И техника перебарщивает

АНТОН ДОНЕВ

И ТЕХНИКА ПЕРЕБАРЩИВАЕТ

Перевод Т. Карповой

В Институте научной фантастики началась паника. Утром повариха Кунка подала докладную записку о том, что у нее кончились спички и она не может разжечь плиту на кухне. А институт в этот самый момент перешел с экспериментальной целью в шестое - гиперболическое,- измерение и не имел никакого контакта с нормальным миром.

Директор Эдиссон Карабаджанов наложил резолюцию "Разрешаю!" и, как всякий уважающий себя директор, умыл руки.

Другие книги автора Антон Донев

Согласно статистике, индивидуумы с одними и теми же качествами повторяются через каждые шесть поколений.

Статистика никогда не лгала, не солгала и на этот раз. Шерлок Холмс, правнук гениального детектива, снова встретился с доктором Ватсоном, правнуком бывшего военного врача. И хотя отец нынешнего Шерлока Холмса занимался производством синтетической колбасы, а отец нынешнего Ватсона специализировался по биофотографии, хотя деды обоих друзей увлекались соответственно микрокибернетикой и макробиологией, сейчас друзья сидели в уютной комнате и беседовали совершенно так же, как их предки несколько веков назад.

АНТОН ДОНЕВ

К НОВЫМ ГОРИЗОНТАМ

Перевод Т. Карповой

На массивной, окованной железом двери было начертано на трех языках: "Четвертое измерение. Вход строго воспрещен!"

Профессор Шмидт, задохнувшись, остановился. Позади слышался топот и крики преследователей. Даже подумать неловко, что профессора, притом истинного немца и вовсе не коммуниста, а совсем наоборот, может преследовать полиция! И за что? За изнасилование какой-то десятилетней глупышки, которая до своего совершеннолетия забыла бы об этой шутке. Профессор Шмидт с радостью пожаловался бы в высшую инстанцию, но сейчас для этого не было времени.

В этом сборнике представлены рассказы и повести фантастов различных стран о роботах. Смелые, заносчивые и назидательные — такими предстают перед читателем эти создания из металла и пластика, которым, конечно же, уготовано большое место и в жизни человека будущего и в произведениях писателей-фантастов.

СОСТАВИТЕЛЬ Ю.И.ТОПАЛОВА

ПРЕДИСЛОВИЕ КИР.БУЛЫЧЕВА

Библиотека современной фантастики. Том 3-й дополнительный

Современная болгарская фантастика представлена в сборнике произведениями широко известных писателей старшего поколения — П. Вежинова и Д. Пеева, а также более молодых мастеров увлекательного жанра. Герои большинства рассказов и повестей живут и действуют в коммунистическом обществе будущего. Каждый из них по-своему решает социальные, нравственные и технологические проблемы своего времени. Заключают сборник научно-фантастический очерк «Третье тысячелетие» и краткая библиография.

Содержание:

РАССКАЗЫ

С. Златаров. Случай «Протей». Перевод Г. Мечкова

Д. Пеев. Гравитационная гробница. Перевод Г. Мечкова

В. Райков. Профессор Корнелиус возвращается. Перевод Ю. Медведева

А. Донев. Алмазный дым. Перевод З. Бобыр

А. Донев. Воспоминания старого космогатора. Перевод В. Суханова

ПОВЕСТИ

П. Вежинов. Гибель «Аякса». Перевод В. Боровишки и С. Плеханова

С. Славчев. Крепость бессмертных. Перевод П. Васильева и Б. Казьмина

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Д. Пеев. Третье тысячелетие. Перевод В. Суханов

А. Осипов. Болгарская фантастика в русских переводах

АНТОН ДОНЕВ

НЕСОВЕРШЕННАЯ КОНСТРУКЦИЯ

Перевод Т, Карповой

Клокочущая лава доходила ему до колен. Вокруг поблескивали синеватые огоньки. А внутри скафандра поддерживалась среднеевропейская температура. Вулканолог Грау медленно спускался в растопленную породу, ругаясь про себя:

- Идиоты. Нашли, где приземлиться. Мало им ровных площадок, мало океанов, а они...

Несколько дней назад поступило сообщение, что из системы Сириус приземляется корабль, предпочитающий эластичную посадочную площадку. В этот момент вулкан Этна снова начал извержение, и сириусяне угодили прямо в его кратер. Где их сейчас искать? А если они пролетели Землю насквозь и выскочат на поверхность где-нибудь в Исландии? Может ли он догнать их?

