Игродром

Алексей Богачев

Игродром

Книга посвящена "Вечной теме".

Люди рано становятся сексуально зрелыми, но в течение всей жизни так и не могут, отбросив догмы общественного мнения, родителей, друзей, книг приблизиться к ЛЮБВИ.

Что такое любовь: наслаждение или радость? Может быть это штамп, выработанный современной культурой? И стоит ли, вообще, чувство выражать словами?

Каждый человек сам себе учитель, но если Вы можете себе позволить быть открытыми, откровенными, в полном доверии друг к другу, то тогда стоит полюбопытствовать о чужом взгляде на наиболее часто встречающиеся чувства, эмоции и сексуальные желания.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аллан Риглио

Отрывок из романа " В О С Ш Е С Т В И Е ... "

Росарио. Семь утра. Только что прошел утренний дождь и улицы, кривой переулок за собором св. Антуана и дальше - авенида Либерасьоне, да дорожка мимо универмага Хеймаркетт, где обвычно собираются взрослые шлюхи, мокры от росы; на веревках - суцшится белье. Завтрак я уже сьел, отец дал большой тяжелый песо на сендвичи и поблагодарил бога еще паз за то, что прошлой осенью удалось ему пристроить меня в эту школу. Что напротив... Туда берут из очень порядочных семей. Я бегу по переулку. В воздухе утрнняя прохлада. Текут ручьи стоков, кричат разносчики-пуэблос; мне так хочется сбросить башмаки и пойти по улице босиком, шлепая по грязным лужам...Но это запрещается; мы должны приходить в школу в Смирении, как делает наша праведная Донья Элеонора, наша классная, что в доме даже не держит ни одного журнала и ни одной книги, кои полны возбуждающих картинок... А вот Лиз высокая девчонка из Вступительных Групп, та как ни в чем не бывало идет в школу босиком по теплым булыжникам улиц; ну да ведь она - Лиз дочка бывшего мера, она может позволить показывать свои голые ноги всяким пуэблос да парням из предместий. Элеонора говорит - пальцы ног Лиз истинно аристократические, длинные... Нам же - нельзя, Смирение. Я миную угол универмага Хеймаркетт; сегодня одно из первых занятий. На грязной простыне, у стены спит шлюха-метиска.Груди прикрыты еще, а вот зад тощий ее - нет, она мертвецки спит, заснула давно. Я рискую опоздать в школу, теряя время, но присаживаюсь на корточки рядом... Улица пустынна, только где-то в трущобах лают голодные псы. Я склоняюсь над спящей женщиной. Смотрю на ее загорелые, сильные бедра: как, должно быть, они сжимают мужчину, как это тело тепло... Наверно. В ветвях поет ай-кью, серенькая птичка; я несмело касаюсь рукой обнаженного зада спящей. Господи Иисусе, кожа женская бархатная, нежная, как шелковое платье моей сесмтры. Я поглаживаю ее, чувствую, как плоть пружинит у меня под рукой. Только бы не опоздать в школу! Пальцы мои против воли ползут вниз. Да, там у нее живот, мерно колыщущийся сейчас - она спит. И еще - у женщин, я знаю - там выпуклый бугор. Шелковистый, мягкий. И вдруг она просыпается. Приподнимает голову и смотрит на меня огромными, черными как у всех метисок глазами с синевой под ними, яркие, красные губы приоткрываютя удивленно. Я чувствую: от нее пахнет потом, мужчинами... Как никогда не пахнет от доньи Элеоноры. Мое детское сердце сжимается: я понимаю, что она изумленно смотрит на склонившегося над ней богато одетого, для городка Росарио на Паране, подростка, глаза которого блестят. Я вижу, как сквозь тряпку торчат острые ее груди. Запах вина. Горло у меня перехватывает и я попятившись, бегу в школу, скорей, проч от универмага, толькобы не опоздать. ... В большой особняк, бывший кгда-то домом губернатора уже сходятся дети. Многих я только знаю по именам. Я один и мне - четырнадцать, почти пятнадцать. друзей у меня почти нет. В школе полы застелены мягкими, пружинистыми матами. На каждом этаже, у каждого класса душевая. У порога на матах мы все раздеваемся догола. Все - и мальчики и девочки. А как же - это христианско каталическая школа любви. Худые ноги, неуклюжие ступни подростков, едва оформившиеся груди и угловатые бедра. Смех, шепот, возня. Девочки из старших классов раздеваются медленно, это уже им нравится: постепенно стягивать с сея белье. Они щупают груди друг-дружки, придирчиво осматривают обнаженные свои тела, касаются друг друга. Это мы, вчера еще соплячня, скидываем быстро свою одежду. Сталшие девушки идут неторопливо, как бы невзначай касаясь нас голыми ногами, идут и пухлые их ягодицы покачиваются соблазнительно, идут, как настоящие женщины. Свет падает в окна, ежит квадратами на мягком полу, на крышках парт в светлых классах, бродят по коридорам. Я сажусь в классе на перую парту, как положено, гляжу на экран перед собой. Рядом девочки собрались в круг и взяв у Паоло монету, обмеряют свои розовые соски. О как им хочется быть в Старших Группах, где ведет Мартенсио, бывший сутенер и акробат цирка в Рио... Где девушки выделывают немыслимые позы, где Мартенсио входит в них сзади, где... Звучит звонок.

