работу Всесоюзный симпозиум "Поиск разумной жизни во Вселенной" с участием ряда зарубежных специалистов.

Под обложкой этой книги объединены три работы об аномальных явлениях известного писателя и исследователя А.К.Приймы. В `Непрошеных гостях` автор новаторски пытается свести воедино два таинственных феномена - небесный и земной: НЛО и нечистую силу. В `Дуэлях с невидимками` рассказывает о домовых и привидениях и предлагает свою версию о природе этих существ. А в `Тайнах великого пророка` повествует о сенсационных прямых психических контактах с параллельным миром.

А.К.Прийма - профессионал литературного пера. Книга написана легко и живо - с `приключениями` и неожиданными поворотами сюжетов. Вместе с тем это по-настоящему глубокое аналитическое исследование природы аномальных феноменов, насыщенное оригинальными авторскими идеями и гипотезами.

Книга иллюстрирована уникальными фотографиями аномальных явлений. Для широкого круга читателей.

…Борьба против лженауки – это борьба против заблуждений, взятых на вооружение повседневной жизнью. Это борьба против ошибок разума, а не чувств, в отношении которых слово «обман» вообще не имеет смысла…

В качестве доказательства посещения Земли инопланетянами многие авторы используют различные древние изображения и скульптуры, напоминающие людей в скафандрах. Автор считает, что эти агрументы относятся к числу наиболее легко опровергаемых. Так, в данной статье он объясняет, кого же на самом деле изображают японские статуэтки «догу», в которых писатель А.Казанцев совершенно определенно увидел пришельцев…

Леонид Аронзон – один из самых значительных и глубоких поэтов послевоенной поры. Когда речь идет о крупном литературном явлении, до сих пор, к сожалению, не знакомом широкому читателю, вероятно, целесообразно сравнить его с явлением намного более известным. И тогда можно сказать, что в 60-е годы Ленинград дал русской литературе двух наиболее замечательных поэтов: Бродского и Аронзона. (Сравнение окажется тем более оправданным, если учесть, что речь идет о почти ровесниках: Аронзон был всего годом старше.) Личная их близость продолжалась недолго, сменившись принципиальным внутренним расхождением. И это не случайно: трудно представить себе поэтов, чьи творческие позиции в большей степени являются антиподами друг другу.

Натрудившееся за день утомленное солнце упало на жесткую подушку серых облаков и ушло на ночлег куда-то далеко за почерневшую кромку лесного массива.

Сергей Кузьмич вышел из дома, сладко потянулся и расправил плечи, согнувшиеся под весом младшего внука. «Тяжелеет мальчишка», – подумал Сергей Кузьмич и устало опустился на деревянную скамейку, прислоненную к стене.

Дом его дочери стоял на опушке леса, дышавшего влажной свежестью и хвойным ароматом. Этот сосново-елочный рай резко отличался от его оренбургских степных перелесков, слабо сопротивлявшихся свирепой летней жаре. От нее Сергей Кузьмич и удрал сюда, в спасительную архангельскую прохладу. Правда, днем особенно долго наслаждаться ею не удавалось – все время уходило на внука.

Спасаясь от погони, человек бежал по мелкой морской лагуне. Это была плоская широкая прибрежная низменность, вытянутая вдоль моря и отделенная от него невысокими песчаными дюнами. Через редкие узкие проливы-гирла морская вода во время штормов прорывалась в лагуну, быстро испарялась, оставляя вместо себя плотный густой соляной раствор.

Человек бежал, тяжело передвигая ноги в воде, доходившей ему до колен. Его ступни проваливались в толстый слой вязкого донного ила. Но не только это замедляло его бег, еще большее затруднение представляло то, что человек был хромой. Он сильно припадал на правую ногу и, если бы не большая толстая палка, служившая ему опорой, он давно бы свалился в грязную горько-соленую воду.

Термин «Скандинавия» восходит к средневековой латыни. Впервые это слово упомянул древнеримский ученый Плиний Старший в своем энциклопедическом труде «Естественная история».

Традиционно Скандинавия включает в себя три страны – Швецию, Данию и Норвегию. Некоторые авторы в состав Скандинавии включают Исландию, исторически тесно связанную с Норвегией и Данией, однако сами исландцы (а также, шведы, норвежцы и датчане) не считают Исландию частью Скандинавии.

Перед вами история трех этих стран – увлекательная, временами жестокая и поучительная. Правители, битвы, сражения и сам дух этой земли, так называемое «северное мужество» – все это создает уникальный облик Скандинавских стран и их особый путь в истории, в чем-то близкий России, а в чем-то бесконечно далекий.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Моряки и географы, купцы и казаки, крестьяне и священнослужители разных религий — вот герои историко-приключенческих повествований, вошедших в представляемую читателю книгу. Люди, созидавшие мир и обустраивавшие землю столетия назад, предстают перед нами во всем блеске человеческих деяний. Редко встречаются книги, знакомясь с которыми, испытываешь головокружение от крутых поворотов авантюрного сюжета и одновременно проникаешься красотой миропознания.

Статья была напечатана в «Журнале Фрэзера», август 1840 года.

Перевод с английского А. Поливановой

Комментарии Я. Рецкера

Уильям Теккерей. Собрание сочинений в 12 томах. Том 2. Издательство «Художественная литература». Москва. 1975.

Перевод с английского М. Лорие.

Я в последнее время не могу отделаться от ощущения, что международная дипломатия - это такой флуд-форум на макроуровне. Модератор Евросоюз.