АНТОН ДОНЕВ

ПРАВДА О ПЕРВОМ ЧЕЛОВЕКЕ

Перевод Т. Карповой

Еще во время подготовки экспедиции с Альфы-Центавра на недавно открытую планету Земля культработник Адонис Аментал выступил против включения в экипаж галактоплана женщины-стюардессы. Его опыт (а он участвовал не в одной экспедиции) подсказывал, что женщины, особенно красивые, представляют известную опасность для мужского общества, когда находятся в нем более двух световых лет. Однако, несмотря на его протесты, Елена Вартбург все же была включена в состав экипажа. Она получила приказ о командировке, прошла необходимую космическую тренировку и начала расставлять рюмки и кофейные чашки в маленьком баре галактического корабля и раскладывать газеты и журналы, которые должны будут выйти в будущем столетии.

АНТОН ДОНЕВ

ЖЕРТВА СЛАВЫ

Перевод Т. Карповой

Когда инженер Трыпчо Д. решил построить второй этаж Балканского полуострова, мировая общественность ахнула от восхищения. Если жить в двухэтажных городах, то можно по выбору либо греться наверху на солнце, либо работать внизу в тени. И гаражей для геликоптеров, аэромобилей и прочего научно-фантастического транспорта будет достаточно! По смелости этот проект равнялся проекту переноса Австралии в Северный Ледовитый океан, который должен был осуществиться в следующем квартале. А по авторской фантазии он превосходил предложение, относительно переоборудования всех действующих вулканов в предприятия общественного питания, комбинируемые с банями и прочими бытовыми учреждениями.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Аристотель?

Я долго не мог привыкнуть к этому знаменитому имени, глядя на того, кто его носит.

Настоящая его фамилия была Аристо. Частицу «тель» добавили насмешливо приятели, и она приросла к его имени, как прирастает живая ветка к чужому дереву.

Мы проходили аспирантуру в Институте ультрасовременных проблем. Жили в одном и том же этаже аспирантского общежития. Тогда мы виделись часто, пути наши пересекались ежедневно, и мы перекидывались случайными, ничего не значащими фразами. Но однажды под видом случайности нечто значительное коснулось нашего сознания. Казалось, на одну секунду приоткрылась бездна под нашими ногами и снова закрылась. Аристотель спросил меня:

Петру Ивановичу так много хотелось сказать жене, но она не замечала его, словно шкаф, или стол. Петру Ивановичу стало жаль себя, словно он умер, хотя он просто находился на подоконнике пассивным предметом.

Что ожидало юного Келдера на родной ферме? Скука смертная. Чего он хотел от жизни? А чтоб было нескучно и разнообразно. Значит, что надо было делать? Рюкзак на плечи - и вперед по Волшебной Дороге. А впереди... Да-а... Впереди - крылатая красавица, волшебник - недоучка. Впереди - бандиты, демоны, демонологи, заклятия, проклятия, чародеи, те, кто нуждается в защите, и те, от кого не знаешь, как и защититься-то. Впереди - великие города и великие приключения. И уж до того нескучно и разнообразно, что безнадежно мечтаешь об одном - сбавить обороты...

С чего все началось. Как часто я задавал себе этот вопрос раньше. Задаю его и теперь. Хотя и точно знаю, что ответа на него нет, и быть не может. Потому что жизнь наша — вереница, или точнее цепь, событий, каждое из которых исходит из другого и большинство скрыто в тумане многогранности бытия. Иногда случается что-то из ряда вон выходящее — рождение или смерть, землетрясение или война, и мы начинаем считать жизнь с этого момента, хотя прекрасно понимаем, что жизнь была до и будет после, даже когда время сотрет из памяти само упоминание о том, что казалось столь значительным. Точно также поступали и наши предки, начиная отчеты своих календарей, но это уже тема для отдельного разговора. Видимо, не случайно в нас заложено чувство непрерывности бытия.[1]

В повести-мистификации «Жюлля Мэнна» рассказывается о похождениях трех чудаковатых французов, приехавших в Советскую Россию на поиски сокровищ затонувшего града Китежа. Замаскированная под переводное французское произведение повесть впервые вышла в Киеве в самом начале 1930-х гг. и с тех пор успела стать книжной редкостью. Настоящее имя автора, скрывавшегося под псевдонимом «Жюль Мэнн», остается неизвестным.

Приглушенные тона осени…

Да нет, вздор: как же тогда — буйство красок, бунинское «осенний пестрый терем»? Лес — желтый, красный, оранжевый, но еще и зеленый и коричневый под ногами. И рыночные астры и желтые маковки золотых шаров. Это — из ряда природного. А есть еще ряд урбанистический, по-простому — городской: желтые, красные, оранжевые, зеленые, коричневые «Жигули» и «Москвичи», цветные квадраты «классиков» на асфальте, черно-белые, контрастные жезлы милиционеров. Ну и одежда, конечно: одеваются нынче ярко, толпа пестрая, нарядная.

— Не знаю, леди, но выполнить вашу просьбу представляется мне просто невозможным… Представления не имею, как подступиться, кому предложить такое… — ответил начальник кадровой службы Темпского космопорта после неторопливо-раздумчивого разглядывания собеседницы.