Сева Святой

Капелька и Дойч

Ну почему, - спросила она его, - почему ты так изменился? Что произошло?

- Ничего, - равнодушно сказал Дойч.

Он поедал картошку. Золотистые ломтики издавали нежный запах, он накалывал их вилкой по одному и отправлял в рот. Иногда он подхватывал лежащий на краю тарелки толстый темно-зеленый огурец и откусывал от него. Вид у него был сосредоточенный.

Она вдруг ощутила острый приступ ненависти. Она не могла понять, что изменилось с тех пор, как они расстались два с половиной года назад. Тогда было ясно, что они любят друг друга - так ей казалось, и ничто на свете не сможет это изменить. Вечная любовь - каждый день, каждый час, всегда, пока смерть не разлучит их. Один год в армии, шесть страшных месяцев, которые Дойч провел в дисциплинарном батальоне за что-то, о чем она до сих пор не знала, еще полгода в армии, и полгода неизвестно где, когда она в муках проживала каждый день, ожидая его возвращения. Никаких удовольствий, танцев и мальчиков. Долгие месяцы взаперти, когда она боялась даже на секунду подумать о том, что ее дорогой Витя, ее парень, мог расценить как измену.

Д. Ведер

Долгожданное счастье

Hу вот, дождалась и я. аконец то! Ты сильный и мужественный! У тебя красивое и стройное тело, черты лица. Похотливые взгляды проходящих женщин направлены на тебя, а мне все они завидуют. "Как эта сука оторвала такого жеребца" - думают они, сверля меня злыми и завистливыми глазами. о меня это только заводит. Они не в состоянии оценить, что такое быть женщиной

Сейчас, все будет сейчас. Я так долго к этому шла. Я долго этого ждала. Серая летняя ночь спустилась на сонный город. ебольшая уютная квартирка приняла нас жарким дыханием дня, запертого бетонными стенами. Свет - нет, зачем? Ты подходишь ко мне. Легкое платье заливает шелестом объятий ночной мрак, наполненный напряженным дыханием и биением, вырывающихся из тел, сердец. апряженное тело и игра мышц в танце страсти. Мне приятно и я медленно пьянею. Я могу это теперь позволить себе. Я могу

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Знает ли читатель, что всеевропейский искуситель Джакомо Казанова оставил след в обеих столицах Российской империи? Этому эпизоду своих скитаний Казанова посвятил главу в шеститомных воспоминаниях.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Чья «сексуальная услуга» – ночлежницы с дореволюционной Лиговки или Сенной или проститутки из дома терпимости времен древнегреческого законодателя Салона (VII–VI вв. до н. э.) стоила дешевле? Автор с цифрами в руках посвящает читателя в секреты этого рынка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ваган Богачев-Гpигоpян

"Мечта"

Когда первые лучи солнца заставили меня зажмуриться, щекотливо играя моим лицом я тихонько подтянулся руками вверх, чтобы не разбудить тебя. Медленно приходя в себя, окунаясь в реальность и разбавляя её с остатками своего сна я огляделся кругом и в очередной раз, обрадовался и понял что сейчас, возможно, я самый счастливый человек на земле. Хочется крикнуть - "Остановись, мгновение!" Я всегда стараюсь запомнить этот момент и сам себе приятно удивляюсь ведь я боюсь, что такое счастье не может быть вечным, хотя понимаю, что рядом с тобой это возможно. В комнате было прохладно - дверца маленькой форточки медленно качалась из стороны в сторону - разрешая войти легкому ветерку. Одна штора была задвинута за кресло и окно открывало мне часть нашего города, которая видимо жила своей жизнью. Ты тихонько спала, время от времени вздрагивая. Твои пушистые длинные ресницы, недовольно сдвинутые брови, светлые волосы красиво переливались на фоне светло-розовой подушки - все это мне дорого, и нечего обманывать себя. Поворачиваясь на бок я провел рукой по волосам - привычка, подложил руку под голову, чтобы было удобнее смотреть на тебя. Я тебе никогда не говорил, что ты очень красивая? Девчонка, которая мирно лежала и жила в своих снах, маленький и нежный человечек. Во сне ты глубоко вздохнула и принялась опять мечтать, нежно подложив под правую щечку свою маленькую ручку. Ты такая смешная: сквозь сон потираешь кончик своего маленького носика, иногда мне кажется, что ты сейчас чихнешь и я не выдержу и громко засмеюсь на всю комнату и испугаю тебя. За тобой интересно наблюдать, когда ты спишь. Иногда ты переворачиваешься с боку на бок, а иногда ты не можешь заснуть на спине и все начинается сначала: правый бок, потом левый. Долго, сквозь сон ты будешь искать мою руку и отыскав её потянешь к себе, схватишь обеими руками, сладко вздохнув прикоснешься губами к ней и успокоишься. Каждый изгиб твоего тела, контуром обрисовывала белая простынь, трудно было сдержатся от соблазна и вздохнув пришлось потерпеть. Смотреть на тебя и любоваться тобой - я это могу делать часами. Однако, скоро ты уже проснешься и мне надо поспешить. Сегодня я кое-что придумал для тебя, думаю, что тебе это понравится. Медленно встав с постели я натянул на себя майку, которую нашел среди беспорядочной кучи наших вещей. Какое счастье что двери в этом доме не скрипят, впрочем как и полы. аправо находилась ванна. Чёрт, где же этот выключатель - никак не могу привыкнуть к квартире твоих родителей. Пора бы уже побриться - если бы ты знала как мне не нравиться бриться по утрам, но что поделаешь, ведь прошли те времена когда можно было не обращать внимания на свою рыжеватую бороду. В этот раз удачнее - ни разу не порезался. Еле сдержался от крика, до чего же щиплет лицо подаренный тобой одеколон, всё лицо покраснело. Посмотрев на себя в зеркало и улыбнувшись самому себе я прошептал - "Я везучий! Мне сегодня повезет!". Ладно, пора на кухню... До чего же не хочется заходить на кухню, мне кажется, что я вторгаюсь в то, что принадлежит только тебе и чувствую себя виноватым. Кстати, я тебе всегда говорил, что ты хорошо готовишь: от салатов, до тортов. В этот раз мне просто необходимо - кофе женщине, в постель! Интересно, что это такое? адо же, за всю историю своей жизни никогда не делал такого, ну и идея. Ладно попробуем тебе сделать сюрприз. Чайник уже на плите. Всегда удивлялся вашей кухне. апример, для чего нужен этот узкий но длинный стол, может быть для того, чтобы заполнить большое пространство чем-нибудь полезным? Вообще, не плохой ансамбль, но чувствуешь себя как в большом зале и еще эти старинные часы на стене, как будто им миллион лет. Мрачно. Тишину разорвал звук кипящей воды и конечно на такое способен только ваш маленький чайник. Вот когда я был маленьким, у нас дома был большой чайник, я его еле поднимал, а брат специально наполнял его водой до краев, а потом смеялся надо мной, когда я его нес двумя руками. Лучше, налью и кофе и чая, одну ложку сахарного песка в кофе, полторы ложки в чай. Теперь сгущённого молока и две маленькие ложки. Понеслась... Ты еще спишь, моя малышка. Положив поднос на тумбочку, я медленно, приподняв простынь залез опять в кровать. Стало теплее, обожаю когда тепло. Ты все также лежишь, на боку, лицом ко мне. Медленно и осторожно я наклонился к тебе и нежно поцеловав тебя в щечку, повернув твоё послушное тело на спину, прошептал - "Вставай, малышка..." и еще громче - "Девчонка, просыпайся!", опять поцелуй и нежная игра с твоими густыми волосами. Ты дернулась, не открывая глаз на миг задержала дыхание и резко вытянулась как маленький котенок. Доставая руками до ночника, и все еще не открывая глаз быстро спросила - "Сколько времени?", я этого ждал и уже дожидаясь тебя с подносом в руках сказал - "Девушка, откройте свои красивые глазки и Вы не пожалеете!". Ты резко открыла глаза, охнула и застыв на несколько секунд смотрела своими красивыми глазками на две дымящиеся чашки. В одной из них был горячий чай, в другой - кофе, как видишь выбирать приходится тебе самой. Осторожно погладив меня по руке, ты смотрела мне в глаза - так могла смотреть только ты. Я понял, что не промахнулся и улыбаясь спросил - "Тебе нравится?", ты посмотрела в потолок, и хлопая в ладоши закричала - "Как я тебя люблю! Ты просто не представляешь как я тебя люблю! Ты мой любимый мужчина, моя мечта!". Полулежа, опираясь спиной в деревянную спинку кровати, с подносом на коленях ты медленными глотками отпивала свой кофе и смотря куда-то вдаль сама себе счастливо улыбалась. Я быстро выпил свой чай. Прижавшись ко мне, другой рукой ты поддерживала поднос. Я своей левой рукой