Игнатий Лойола и Общество Иисуса

Ни одна из католических организаций не возбуждала к себе столько ненависти и любви, как орден иезуитов. Имя Игнатия Лойолы было синонимом поношения и опоры религии. Общество Иисуса называют последним из великих орденов, созданных католической церковью. Его история богата и разнообразна, хотя более всего известна ее внешняя, а не внутренняя сторона. Одно из главных мест в истории ордена иезуитов достойно и величественно занимает боевой офицер, израненный воин, монсерратский аскет, манресский отшельник, иерусалимский пилигрим, создатель и первый генерал Общества Иисуса, борец с Реформацией, выдающийся педагог и воспитатель, гениальный пропагандист и организатор, отчаянный миссионер Игнатий Лойола, сильнейший гребец ладьи святого Петра, рыцарь Пресвятой Девы Марии и воин Иисуса Христа.

Отрывок из произведения:

Западная Европа благодаря междоусобным войнам честолюбивых монархов в очередной раз тонула в крови. Столетняя война Англии и Франции вскоре сменилась английской резней Алой ланкастерской и Белой йоркской роз. Во Франции король Людовик XI сцепился с владетельными сеньорами в борьбе за единство страны, обретя достойного соперника в лице бургундского герцога Карла Смелого. Император Священной Римской империи никак не мог унять многочисленных германских князей, ведших нескончаемые междоусобицы. На Пиренейском полуострове Кастилия объединилась с Арагоном в единое испанское государство, атакуя южный Кордовский халифат и вызвав при этом к жизни страшного монстра инквизиции. Италия распадалась на бесконечное число княжеств и городов-республик, постоянно пропуская на свою территорию войска очередных завоевателей. Пруссия, Польша, Литва, Чехия, Венгрия дрались между собой и с турецкими султанами, под ударами которых, в 1453 году, рухнула тысячелетняя Византийская империя. Народы Европы постоянно ощущали на себе ужасы оккупации и гражданской войны. Целые деревни годами прятались в болотах и лесах, распространяя легенды о человеко-волках и человеко-медведях. Загнанные люди искали спасения в суевериях, усиленных почти тотальным невежеством.

Другие книги автора Александр Радьевич Андреев

Настоящая книга посвящена истории Крымского полуострова – природной жемчужины Европы.

Описывается присутствие в Крыму тавров, киммерийцев, скифов, греков, сарматов, римлян, готов, гуннов, аваров, болгар, хазар, славян, печенегов, половцев, монголо-татар, крымских татар, генуэзцев, турок.

В книге использованы известные исторические документы, касающиеся крымской истории, подтвержденные археологическими данными.

В данном издании рассказывается о деятельности ОУН – Организации Украинских Националистов, с 1929 по 1959 г. руководимой Степаном Бандерой, дается его автобиография. В состав сборника вошли интересные исторические сведения об УПА – Украинской Повстанческой Армии, дана подробная биография ее лидера Романа Шухевича, представлены материалы о первом Проводнике ОУН – Евгении Коновальце.

Книга московских историков-генеалогов Александра и Максима Андреевых подробно, точно и ясно рассказывает о том, как можно самому без больших затрат времени и средств найти своих предков и написать историю собственного рода до эпохи Петра Великого, а возможно, и до Рюрика.

Авторы рассказывают о науке генеалогии, о том, зачем нужны родословные людям, где, за какие периоды и в каких документах и материалах хранятся личные архивы подданных огромных Российской империи и граждан Советского Союза, подробно объясняют, что такое метрические книги, исповедальные росписи, ревизские сказки и переписи населения, рассказывают, как провести военный поиск предков, не только участников Великой Отечественной войны, но и всех военнослужащих до времен образования российской регулярной армии Петром I, рассказывают о придуманной ими идеальной родословной книге и ее составе, приводят необходимые для поиска предков сведения о российских архивах.

В этой книге рассказывается об истории Святого города – Иерусалима, самого сакрального города человечества, где произошли распятие, смерть и Воскресение Господа нашего Иисуса Христа. Иерусалим видел многих библейских пророков, нашествие разноплеменных войск, знавал времена триумфа и времена падения. За город сражались персы, римляне, крестоносцы, сарацины. Даже Крымская война 1854–1856 гг. формально началась из-за споров о принадлежности христианских ценностей Иерусалима.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей.

Работа А. Андреева – документальное жизнеописание Ивана Васильевича III.

В работе публикуются договорные грамоты Ивана Васильевича, Московская и Новгородская повести о походе Ивана Васильевича на Новгород, Коростынский договор Великого Новгорода с великим князем Иваном Васильевичем о мире 1471 года, Послание на Угру Вассиана Рыло, Повесть о стоянии на Угре, Судебник 1497 года, а также духовная грамота Ивана Васильевича, многие другие подлинные документы того времени – от «Тарханной и несудимой грамотой великого князя Ивана Васильевича Федору Киселеву на его вотчину в Муромском уезде» до «Клятвенной записи князя Холмского Ивану Васильевичу».

