Игры с судьбой. Книга третья

Весь испещрен закорючками букв белый бумажный лист. Слова — как рассыпанный бисер. Меж бисера — строгие колонны математических формул.

Невозмутимо лицо Хэлдара. Сидит в кресле напротив, потягивает рубиновое вино, эту солнечную, хмельную влагу. Но не сонные, не хмельные синие глаза. И внимательные, и ожидающие.

И самую малость подвинуть губы к улыбке, показав благосклонность. Не переборщить бы! Не показать неистовой, хмельной радости, что сильнее вина бьет в голову, кружа.

Другие книги автора Наталья Валерьевна Баранова

Повесть, где совсем немного мистики и много рассуждений.

Да, я оборотень, я – настоящий оборотень!!! Обстоятельство, которым можно гордиться, но только не в той ситуации, в которой я нахожусь. А нахожусь я связанной по рукам и ногам в трюме корабля, и хорошо б, что б эвирские господа разбойники, благородные рыцари космический трасс, уроды недоделанные, так и не догадались, что я самый натуральный оборотень. В противном случае мне банально перережут горло. А мне б этого не хотелось. Я как – то это… того… свое горлышко очень и очень люблю. И хоть в принципе я могу перевернуться в любое существо примерно своей массы, плюс, минус примерно десять кило, в волка или иного хищника мне превращаться как-то, не очень. Просто оборотни Игмара, а в особенности подтипа Нафет очень не любят когда их вынуждают применять когти и зубы. Миролюбивы мы до омерзения, так что самой противно.

Что это? Мечта, наверное. Очень красивая мечта о доброте, которой нам всем так не хватает. Кому-то понравится, кому-то нет. Живут себе во Вселенной люди, на тысячах планет живут, торгуют, воюют, любят и ненавидят. Но многие помнят легенды об Аюми, иногда еще именуемыми странниками. Их давно нет, только изредка находят артефакты, мгновенно становящиеся невероятной ценностью. Однако кое у кого возникают подозрения, что не все Аюми ушли, что они ходят между людьми и смотрят на их жизнь. Со стороны...

Облизнув губы, Да-Деган отставил бокал с вином, посмотрел на Хаттами Элхаса. Контрабандист только развел руками.

Усмешка возникла на губах, медленно изменившись в улыбку.

— Да, Хаттами, — произнес Да-Деган негромко, — заварил я кашу. В такие интриги сунулся.

— Смотри, голову не потеряй.

Только взмах руки — ответом. Сам знает, как оно просто, но только ж разве можно постоянно думать о смерти, шагая по лезвиям?

— Ты предложил сотрудничество Стратегам? — спросил Да-Деган негромко, словно о чем-то вспомнив.

Выживший в нечеловеческих условиях подземельного заключения бывший офицер стратегической разведки Да-Деган, известный в обществе под именем поэта и певца Арретара, обретя нежданую свободу, находит свой мир изменившимся до неузнаваемости. И решает отплатить тому. кто повинен в бедах его и его народа.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

На представителей местной флоры и фауны Урана люди не обращают внимания, считая что контакт невозможен, поскольку «аборигены» представляют собой громадные многотонные горы с сотнями ножек для передвижения. Обстоятельства складываются так, что главному герою рассказа удается найти контакт и заставить «стоножек» выполнять команды человека…

Фантастическая повесть.

Журнал «Вокруг света», 1983 — № 1 — с. 52–57 — № 2 — с. 53–59. Пер. — В. Бабенко, В. Баканов. Рисунки Г.Филипповского.

Прижаться спиной к ребристой стене и не дышать. Раз, два, три… Пол чуть ощутимо дрогнул. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Выдох. Раз, два, три. Вдох. Теперь бежать. Бежать, согнувшись, потому что над головой, словно гнездо окаменевших змей, — трубы. Пол снова дрогнул под ногами и, кажется, стал чуть теплее. Из трубы над головой со свистом вырвалась струйка пара. Всё.

Когда у меня есть минута покоя, я снимаю кепку. Защитная пластина на макушке перекрывает родничок, это не очень заметно поначалу, лишь слегка неприятно, словно кто-то проводит над головой рукой. Но уже через полчаса я теряю сверхчувствительность, словно слепну на один глаз и глохну на одно ухо. Начинаю присматриваться и прислушиваться с напряжением, и от этого ломит в висках и ноет между лопатками. К счастью, сверхчувствительность восстанавливается, стоит ненадолго освободить канал родничка. Терпимая плата за возможность защитить голову. А вот фонарик между бровями мне нравится — хорошо, когда есть стекло в области третьего глаза. Горный хрусталь, говорят, лучше, но я не пробовала, не знаю. У Ночки есть, но на то она и доктор. Хороший доктор у нас бесценен, ей нельзя терять чувствительность.