обнял тебя и следил за тобой - ты сейчас должна была мне что-то сказать, я это чувствую. "Ты не понимаешь что ты делаешь со мной" - ты положила кофе на поднос и медленно продолжала, - "Я тебе кое-что должна сказать - это очень важно для меня. Я тебе никогда не говорила - я хочу любить тебя до конца жизни, любить только тебя и в этом виноват только ты. Молодец, ворвался в мою жизнь, все в ней перевернул, так красиво мне рассказывал о любви, о красоте, о чувствах и что это значит - глубокий и тонкий цвет, медленный порыв? Ты это все видишь? Ты знаешь, кажется я тоже начинаю это замечать и чувствовать, также как ты. Если ты ненормальный - значит я тоже стала ненормальной. Ты научил меня любить, заниматься любовью, ты стал моим наркотиком. И вообще, этот кофе, ты что свалился с неба или жил до этого в книжках?". Такого поворота событий я, конечно, не ожидал, вернее ожидал всего, но только не этого. Пришлось отмахиваться - "Понимаешь, я ведь не каменный и могу тоже чувствовать. Посмотри внимательно весь этот мир, где все против чистой любви, посмотри вокруг: люди извратили это чувство и мне страшно - ведь её может не остаться совсем. Много раз я задавал себе вопрос различают ли люди секс от любви и думаю ты сама сможешь также ответить на этот вопрос как я. адо уметь любить, слишком много мнимых соблазнов, из-за которых влюбленные вынуждены расставаться. Этот предательский мир...Я бы очень не хотел, чтобы с нами стало тоже самое - может ты теперь поверишь как ты мне нужна, я угадал в тебе ту, одну на миллиард, которая сможет бороться и этим мы с тобой похожи!" - я посмотрел на тебя и заметил что ты, как-то странно опустила голову, - "Я тебя расстроил? Ты что плачешь? е плачь!" - по твоему красивому личику медленно стекали маленькие хрустальные капельки. Я нагнулся к тебе и начал нежно целовать твою хрустальную росу и она сразу исчезла - "Почему ты плачешь, девочка? А тебя обидел?". Ты пододвинулась еще ближе, обняла меня за талию, всхлипывая, еле слышно прошептала - "Это от счастья! Понимаешь, все, что было с самого начала и потом то, во что это переросло, ураган, который меня подкинул кверху и унес далеко - это ты. Утро, которое сделало меня самой счастливой на земле - опять ты. Я счастлива. Теперь я боюсь, что могу тебя потерять, обещай никогда не бросать меня, люби меня!". Опят слезы, надо же так расчувствовалась, мне даже как-то не по себе - "Девчонка, все в порядке. Мы все имеем право мечтать!" - от этих слов ты, почему-то вздрогнула, интересно что ты сейчас скажешь? Опят этот взгляд, ведь скажешь сейчас что-то такое... "Мечта говоришь?! Ты помнишь, что ты рассказывал, о своей мечте? Только не говори, что ты отказываешься от своих слов! А теперь, быстро одеваемся и едем на фирму - прямо сейчас! Я тебе уже нашла твою мечту, но одно условие - на рабочем столе твоей мечты, в Windows, будет моя фотография! Одевайся и не смотри так на меня...своими "глубокими" карими глазами!" е дожидаясь ответа и оставив меня наедине с самим собой, ты быстро выбежала из спальни и скрылась. е может быть, я просто не верю в это - ты определенно решила подарить мне ноутбук - знала, что я неоднократно говорил в кругу своих друзей, что женюсь на той девушке, которая мне подарит ноутбук. Все равно, просто не верится, что у меня будет ноутбук, подаренный тобой ноутбук! Через 10 минут ты вошла, веселая, глубоко поцеловала меня в губы и нежно потрепала за волосы - "Какие волосы! И главное только мои! Я очень сильно тебя люблю!!!" Помню, что пришёл в чувство тогда, когда ты стаскивала с меня майку и затем натягивала новую. После того как мы оделись, я рассказал какой-то смешной анекдот, наверное для того чтобы самому рассмеяться, отойти от всего. Тебе видимо понравился анекдот и ты опять принялась меня обнимать, кричат на всю спальню - "Люблю, люблю!" залезла на кровать и начала прыгать, как маленький ребенок. Долго еще ты вспоминала в троллейбусе, как твоя бабушка тебе в детстве советовала выходить замуж за усатого мужчину, но увы - я не усатый да и тебе, точно усатые дяденьки не нравились. Еще, ты призналась, что твоей мечтой был мужчина, который принесет тебе в постель кофе, как видишь им оказался я, хотя ты добавила, что если бы я не принес тебе утром, в постель кофе - ты все равно бы меня ни за что не отпустила из своей жизни. Опять признания, откровения. Когда ты мне все это рассказывала ты иногда смотрела в окно, постоянно поправляя свои волосы, я наблюдал за тобой - твои счастливые глаза, нежный голос, длинные ресницы, маленький носик, алые губки - ты очень красивая, ты самая красивая. а следующей остановке нам нужно было выходить. Одна из фирм твоего дяди, которая занималась продажей компьютерной техники находилась слева от универмага - идти осталось минут пять. Теперь ты мне говорила, что мне обязательно понравятся ноутбуки, что ты много рассказывала своему дяде обо мне и я ему непременно понравлюсь. оутбук. еужели я сегодня выберу себе один. Мне почему-то всегда казалось, что я его сам себе куплю, только вот нужно было долго копить, а тут ты со своим предложением. Конечно, легко тебе рассуждать - ты тратишь отцовские деньги, живёшь беспечной жизнью и неважно, что нас объединяет большое чувство, компьютерный дизайн и много всего остального, но я чувствую себя постоянно ущемлённым, когда не могу тебе подарить даже одну розу - у меня в кармане всегда бывает пусто. А тут ещё такой дорогой подарок от тебя, после которого я должен был с тобой...потому, что обещал. ет извольте, на что это похоже?! Мне стало обидно, что-то внутри не отпускало, разболелась голова. Решено, я больше так не могу, я остановился, и посмотрел ей в глаза:

