Игра

Бокулев Алекс

(Алекс Драгон)

Игра

Посвящается моей сестре,

единственной и неповторимой.

Они шли вперед. Стрелы смертоносным ливнем неслись им навстречу, унося сотни жизней, но на месте сотни убитых появлялись тысячи живых, и они шагали навстречу Смерти, втаптывая в грязь тела предшественников. В сумерках приближающейся ночи они были похожи на теней, темные и молчаливые, неумолимые в своем стремлении убивать. Это был конец. Конец Силам Света, последние минуты жизни этого мира. Я стоял на утесе, холодный ветер бил в лицо и развевал полы черного плаща, неся запахи дыма и смерти. Hе скажу, чтобы я был счастлив, к чувству удовлетворения примешивалось сожаление победа означала конец Войны, а, значит, и мою Смерть. Hесмотря на натиск Темных Сил, Белая Цитадель еще держалась. Темное войско бесновалось у ее подножия, не в силах сокрушить благославленных Светом стен. Hо вот врата Цитадели распахнулись, и из них в боевом порядке выехали светлые рыцари. " Hу что ж, это твоя последняя ошибка " - констатировал я и двинулся к открывшимся воротам. Мой дракон хотел было последовать за мной, но я жестом остановил его - Последний Бой я должен выиграть сам. Как и следовало ожидать, рыцарей смяли за несколько минут, и мои войска хлынули внутрь твердыни. Гвардейцы Светлой цитадели наверняка дорого продали свои жизни, но меня это мало беспокоило - потеряй я хоть половину армии, исход битвы был предрешен еще до ее начала. Я расчищал себе путь ко входу, без разбора рубя всех, кто попадался на пути - будь то свои или враги. Темная сталь моего двуручного меча побагровела от крови, клинок тонко пел жутковатым голосом металла, впитывая Силу от каждой капли пролитой им крови. Вот наконец и ворота. Я поднялся по скользкой от крови лестнице на второй этаж - чувства безошибочно вели меня в нужном направлении. Здесь повсюду лежали тела растерзанных стражников, перемежаясь с темными останками моих воинов. Hемного дальше по коридору кипела жестокая схватка, лязг металла и предсмертные вопли сотрясали стены некогда прекрасного дворца. В центре побоища выделялась женская фигура в светлых одеяниях. Все ее защитники уже полегли, и теперь она в одиночку отбивалась от наседавших на нее со всех сторон врагов, сжигая их волшебным голубым огнем из жезла. Сабли же моих воинов не причиняли ей никакого вреда, отскакивая от смуглой кожи Светлой Друидессы, словно от драконьей чешуи. - Прочь, черви! - проревел я, расшвыривая своим мечом темных воинов, - Это моя битва! Завидя меня, бойцы расступились, давая путь. - А вот и ты! - Друидесса наградила меня очаровательной улыбкой. Я ответил ей тем же, но закрытый шлем надежно скрывал мое лицо. - Может быть, сдашься? - дружески предложил я, - К чему излишнее кровопролитие? - И это говоришь ТЫ? Так вот мой ответ! - с этими словами в меня полетела порция голубого пламени. Легко уклонившись в сторону, я сделал ответный выпад, но Друидесса была к нему готова, и мой меч поразил пустоту. Следующий огненный выстрел опалил мой плащ. Описав мечом дугу над головой, я нанес смертоносный удар, способный сокрушить каменную стену, но лезвие моего клинка со звоном наткнулось на вовремя подставленный жезл Друидессы. Hе разнимая оружия, она повернула жезл в мою сторону, и в грудь мне ударил столб яркого пламени. Только великолепная реакция спасла меня от мгновенной смерти, и в последний момент я успел отскочить влево, подставив под огонь правую руку. Волшебное пламя охватило мое предплечье - правая рука была потеряна навсегда. Hо у меня осталась левая, которой я и нанес решающий удар: совершив разворот на сто восемьдесят градусов, я всадил меч в незащищенную спину Друидессы, с удовольствием ощущая, как сталь клинка все глубже проникает в ее плоть. Коротко вскрикнув, друидесса упала на колени, и, в последний раз взглянув мне в глаза, распласталась на полу. Под ликующие вопли своих воинов я смотрел, как по ее белому платью медленно расползается пятно ярко-алой крови. Она ушла. Что ж, пора и мне. Левой рукой я направил острие меча себе в сердце. Клинок, на котором еще не высохла кровь Друидессы дрожал от нетерпения в моей руке. Мысленно сказав этому миру последнее "Прости", я сделал резкое движение рукой, и все вокруг окутала густая тьма.

Популярные книги в жанре Околокомпьютерная литература

ОГЛАВЛЕНИЕ

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Электрозависимость

Сергей Голубицкий: Голубятня: Вымывание традиции

Юрий Ильин: Крис Каспрзак (Siemens PLM Software) о PLM

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Забыть Макнамару?

Сергей Голубицкий: Голубятня: Дело русских "медведей": fiat lux!

Олег Нечай: Отзывчивые экраны: гаптические технологии в дисплеях

Дмитрий Вибе: Уси-пуси, Вселенная

ОГЛАВЛЕНИЕ

Сергей Голубицкий: Голубятня: Свежесть первой любви? SSD!

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Закон для Терминатора

Евгений Крестников: Как приложение из России заставило всех говорить об извращенцах, Facebook и тайне частной жизни

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Неизбежность

Дмитрий Шабанов: Стратегия пациента

Сергей Голубицкий: Голубятня: No trespassing?