Новый приключенческий роман писателей-историков Александра и Максима Андреевых рассказывает о судьбе знаменитого Влада III Цепеша (1431–1476) из семьи потомственных господарей Валахии, вошедшего в историю под именем Дракулы. Авторы, отделяя правду от вымысла и опираясь на исторические документы, рассказывают подлинную историю Дракулы – справедливого и талантливого правителя, ставшего для наших современников кровожадным тираном, слугой дьявола и князем тьмы. В руки авторов попадает таинственный документ – записи командира его тайной стражи Влада Цепеша…

Популярные книги в жанре История

В одной ленинградской артистической компании конца 1940–1950-х годов прогулки были не только времяпрепровождением. Художники Александр Арефьев, Рихард Васми, Валентин Громов, Владимир Шагин, Шолом Шварц и поэт Роальд Мандельштам, которых впоследствии стали называть «арефьевцы» по имени лидера круга, предпочитали другое название. «Болтайка» — это бесцельное «болтание» по задворкам центра вроде Коломны, во время которого можно «поболтать» и увидеть что-нибудь запоминающееся.

К концу 1990-х годов в России, как засвидетельствовала статистика продаж игровых фильмов и их проката, особый успех приобрели многочисленные современные ретрофильмы, где время действия датируется «ближайшим» прошлым — советским. Их появление совпадает с процессом, отмечаемым социологами: с середины 1990-х позитивные элементы самоидентификации россиян связываются с моментами, отсылающими к воображаемому общему прошлому.

Свою книгу Харт назвал «Морской путь в Индию». Но задача его, как он сам раскрыл ее в подзаголовке, была шире: не только дать «рассказ о плаваниях и подвигах португальских мореходов» — от первых экспедиций, организованных Генрихом Мореплавателем, до последней экспедиции Васко да Гамы, но также и описание «жизни и времени дона Васко да Гамы». Следует отдать справедливость Харту: с этой задачей он справился гораздо лучше, чем любой из его предшественников — историков географических открытий XIX–XX веков или литераторов.

В подавляющем большинстве случаев факты, сообщаемые автором, критически проверены. В результате получилась — несмотря на небольшой объем книги — капитальная сводка всего того, что нам известно о жизни Васко да Гамы и о его трех экспедициях, особенно — о первой, которая сыграла важную роль не только в португальской, но и в мировой истории.

То, что зовется национальной сущностью — такая же тайна, как душа, как талант, как индивидуальность. У нее нет ни имени, ни определения, ни описания, она выражается в характере, в подвигах, в творениях, и другого способа выражения не имеет. «Кто мог бы облечь в понятия или в слова, что есть немецкое?» — спрашивал Леопольд Ранке. Was ist deutsch? Каутский, обративший внимание на этот вопрос, совершенно законно сближает его с тем, что Фауст говорил Маргарите о Боге: «Чувство — всё»; имя ж — дым и звук пустой». Нация есть величайшая определенность и величайшая неопределенность. Подобно божеству, она не терпит вложения перстов и эмпирического изучения. Испытующая рука хватает пустоту, как при попытке обнять бесплотный призрак. Блок это понимал:

Эта книга — о нас с вами. О нашем культурном и историческом «я». О нашем национальном сознании. О нашем прошлом и нашем будущем. Рассмотренными на одном конкретном примере — восприятии русским коллективным сознанием Украины, а если говорить точнее, тех земель, что в настоящий момент входят в её состав.

В монографии показана история и динамика формирования этого восприятия в ключевой для данного процесса период — первые десятилетия XIX века. Рассматриваются его главные нюансы-направления.

Герои этой книги — великороссы и малороссы, поэты и путешественники, консерваторы и декабристы, Пушкин и Рылеев, Алексей Толстой и Гребёнка, Карамзин и Хомяков, Чехов и Маяковский и многие другие лица русской истории. А в центре исследования — фигура Н. В. Гоголя и его вклад в дело формирования русским обществом образа Малороссии-Украины.

Книга сопровождается богатым иллюстративным материалом. Для историков, филологов и всех, кто интересуется отечественной историей и культурой.

О первых месяцах 1941 г. войны на Балтике опубликованы десятки книг. Авторы их и адмиралы, командовавшие флотам, его соединениями, и офицеры, командовавшие кораблями или боевыми частями кораблей Описание и анализ описываемых им событий, конечно, излагается на основе их теперешних должностей, званий и многолетнего служебного и жизненного опыта. Данная книга отличается от всех предыдущих тем, что написана бывшим краснофлотцем, который 16-ти летним мальчишкой за неделю до начала войны убежал из дома в Ленинград, где застала его война Благодаря тому, что он учился е 9 классе Военно-морской специальной средней школы в г. Москве и носил форму, мало чем отличающуюся от краснофлотской, он прибился и группе отпускников-краснофлотцев и, прибавив себе 3 года и назвавшись сигнальщиком, был направлен сигнальщиком на ледокол с эстонской командой Особенность книги – ее документальность, т. к. основа ее – дневниковые записи, которые автор вел с 5-6 класса и почти всю войну.