Юла верещала, ползая по столу, становилась «на голову» и вращалась так дальше; по стенам вагончика чиркали, срываясь с блестящих боков волчка, яркие цветные полосы.

Кравченко машинально ловил любимую игрушку дочери, раскручивал снова. Настроение было подавленное: жена уехала отдыхать, захватив с собой дочурку, а вместо нее приезжает комиссия по проверке работ.

Он вздохнул, вышел из вагончика. От окоема, подминая травы, неторопливо двигалась плотная широкая тень. Кравченко задрал голову и невольно поежился: закрывая полнеба, в выси полз гигантский дирижабль, обвешанный гигантскими опорами ЛЭП-500, похожими с земли на миниатюрные елочки.

Сектор Hорьена, галактика Голубая Сфера.

(названия нет)

Лейтенант Hик Гилер сидел перед картой города и рассматривал нанесенные на нее значки. Уже не первый день в городе происходили зверские убийства на улицах. Полиция сбилась с ног, пытаясь отыскать преступника, но все старания были тщетны. Пару раз кто-то брал след, но оба раза подоспевшие отряды находили мертвых полицейских, убитых неизвестным оружием.

Тела жертв были словно изъедены неизвестным веществом. Анализ трупов показал присутствие непонятных примесей, похожих на останки от воздействия кислоты на живую ткань.

«Это был какой-то темпоральный сдвиг, навеянный „ветром из будущего“…»

Как-то раз шел я по Арбату (вообще-то живу в одном из переулков рядом с ним, но по Арбату хожу редко) и зашел в антикварный магазин. И увидел справа от входа в витрине между двух подзорных труб странную шкатулку металлический плоский ящичек сантиметров двадцать длиной, семь-восемь шириной и два с небольшим — высотой. Похожий скорее на большую готовальню. Наверное, в нем держали бумаги или документы. Мне показалось интересным оформление. Во-первых, было видно, что шкатулка старая.

В совхоз, расположенный в когда-то бесплодной пустыне Гоби приезжает корреспондент газеты. Здесь, среди парков и широких проспектов нового города, он увидел удивительных животных, похожих на бело-розоватых слонов без хоботов…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

История о совместимости понятий девушка и война. Ольга по прозвищу Валькирия, командир женской спец. группы по уничтожению машин и защите мирного населения от вампирских выродков и прочих чудовищ. Потеряла родных и веру в возможность счастья. Теперь ей предстоит найти сестренку, а заодно избавиться от одного на редкость агрессивного вампира. Ольга ненавидит роботов и вампиров, но судьба снова и снова испытывает ее на прочность, подбрасывая сюрпризы.

Еще вчера она была Аней Мальцевой с Елизаровской улицы. Планировала учиться на экономиста, встречалась со Славиком и мечтала об автографе группы «Каста». Таких Ань – десятки на питерских улицах.

А потом она кликнула на ссылку "Выходи во ДВАР – поиграем"…

Журналистка газеты «Желтый тупик» внезапно узнает о том, что она неизлечимо больна и – по необъяснимому стечению обстоятельств – именно в этот момент встречает свою главную любовь…

Как работает желтая пресса? Как снимается прямой телеэфир? Каковы принципы зарабатывания денег в сегодняшнем мире, и существуют ли вообще эти самые «принципы»? Действительно ли судьба подает нам знаки, и готовы ли мы читать их? Может ли настоящая любовь стать панацеей от любой болезни?

Пронзительный ледяной ветер, воющий насмешливо и злобно, разбудил Мастера Тени. Приподнявшись на постели, он оглядел освещенную красноватыми бликами недогоревшего камина комнату. Ничего нового и неожиданного в запертом на все замки убежище не обнаружилось, но мерзкий холодок страха не исчезал.

Мастер встал, закутавшись в одеяло, и проверил на всякий случай ставни — засовы на месте, охранные руны слабо мерцают, самострелы и прочие сюрпризы для излишне наглых посетителей в полном порядке. Шагнул в Тень и осмотрел помещение с изнанки реальности — тоже ничего подозрительного. Не считая того, что Тень этой ночью вдруг перестала казаться послушной и уютно мурлыкающей кошечкой, ласково трущейся об ногу хозяина. Странно, очень странно. Будто он снова всего лишь ученик, а не признанный Мастер. Будто он посмел заглянуть в чужой дом без приглашения, дом, полный ловушек и голодных призраков. Что-то похожее на скрипучее старческое хихиканье послышалось Мастеру, когда он возвращался обратно в привычный мир.