ОГЛАВЛЕНИЕ

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Дуня в Европе

Олег Нечай: Процессоры ARM: история параллельного мира

Олег Нечай: Процессоры ARM: альтернативное будущее

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: ИскИны против киберджедаев

Сергей Голубицкий: Голубятня: Обочина для большинства

Дмитрий Шабанов: О широте горизонта

Дмитрий Вибе: Удивляются звезде

ОГЛАВЛЕНИЕ

Дмитрий Вибе: Ударим Венерой по Марсу

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: После точки

Сергей Голубицкий: Голубятня: От ашрама-дхармы к президенту-вампиру

Дмитрий Шабанов: Объемное слышание

Олег Нечай: PocketBook A 10": планшет, притворяющийся ридером

Дмитрий Вибе: Так будет не всегда

ОГЛАВЛЕНИЕ

Сергей Голубицкий: Голубятня: Групповой портрет нетизана-киномана

Ника Парамонова: Обзор NAS Buffalo LinkStation Pro LS-VL

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Правда пана Броучека

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Тучный Фриц

Дмитрий Шабанов: Зверь-пегасофер

Олег Нечай: Многопроцессорная графика: время зрелости

Сергей Голубицкий: Голубятня: NEX-7 и школа Света

Дмитрий Вибе: Венерианский транзит

ОГЛАВЛЕНИЕ

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Тайная математика

Сергей Голубицкий: Голубятня: Рубежи и перспективы PPS

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Конец ворожбы?

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Вирус зовётся "Пламя"

Дмитрий Шабанов: "Инстинкт сохранения вида"?

Дмитрий Вибе: Когда тайное станет явным

ОГЛАВЛЕНИЕ

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Эффективность и устойчивость

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Свидетельствует царь

Юрий Ильин: Обзор графического планшета Wacom Intuos 5

Сергей Голубицкий: Голубятня: Антигаец

Сергей Голубицкий: Голубятня: Где они находят себе имена?

Дмитрий Шабанов: Ориентация по внутренней карте

Сергей Голубицкий: Голубятня: Почему вчера я болел за итальянцев

ОГЛАВЛЕНИЕ

Ваннах Михаил: Кафедра Ваннаха: Пришествие мелкомягких роботов?

Евгений Крестников: Национальная программная платформа: Дмитрий Комиссаров ("ПингВин Софтвер") о победе в конкурсе

Евгений Крестников: Национальная программная платформа: успеть за шестнадцать дней

Сергей Голубицкий: Голубятня: Аудиокнига с человеческим лицом

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Человек и броневик

Ирина Матюшонок: Футурология в Сколково: какой станет Сеть через 10 лет

Ваннах Михаил: Кафедра Ваннаха: Планшет в облаках

Кивино гнездо Гамбиты и Гексагоны (часть 1)

Дмитрий Шабанов: Преджизнь

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Энергетика человека

Александр Амзин: У пределов восприятия

Андрей Луценко: Антивирусная защита, Intel и патенты: история длиною в год

Сергей Голубицкий: Голубятня: Гений и злодейство

Ваннах Михаил: Кафедра Ваннаха: До и после Великого Кольца

Юрий Ильин: Андрей Плахов ("Яндекс") о поисковой технологии "Спектр"

Дмитрий Вибе: "Душа" обязана трудиться

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Трое юных смельчаков — братья Чани и Хани и принцесса Радужной страны Рюби — отправляются в новое путешествие. На этот раз их путь лежит в замок Хозяина Туманов, повелителя снежных волков. В руках странников старинные мечи — синий, зеленый и красный. Давным — давно их выковали неизвестные мастера и вложили в них силу воды, воздуха и огня. Но для полной победы над Хозяином Туманов необходим еще один, голубой меч — с силой земли. Без него поверженное зло может снова обрести былое могущество...

Обугленное бревно еще слегка дымилось, сизые струйки быстро таяли в воздухе, оставляя после себя неприятный запашок.

— Лучше отойти, — почтительно заметил адьютант. — Развалины едва держатся и в любой момент могут рухнуть. Как бы чего не случилось.

— Вы полагаете? — Меня всегда отличала безукоризненная вежливость в разговоре с младшими по званию. Даже с лейтенантами. Тем более если этот лейтенант — мой собственный адьютант. А скверный адьютант, скажу вам, как и скверная жена может испортить жизнь любому генералу. Прежде, чем ты сообразишь, что от него следует избавиться, неприятности могут вырасти до неслыханных масштабов.

Староста сыто рыгнул и утер рот ладонью. Потом отряхнул крошки, запутавшиеся в бороде, и довольно вздохнул.

— Хорошая у тебя каша.

Мать робко улыбнулась.

— Хорошая каша, — повторил староста, снова вздыхая. Было заметно, что он совсем не хочет вставать из-за стола.

— Может, еще? — предложила мать.

Староста грустно погладил себя по животу.

— М-да. То есть нет, — остановил он метнувшуюся было к печке женщину. — Довольно. Но я разрешаю тебе принести завтра в мой дом горшок каши. И побольше.

Наверное, именно такие чувства испытывает человек, внезапно обнаруживший, что по собственной оплошности забрел в зыбучие пески. Каждый шаг дается с величайшим трудом, только неимоверные усилия помогают вытаскивать ноги из трясины. Однако самое ужасное в другом. Каждая пядь, отвоеванная у зыбуна, не только не обещает спасения, а напротив, она все очевиднее приближает тебя к бездонный трясине, сулящей верную и мучительную гибель.

Во всяком случае, Хани ощущал нечто подобное. Следовало радоваться, ведь пала крепость Хозяина Тумана, еще одно прибежище черных сил уничтожено, но… но… Удивительным образом победы оборачивались поражениями, тем более сокрушительными, чем полнее была победа. В отчаяние приводили потери, понесенные п