Другая особенность – описание не масштабных событий, в будничной жизни, работы, службы, окружающих его товарищей-краснофлотцев, старшин и некоторых командиров в различных ситуациях, в которых попадал корабль со своим экипажем все виденное совершенное или пережитое не лакируется, а излагается так, как оно случилось в то время, и приведенная оценка этих событий была дана автором 60 лет назад. Интерес представляет и то, что показана деятельность не боевого корабля, а ледокола, который сам по себе теперь является исторической ценностью и музейным экспонатом. а о его деятельности в первые месяцы войны очень мало известно. Несомненный интерес для историков, изучавших жизнь в блокадном Ленинграде представляют скрупулезные описания блокадного питания матросов этого корабля, отнесенного и тыловым частям. Автор приводит не количество граммов продуктов на человека в сутки, а какое количество пищи он получал с камбуза в натуральном виде – количество столовых ложен первого и второго блюда, их качественное описание.

На первом плане в этом исследовании – встреча различных представителей еврейского населения с имперской администрацией и аристократией, описанная как сложный процесс взаимодействия интересов, намерений и, конечно же, самих личностей. Ольга Минкина прослеживает динамику вхождения в империю различных земель бывшей Речи Посполитой, населенных евреями, параллельно с анализом изменений в восприятии евреев российскими бюрократами. Само еврейское население предстает в книге разнородным и сложно организованным конгломератом сообществ, пронизанным внутренними конфликтами. Не замыкаясь в рамках собственно еврейской истории, автор освещает целый ряд сюжетов и делает серию выводов, ценных для изучения общих проблем сословных привилегий в империи, механизмов и языков описания национальной и конфессиональной политики.

Впервые на русском языке публикуются работы французского историка Огюстена Кошена, посвященные истории Французской революции, в которых сделана попытка объяснить механизм подготовки революции путем обработки умов и формирования общественного мнения, лояльного к идеям коренного переустройства общественного строя.

Изучая провинциальные архивы второй половины XVIII в., автор обнаружил, что еще задолго до революции во Франции действовало множество философских клубов и обществ, возникших под влиянием идей французских «просветителей». В этих обществах в бесконечных словопрениях о «свободе, равенстве и братстве» вырабатывалась особая порода людей — Homo ideologicus, мыслящих социальными штампами и оторванных от реальной жизни. Позже именно эти люди стали главными действующими лицами избирательной кампании в Генеральные штаты и заняли все руководящие посты в новых органах власти. Дальнейшее известно: казнь короля, гонения на Церковь, грабежи, передел собственности и массовый террор под крики о «благе народа», а в конечном итоге — гибель самых ярых революционеров от рук бывших соратников.

Книга составлена по материалам издания: Augustin Cochin. Les Sociétés de Pensée et la Démocratie (Plon. 1921). Представит интерес для тех любителей истории, которые стремятся познать истинные движущие силы исторических событий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Автор этой книги попытался реконструировать социальную структуру и каждодневную жизнь варваров на основе обобщающих выводов археологов, наблюдений искусствоведов и лингвистов. Рассматривается промежуток времени от II в. до н. э., когда цивилизованные народы впервые обратили внимание на варваров, до периода Великого Переселения народов IV–VI веков н. э.

Сначала одиннадцать лун, затем бестии пучин, а потом… Саламандра. Со временем нечто более ужасное, чему нет названия. Трагизм предсказания в том, что в результате нашествия монстров — не то древних спящих богов, не то реликтовых чудовищ — должна погибнуть не цивилизация, не люди как телесные оболочки разума, а непостижимым образом все, что дорого, все, что свято и сердцу мило… Некая аксиологическая катастрофа, суть которой непонятна, но последствия тем ужаснее, чем труднее их вообразить. Однако пока все внимание сыщика Кантора занимает неуловимый человек–саламандра. Ну и еще, разумеется, беглый мститель Флай.

Царственному наследнику Нироку, сыну погибшего Клудда и его жестокой подруги Ниры, рожденному от зла и воспитанному во зле, предназначено осуществить отцовский план покорения совиного мира и окончательного воцарения Чистых.

Но в сердце Нирока постепенно зреют сомнения. Запретные легенды о Великом Древе, где живут доблестные и храбрые совы, тревожат его разум, а в глубине желудка рождается дружба, которой нет места среди Чистых. Близок день, когда наследнику придется выбирать между исполнением своего предназначения и отказом от него. В этот день прольется кровь.

В центре романа «Укротитель диких» – противостояние индейского колдуна Большого Коня и врачевателя Рори Мичела.