И всё-таки люди созданы для счастья

Махмутов, Альберт

И всё-таки люди созданы для счастья

Сборник стихов

Человек, любя в терпении Все невзгоды может стерпеть. Человек, любя в терпении Все барьеры в жизни может преодолеть. Человек, любя в терпении Все обиды может простить. Человек, любя в терпении Способен мир к лучшему изменить!

Когда человек много от горя плачет и рыдает В старости страдание его в тихую радость перерастает. А сердце и душа при этом очищаются, И от зла, зависти и лжи спасаются.

Другие книги автора Альберт Махмутов

Махмутов Альберт

Человек! Чего же ты хочешь? Скажи!

(сборник стихов)

Смотри, как дороги судеб разбегаются вдаль! Что же людей ждёт в жизни радость или печаль? Как же каждому человеку хочется знать, Сколько ему придётся на этой земле любить и страдать.

Ты горести жизни в сердце своём не копи, В памяти не оставляй следов превратностей судьбы. Ты обиду, злость и зависть от себя гони, А в душе твоей должно оставаться место Только для одной любви!

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Сын человеческий, где ты,

Скажи мне еще один раз,

Скажи мне прямо, кто мы теперь,

Скажи мне истинно, где мы сейчас,

Ведь я думал, все будет честно.

Шелковый шарф - на шлем,

Но это битва при закрытых дверях,

Борьба жизни черт знает с чем.

И кто-то считает, что это подвох,

А кто-то кричит, что провал.

И каждое слово - признак того, что мы

В комнате, лишенной зеркал.

Сегодня мне снился ангел,

Тексты песен Сергея Калугина из альбома Nigredo (1994)

Когда и как я узнала

8 лет — Мой отец висит вниз головой на трубе забора, отделяющего соседнюю улицу. Вся мелочь выпадает из его кармана. Он кажется таким молодым.

15 лет — «Было 104 девочки в Израэлитиш Мейчис Уэйсхауз[4], сиротском приюте в Амстердаме. Осталось в живых четыре» — рассказывает моя мать. «Я помню нашу руководительницу Юфроу[5] Фрэнк. Каждое утро она заставляла нас пить рыбий жир. Она говорила, что он полезен для здоровья».

Креста, сиречь не Анненского и не Владимирского — а честнаго и животворящаго.

«Я любил смотреть на него, слушать, читать…»

Анатолий Кобенков. Из предисловия к посмертному сборнику Вильяма Озолина в серии «Поэты свинцового века». Красноярск, 1998 г.; главный редактор серии — Роман Солнцев.
«…Плакал в кубрике матрос,
словно в спаленке.
Ростом батьку перерос,
а как маленький!..»
Вильям Озолин Из стихотворения «Капитан»
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хотите поучаствовать в отражении немецкой танковой атаки под Вязьмой или напасть на татарские тумены Субедея на берегу Калки? А помочь утвердиться на царском престоле Лжедмитрию Первому? Тогда присоединяйтесь к приключениям трех друзей, наших современников, сумевших придумать и собрать кустарным способом настоящую машину времени. И вот когда вы почувствуете себя богом, Мироздание подбросит несколько неприятных сюрпризов, мстя за грубые изменения, которые вы по незнанию сумели сделать в потоке времени!

Андрей Майоров

Осень...

Что такое осень - это небо,

Плачyщее небо под ногами...

Ю.Шевчyк

Сейчас сижу, пью гоpячий кофе, смотpю в окно. Идет дождь, небо гpустное, тоскливое... Hа душе так же - моpосит дождь, сеpость и неуют. Пpишла осень. Листья начинают желтеть и слетают с деpевьев, напоминая, почему-то зиму, снег... Стpанные ассоциации... Птицы молчат, пpиpода затихла, засыпает... Люди куда-то тоpопятся, спешат укpыться от дождя... Hо стоит немного пpиглядеться к ней осени, и понимаешь, что это замечательное вpемя года, по-своему кpасивое, не на что не похожее, пpавда всегда оно получается гpустным.

Сергей Майоров

НАЖАТЬ КРЮЧОК

Убить человека несложно.

Если хотеть этого.

А зачастую, когда ты этого совсем не хочешь, убийство происходит еще проще.

Сложно бывает, когда надо ударить ножом или задушить. Когда смерть получается долгой и грязной, когда все это происходит при непосредственном контакте, когда приходится видеть стекленеющие глаза и слышать останавливающееся дыхание.

Некоторым, правда, нравится именно это.

Закон оказывается бессилен, и защитить молодую девушку, ставшую жертвой тяжкого преступления, может лишь ее родственник, сотрудник уголовного розыска. Рассчитывая только на себя и своего напарника, он добивается цели. Зло наказано. Но за все надо платить, и вскоре уже он сам из охотника превращается в жертву.