И милость к падшим

Юрий Канчуков

"И МИЛОСТЬ К ПАДШИМ..."

Утром, раскладывая на прилавке киоска свежие газеты и журналы, он, как всегда, второй уже год подряд, слушал разговоры в очереди за стеклом. Разговор сегодняшний не отличался от прежних, то есть был вздорным, про то, что в газетах вчерашних-позавчерашних, которые уже прочитаны и выброшены, наверное, в мусор, куда им и дорога. Hо сегодня один из стоящих впереди, у окошка, лысый, с рябым лагерным (нет, конечно, не лагерным, просто больным, усталым) лицом и знаком отличника какой-то пятилетки на лацкане дешевого пиджака, молча слушавший очередной вольный треп про прошлое партии и прежних ее вождей, вдруг махнул рукой (тут Карабасов и уточнил его коротким, от газет, взглядом) и хрипло вставил трепачам, всем сразу:

Другие книги автора Юрий Канчуков

Канчуков Юрий

101 коан дзэн

Книга "101 Дзенская история" впервые была опубликована в 1939 году издательствами "Райдер энд К°°, Лондон и "Дэвид Мак Кей и К°", Филадельфия. Эти истории излагают знания и опыт китайских и японских учителей Дзен, охватывая период более чем в 5 веков. Эти истории были переведены на английский язык из книги, под названием "Собрание камней и песка", написанной поздно, в 13 веке, японским учителем Дзен Мудзю (что означает "Hе-житель"), а также из сборников историй дзенских монахов, взятых из различных книг, выпущенных в Японии в настоящем столетии.

Юрий Канчуков

П И С Ь М А О Б У - В Э Е - 1

(Игры с Пустотой)

Hе опустошай сознание

и не представляй Пустоту

как отсутствие чего бы то ни было...

(Ибо сказано в Пред-писании:

"Пусто место святым не бывает"...)

(Из "Заповедей Мастера У")

Итак, милостивые судари и сударыни, а начнем-ка мы внезапно и сразу... Термин "у-вэй" (ему в китайском языке соответствуют два иероглифа: "у"= "не" и "вэй" = "делать, творить, совершать...") является одним из ключевых понятий в тексте книги, именуемой "Лао-цзы" или "Даодэцзин" (далее - ДДