Игра с подданным

Императору было скучно. Военный совет близился к концу. Начальник штаба генерал Петров докладывал оперативную обстановку. Император прямой, на негнущихся ногах подошел к окну. Слегка покачался с каблука на носок. И обратно. «Солнце… Как больно на него смотреть… Другие не выдерживают и секунды!» — подумал он. Увидел посреди площади свое огромное изображение. Поморщился. Нач штаба умолк, приняв его неудовольствие на свой счет. Император доброжелательно кивнул ему головой, и тот снова забубнил, тыкая указкой в огромную карту. «Со всех сторон враги… Бедная империя! — Императору стало себя жаль. — Как же все несправедливо устроено!»

Другие книги автора Борис Евгеньевич Штейман

«Алексан-др-р-р», — с удовольствием произнес про себя свое имя. Первая половина ласковая, обманчиво безобидная, зато дальше дребезжание контрабасной струны, переходящее в рычание. Почему уменьшительно — Саша? Непонятно… Через одну выходить. Лица вокруг сосредоточено угрюмы. Не до веселья… Итак, сначала билеты для тестя, на обратном пути зайти в магазин. Хлеб, молоко, сметана… И что еще? Ах да, что-нибудь к чаю.

— Надо жить этой жизнью, — неожиданно проговорил он вслух.

"Ничего не трогай! Сохраняй чистоту и порядок! И ни в коем случае никого не приводи! Отвечаешь головой! И не смейся! Это в буквальном смысле! Надеюсь, ты понимаешь, что мы за тебя поручились?" - вспомнил Юра последние наставления. "Понимаю, понимаю, чего уж не понять..." - пробурчал он довольно, доставая связку ключей. Так, сначала вот этим с замысловатой бородкой. Это для того, который посередине. Теперь длинным узким. И, наконец, три поворота плоским. Замки работали просто идеально. Дверь открылась. И Юра вошел в прихожую. "Ну и ну!" - изумился он и чуть было не позабыл выключить сигнализацию. "Вот это был бы номер!" - подумал он, набирая код. Приехала бы милиция, а он бы стал объяснять, что его попросили постеречь квартиру во время отсутствия хозяев. Правдоподобно, ничего не скажешь! Он снова бросился к входной двери. И закрыл ее на все три замка. "Ничего! Привыкну постепенно", - успокоил он себя.

Начало перестройки. Двух мужичков неожиданно вызывают в военкомат, дают им оружие, старенький «Запорожец» и заставляют патрулировать улицы. Потому как беспредел полнейший и властям самим уже никак не справиться. Причем один из мужичков еврей и собирается линять, а второй русский и собирается «весь этот бардак досмотреть до конца, из первого ряда…» С ними случается много забавных и смешных историй, а порой и не очень забавных и далеко не смешных. Но их с кашей не съесть, хотя кругом много коррупции и форменного беспорядка. Конечно, перестрелки, погони, драки и немного чистой любви.

Вы не представляете, какого я свалял дурака! Но чтобы было понятно, начну по порядку. Еще с детства я очень любил подсматривать в чужие окна. Принято считать это пороком, и в обществе подобное любопытство всегда осуждается. Видимо, таким образом люди пытаются оградить свою частную жизнь, свое жилище от постороннего чрезмерного внимания. Это тайное наблюдение за чужой жизнью доставляло мне огромное наслаждение. Также я охотно рассматривал людей, когда они думают, что находятся в полном одиночестве. Если мне удавалось случайно подключиться к чужому телефонному разговору, — знаете, бывает иногда, наберешь номер, а не соединяет, и вдруг щелчок и уже слушаешь чьи-то откровения, — то это было все равно, что другому посмотреть интересный фильм или прочитать какой-нибудь захватывающий детектив. А вот кино, книги или живопись меня не волновали совершенно. Все там было настолько надуманно, лживо и как-то плоско, что вызывало у меня лишь чувства досады и удивления, как это люди могут интересоваться такой чепухой. Вот когда случайно, стоя на лестничной площадке какого-нибудь дома, удавалось заглянуть в приоткрывшуюся на секунду дверь, то это были действительно волнующие мгновенья.

Байтин съехал на обочину и остановился. От долгого сидения за рулем затекла спина. Он вышел из машины, сделал пару шагов и упал в придорожную траву. Тишину нарушал только ветер, слабо перебиравший где-то наверху листвой деревьев. Последнее время Байтину не везло. Он взял отличное интервью у академика-экономиста. Все поздравляли! И вдруг тот присылает в редакцию опровержение да еще требует немедленно его опубликовать! А ведь Байтин и черновик ему приносил, и все его идиотские исправления внес! Прямо, ерунда какая-то. Может быть, специально? Не зря все тянул, никак подписывать не хотел... А теперь еще вот это... путешествие! Чтоб было потом на кого все свалить! Да еще перед самым отъездом зуб заболел. Да так, что хоть на стенку лезь! Только успел к врачу заскочить. Тот положил лекарство. Если будет сильно болеть, надо расковырять и вытащить ватку. Хорош совет! Ничего не скажешь! Особенно в дороге! Ну вот, снова заныл... Не надо было вспоминать!

На столе набросаны электрические схемы. Измерительный блок слева скособочился и подмаргивает сигнальными лампочками. Зеленый, зеленый, потом вдруг красный. Красный — это «перегрев». «Тревога-а-а!» — дурным голосом. Сжимается ослиное сердце. Снова спокойно дробит зеленый. Линии на схемах причудливо сплетаются, взаимодействуют. Выбираю одну, похожую на кленовый лист, двигаюсь по его зубчатой кромке и… попадаю в слякоть. Настоящая каша под ногами из мокрого снега и грязи. Ботинки рваные, промокли. С крыш капает. Солнце отражается в стеклах домов, в автомобилях, в каплях на мокрых пальто и шапках.

Три рассказа из серии «Варей, гончий пес» повествуют о трех эпизодах из жизни сыщика «божьей милостью» Варея. Он втянут в расследование нескольких запутанных и весьма опасных дел.

Первый и третий рассказы были опубликованы в журнале «Химия и жизнь», № 6, 1991, № 2, 3, 1992.

Повесть Бориса Штеймана "Ночная пуля" ("Сибирские огни", 2009, №3) начинается вполне традиционно. Перед читателями зал в одном из европейских музеев. Зрители разглядывают картину, на которой изображены четверо игроков в карты. Они находятся внутри гигантской рыбы. Спору нет, картина странная, но в наше время таким вряд ли кого удивишь. Действительно странные события начинают происходить в дальнейшем. Мы снова видим игроков, но уже не на картине, а в обычном доме, в России. Они увлечены преферансом, но не настолько, чтобы не отвлекаться на происходящее снаружи. А снаружи идет война. Многочисленные провокаторы то и дело пытаются выманить игроков из дома. Сами же картежники беспокоятся, нет ли среди них шпиона. Кроме преферансистов в доме живут и другие люди, которые также оказываются вовлечены в странную игру – не в карточную, а вполне реальную. Шпиона непременно нужно найти и уничтожить. Сюжет в повести Штеймана намеренно размыт. Ее сложно понять с помощью простой логики. Тем не менее, в финале автор дарит нам неожиданную и эффектную развязку.Санкт-Петербургские ведомости от 27.03.2009. Виталий Грушко

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Вторая история о Викторе Сковороде и Варваре Шереметьевой

Желтая как сыр луна шаловливо выглядывала сквозь рваные тучи. Январский ветерок робко гонял снежинки по молочным холмам. Два всадника неспешно погоняли коней, оставляющих четкие следы на рыхлом настиле. Путь их лежал к серому замку, возвышающемуся на холме, утыканном озябшими деревьями.

Кони, пофыркивая, миновали мост, переброшенный через окружающий замок ров, и въехали на заснеженный двор. Всадники спешились. Один из них – Артур, широкоплечий, низкорослый, в длинном плаще, тяжело ступая по неглубокому снегу, подошел к массивной двери с огромным кольцом и шумно ударил несколько раз. Второй, изящный юноша – Луис, утомленно облокотившись о каменную статую, терпеливо ждал.

Авторы Произведения Рецензии Поиск О портале Ваша страница Кабинет автора

Мусор trash

Мусор trash

Герман Лён

РОМАН "TRASH"

"ПРЫГНУТЬ В ПУСТОТУ"

"В этом мире нельзя состояться для себя. Здесь можно состояться только для других, а значит и для себя" Ю.Бурлан

***

На дворе 15 июня 2016 года. Два года уже идёт война на юге Украины. ИГИЛ упорно сопротивляется на Ближнем Востоке. Вчера Рональдо не забил гол исландцам на чемпионате Европы по футболу. На Россию бросили очередные санкции из-за драки фанатов. НАТО пытается в очередной раз безуспешно напугать Путина. Нефть примерно пятьдесят, бизнес минус пятьдесят, Европа плюс один миллион беженцев, Америка примерно пятьдесят за Трампа, температура в Минске двадцать.

Гарри Синглтон проводил офицера полиции Леонарда Золльвега до самой двери.

— Опять я тебе надоедаю со своими историями, старина Лен.

— Да ладно… я еще от тебя не устал!

Гарри расхохотался:

— Ты прекрасно знаешь, о чем идет речь. Человеку моего возраста характерно жить воспоминаниями, и других он пытается затянуть в прошлое…

— Мне не показалось, что я сопротивлялся! Знаешь, Гарри, не хочу выглядеть ментором, но человек становится тем, что он есть только потому, что старики сумели передать свои знания молодым.

Ночью на улице в Бостоне находят тело студентки Тэрин Мур, выпавшей из окна. Это выглядит как самоубийство, однако некоторые детали настораживают следователей. Выясняется, что недавно Тэрин рассталась со своим бойфрендом Лиамом, но он отрицает всякую причастность и к ее смерти, и к ее беременности, о которой становится известно чуть позже, на вскрытии.

В университете Тэрин писала работу о женщинах древности – Дидоне, Ариадне и других, – которые были преданы своими мужчинами. После разрыва с Лиамом она дала себе слово, что всегда будет бороться с обманом и предательством и что сама никогда не станет жертвой.

Если ты не жертва, то ты хищник. Однако на охоте всегда есть риск встретить хищника покрупнее.

Впервые на русском!

Полиция Хельсингборга с трудом удерживает порядок в городе. На улицах царит хаос, люди объяты страхом. Жестокий серийный убийца наносит очередной удар. У него нет никаких явных мотивов, есть только необъяснимое желание убивать. Преступления настолько случайны, что невозможно вычислить логику маньяка и предугадать, кто станет его следующей жертвой. Но детективы уверены, что почти напали на след, однако Фабиан Риск не придерживается официальной линии расследования. Для него это личная вендетта, и когда появляется новая жертва, всем становится ясно, что все это время преступник умело манипулировал детективами.

Инспектор Риск продолжает охотиться за убийцей, хотя его собственная жизнь рушится: сын в бегах, дочь больна, коллеги скрывают свои темные секреты. Но пути назад уже нет. Убийца устанавливает правила. Все зависит от броска игральных костей. Ставка – жизнь.

Игра началась, и Фабиан Риск вынужден вступить в нее.

Начальник убойного отдела майор Гончаров и его жена Марина познакомились, когда он, в те годы еще простой опер, на ее глазах застрелил главаря опасной банды. Прошло пятнадцать лет, и вот единственный уцелевший тогда бандит выходит на свободу. Что он будет делать: искать пропавший общак с миллионами долларов или мстить тому, кто отправил его за решетку? Майор Гончаров убежден: он и его супруга в опасности. Но начальство и коллеги ему не верят, так что помощи ждать не приходится…

Подполковник полиции Егор Степанов неожиданно для себя стал отцом: его случайная любовница родила девочку. Но ему не до ребенка, у Егора большие проблемы: он узнал новость о рождении дочери в аэропорту и не сел в самолет, который позже потерпел катастрофу… Теперь родственники погибших пассажиров обвиняют Степанова в том, что он каким-то образом виновен в аварии. Их вдохновляет интриган Шныров, скользкий, неприятный тип, которому помогают библиотекарь Ольга и пожилая чета Власовых. Они готовы пойти на все, чтобы уничтожить Степанова, даже на самые крайние меры…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иерархия… Вроде бы все понятно, но уточнить не помешает. Открываю энциклопедический словарь. Кстати, очень полезная вещь. Так, а вот и то, что нужно. От греческого иерос - священный, и архе - власть. Расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему. Умно, ничего не скажешь! Как говорится, не отнять и не прибавить!

Последнее время фишка упорно не идет. Похоже, началась черная полоса. А главное, эти проклятые анализы... Знающие люди советуют в таких ситуациях не суетиться, а затаиться и переждать. Так и делаю. Ложусь на диван. Отворачиваюсь к стене. Натягиваю одеяло и принимаю позу эмбриона. От коврика на стене пахнет пылью. Надо не забыть его, как следует, пропылесосить…

М.Д. Каратеев — писатель-эмигрант, один из талантливейших представителей русского зарубежья, автор более десяти книг художественной и документальной прозы. Вершиной творчества писателя по праву считается историческая эпопея «Русь и Орда», работе над которой он посвятил около пятнадцати лет.

«Русь и Орда» — масштабное художественное повествование, охватывающее почти вековой период русской истории, начиная с первой половины XIV века Книга, знакомящая с главными событиями из жизни крупнейших удельных княжеств в эпоху татаро-монгольского ига, с жизнью Белой и Золотой Орды. Роман, великолепно сочетающий историческую достоверность с занимательностью и психологической глубиной портретов героев.

Книгу А. Алимбасва составили рассказы, написанные им в разные годы. Все они повествуют о человеке— о величии и смятении его души, об ошибках и взлетах на жизненном пути, который в итоге оказывается не таким уж длинным, как предполагает в молодости человек, и это помогает ему осознать ценность каждого мига своего пребывания на земле.

Издание осуществлено за счет средств автора.

Ответственность за идейно-художественный уровень издания несет автор.

Своя квартира

Глава 1

Я всё еще не привыкла, что мы опять живем вместе. И поэтому

очередное пробуждение с маминой помощью приводило меня в непонятное

чувство. Вроде бы всё правильно, но в то же время я понимаю, что что-то

явно не так. Или было не так.

-Вик, просыпайся! В школу опоздаешь! – в дверном проеме появилась

мама. Ее выкрашенные в блонд волосы были накручены на бигуди. Один глаз