— Неужели не найти ни одного свободного техника на столь распространенный класс корабля? — удивленно спросила капитан звездолета «Лоуфул», тряхнув чернотой волос, закрывавших весь форменный воротник и знаки различия на левом плече.

Материал был очень странный. Ему пока нет названия. Малиновые пластинки, почти как лепестки шиповника, чуть тепловатые на ощупь. Бросишь на камни — звенят, как хрусталь.

Их нашла Лелька Логинцева. Она принесла с собой и гигантский бесцветный, абсолютно прозрачный кристалл, по твердости не уступающий алмазу.

На Крайнем Севере в мае перемешаны времена года. Сжались могучие снежные массивы, осели, но не почернели. Снеговой покров измеряется метрами. В полярную ночь он пушистый и сумрачно-серый. Сейчас — слепящий. Солнце не исчезает за горизонтом, оно низко висит над пологими белыми сопками.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

АНТОН ДОНЕВ

ПОЧЕМУ ЗАТОНУЛА АТЛАНТИДА

Перевод Т. Карповой

- Значит, ты утверждаешь, что дважды два - четыре?

Великий жрец Крц в ужасе воздел обе руки горе и взглядом обратился за помощью к светиле Млрпрвлтцлу, кротко гревшемуся на солнышке у окна.

- Да, великий повелитель...

Раб-математик упал ему в ноги и усердно лизал пол возле его золотых сандалий.

- О боги! - прошептал Крц, голос его уже осип от возмущения. - Как жить дальше, боги? Значит, дважды два...

Джон Донн

Избранные стихотворные послания

Перевод Григория Кружкова

Джон Донн

(1572-1631)

В письмах душ слияние тесней

Избранные стихотворные послания

Когда нынешний читатель воображает себе шекспировскую Англию (а Донн был современником Шекспира), ему представляются круглые деревянные короба театров, нарядные парусники и лодки на Темзе, сумрачный Тауэр и застроенный домами купцов Лондонский мост, шум и пестрота рынков. Намного реже вспоминает он, что казни происходили в Лондоне так же часто, как театральные спектакли, и публики они собирали не меньше; что отрубленные головы и руки постоянно висели над городскими воротами и на Лондонском мосту; что "черная смерть" (чума) приходила в город, когда ей вздумается, и тогда люди толпами бежали из Лондона; что престарелую королеву Елизавету усиленно пугали угрозой заговоров, и попасть в тюрьму по доносу соседа, что ты испанский шпион, было проще пареной репы.

Джон Донн

Проповеди

Проповедь 4.

Произнесена 29 января 1626 г.

___________________________________________________

Псалом 63.7 ИБО ТЫ ПОМОЩЬ МОЯ, И В ТЕНИ КРЫЛ ТВОИХ Я ВОЗРАДУЮСЬ. ___________________________________________________

Псалмы - небесная манна Церкви. Как манну каждый вкушал, словно сладчайшее в мире яство, так и псалмы наставляют и насыщают каждого во всех непредвиденных обстоятельствах и в любом деле. Царь Давид не только пророк, предсказавший Христа, но пророк для каждого христианина. Он предсказывает мои и ваши страдания, слова, поступки. Вся книга Псалмов - это миро разлитое {1} (Песн П 1:3), (как Супруга говорит об имени Христовом) миро, пролитое на все язвы, повязка, облегчающая боль от всех ушибов, бальзам, врачующий все раны. Но есть псалмы, которые можно назвать царственными: они властвуют над всеми нашими чувствами и объемлют все сущее - кафоличные, вселенские псалмы, отзывающиеся на все наши нужды. Перед нами один из них. Существовало апостольское правило, по которому Церковь должна была собираться ежедневно и петь его. И св. Иоанн Златоуст свидетельствует, что первые Отцы Церкви составили указ, по которому этот псалом нужно было читать каждый Божий день. Следуя обоим канонам - апостольскому и Отцов Церкви, - я, участник церковной службы, погружаюсь в размышление и вслушиваюсь в наставление из этого псалма. И существует третье установление. По уставу моей церкви каждый священник должен ежедневно читать один псалом, и мне выпал 62-й. И если вся Псалтирь - манна небесная, то эти пять псалмов - моя мера {2}, который я ежедневно должен наполнять этой манной и опустошать от нее.

Джон Донн

Стихотворения

У истоков английской лирики XVII века стоят два крупнейших художника - Джон Донн и Бен Джонсон, которые противопоставили свое искусство поэтической манере елизаветинцев.

Донн - поэт очень сложный, а подчас и немного загадочный. Его стихи совершенно не умещаются в рамках готовых определений и словно нарочно дразнят читателя своей многозначностью, неожиданными контрастами и поворотами мысли, сочетанием трезво-аналитических суждений с всплесками страстей, постоянными поисками и постоянной неудовлетворенностью.