Андрей Богатырев

АЛИСА В СТРАHЕ СЛЕПЫХ

КОТОВ БАЗИЛИО.

(Отрицание отрицания отрицания)

ГЛАВА 19. БЕЗГЛАВАЯ.

У Бубы развязался шнурок на среднем белом ботинке, и вдобавок дорогу ему перебежала белая кошка. Поэтому он решил зайти и успокоить нервы до омерзения крепким кофе.

Буба вошел в кафе и увидел чертову бабулю в желтых панталонах.

Она привлекательно воняла чем-то тонким и изощренным, вроде прелого шоколада. Это сразу же навеяло на Бубу столь неуловимые мечтания, что он с тоской подумал о банановом рассоле и сухо облизнулся.

Андрей Богатырев

Где я?

Я открыл глаза, просыпаясь. Было бы естественно обнаружить себя лежащим, ну на худой конец сидящим. В крайнем случае - стоящим, хотя это уже полный бред. Я обнаружил, что падаю. В какие-то туманы или облака, со страшной скоростью набегающие на мои ноги. Я тряхнул головой. Туман исчез и я увидел Его. Он стоял в белой комнате и смотрел на меня и чуть в сторону.

- Я что, в больнице? - спросил я.

- Hет, - ответил он. - Ты на том свете. Ты умер. Давно. И теперь воскрес снова.

Андрей Богатырев

Кто родил Бога?

До сих пор никто не знает, как произошла жизнь на Земле. До сих пор никто не знает, есть ли жизнь где-либо ещё, помимо Земли. В силу общности законов физики - почему бы нет? Есть теории креационизма, где Бог создаёт мир в шесть дней, есть теории самоорганизации, где эволюция и отбор создают из простого сложное, есть теории жизни как непременного свойства материи, и так далее.

Креационизм - это слишком просто. Возникает вопрос: откуда же это взялся такой умник, который всё выдумал? Откуда он взял всё это в своём уме? И почему он не сделал того же самого раньше? Короче говоря, где ты был раньше, Отче?