Игрок

Проливной дождь. Грязь под ногами превратилась в жидкую кашу. Ветер задувал так, что тяжелый, промокший кожаный плащ развевался за спиной, словно флаг. Казалось, что небо опустилось и висит над головой, а ты подпираешь его макушкой. Дымный запах щекотал ноздри, раздирал горло, не позволял бежать, - только идти. Усталость давила. Она сковала волю к действиям, к самой сути жизни. И ободранная Смерть злорадно хохотала из-за плеча. Но сдаться ей означало предать. Предать себя и тех, кто мог надеяться потому, что ты подарил им эту надежду. Каждый шаг давался с трудом. Шаг, вечность, мысль, движение, шаг…

Другие книги автора Татьяна Викторовна Никонорова

Пожалуй, мы встретились неслучайно. И знай я, чем все закончится, я бы прошел мимо того зовущего взгляда, который она подарила мне в нашу первую встречу… Но я не знал, а потому откликнулся всей душой, разулыбался и подошел знакомиться.

Конечно, вы скажете, что она это подстроила. Теперь, когда я знаю правду, я с вами соглашусь. Но тогда мне казалось, что я - покоритель недоступных вершин. И попрошу Светлых не морщить свои высочайшие физиономии; я знаю, что гордыня - грех! Да, я гордился собой, но получил за это сполна.

Тишина становилась совершенно невыносимой. Кин поднялся и снова прошелся от стены до стены: четыре шага. От другой стены до двери, забранной решеткой, — пять. Холодно. Сколько он уже здесь? День? Два? Неделю? Или только пару часов?

Было темно, но темнота не играла никакой роли, когда все чувства молчали. Даже осязание приходило словно издалека, через вату. Всему виной, конечно, было расположение темницы и символы на полу. Их никак нельзя было стереть. Это Кин знал из собственного опыта. Когда его привели, было такое чувство, словно он умер. Темнота больше не подсвечивалась кошачьим «ночным» зрением, которое было для племени Кина таким же естественным, как и обычное, дневное. Куда-то ушли, исчезли все звуки, кроме давящей, почти осязаемой тишины. Да еще слабый, едва различимый шорох падающей где-то неподалеку воды. Она сочилась медленно, и капли отмеривали секунды заключения Кина в каменном мешке.

Это первые попытки автора обуздать прозаический литературный жанр. Рассказ выглядит незаконченным. Это начало так и ненаписанных приключений Неяса — мальчика из мира, чужого во всех мирах, даже в том мире волхвов, откуда он пришел…

Все происходящее казалось сном, кошмарным бредом. Словно сумасшедший сказочник придумал этот сюжет, а я стал его случайной жертвой. Шел дождь. Ураганный ветер швырял мне под ноги и в лицо полосы дождя и грязи. Нет, это не был дождь в обычном понимании, это грязь лилась с неба. С низкого - низкого неба. Неправдоподобно низкого неба; я почти касался его затылком, низко наклоняя голову. Я старался увернуться от пелены грязи. Но в какую бы сторону я ни повернулся, ветер бил меня в лицо. Я щипал себя очень больно, оставляя кровавые потеки, пытаясь удостовериться, что это не сон. Я не спал. Но как ни напрягал я память, все равно не мог вспомнить, как сюда попал. Помню зал заседаний, помню, как встал и пошел прямо по коридору, который вот уже три года заканчивался комнатой отдыха. Но в нее я не попал.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Тусклые лампочки не могли разогнать сумрак лестничных пролетов высоченного подъезда. Но темнота ее не пугала. Даже те два-три этажа, которые прятались в кромешной тьме, она пробегала, гордо подняв голову. А из мрака, словно два крохотных фонарика, сверкали ее глазенки. Пара светлячков. Две еще не разгоревшиеся звезды.

Путь был невероятно длинный. Тридцать поворотов и тридцать одна лестница. Она ненавидела эти бесконечные ступеньки. Но еще больше она ненавидела те ночи, когда не могла смотреть на звезды. Звезды стоили того, чтобы взбираться вверх, чтобы преодолевать эти нескончаемые лестницы, чтобы за последней ступенькой в изящном прыжке сквозь чердачный проем вырваться на плоскую крышу.

Миниатюра на тему Машины Времени, написанная специально для литературного конкурса «Взгляд в будущее», организованного компанией ФИНАМ.

Перед нами дневник маленького мальчика. Даже не дневник, а запись на диктофон. И эти детские, немного наивные и неграмотные фразы раскрывают перед нами историю чужой жизни.

Никто из нас не хочет, чтобы родные и близкие навсегда уходили в небытие. Нам хочется, чтобы они всегда были с нами, любой ценой. Но что движет нами при этом: действительно любовь или скрытый эгоизм?

История имеет обыкновение повторяться – и чем дальше, тем во все более бредовых формах. Особенно если речь идет о борьбе с «врагами народа и общества».

Что ждет человечество в результате «вертикального прогресса» – превращение в суперсуществ, утративших человеческий облик, или отказ от безграничного могущества ради возможности оставаться людьми?

Человек сидел на кухонном табурете посреди комнаты и смотрел в пустоту. На вид ему можно было дать пятьдесят лет. На самом же деле человеку два месяца назад исполнилось тридцать три.

Настенные часы-ходики заскрипели, и кукушка промяукала два раза. Было два часа ночи.

Человек вдруг встал и пошел к письменному столу. Там он открыл ежедневник и взял ручку. "В моей смерти прошу никого не винить", четкими буквами написал он и задумался. Перевернул рассеянно листок и усмехнулся. Там наспех было написано когда-то, целую вечность тому назад: "При переходе от формального к неформальному типу общения можно выделить переходный тип отношений, который при несомненной асимметрии вокативов характеризуется меньшей напряженностью вертикальных парадигм в психологическом плане…". Дальше шло совсем неразборчиво – какие-то каракули, невнятные, как мычание пьяного мужика.

Пришельцы из будущего, тайно собирающие ценные исторические сведения о человечестве наших дней, связаны категорическим запретом раскрывать объектам Наблюдения сведения о грядущих катастрофах и бедствиях, в которых суждено погибнуть множеству людей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Конан, состоящий в отряде Ночной Стражи, участвует в расследовании трёх необычных убийств, совершённых в течение ночи в бритунийском городе Райдоре.

Санкт-Петербург, «Северо-Запад», 2004, том 94 «Конан и Легенда Лемурии»

Керк Монро. Ночная Тигрица (повесть), стр. 235-291

Повесть «Циклон над Сарыджаз» посвящена чекистам Киргизии, работавшим в годы Великой Отечественной войны.

«Крыло тайфуна» — произведение об участковом инспекторе милиции Семене Шухове, его борьба с браконьерами в дальневосточной тайге.

Повествование о борьбе короля Конана с возникшей на юге Аквилонии и набравшей силу сектой фатаренов, представляющей угрозу для стабильности и благополучия государства, и поддерживающим её магическим конклавом «Чёрное Солнце».

Третья книга серии Тени Ахерона

В окрестностях Бритунии а именно в баронстве Остин завёлся загадочный зверь. Ночная стража отправляется в Остин дабы уничтожить напасть. Однако не всё так просто, как кажется. Конану предстоит узнать Тайну Зверя.

Санкт-Петербург, «Северо-Запад», 2004, том 96 «Конан и Тайна песков»

Керк Монро. Красный ящер (повесть), стр. 337-406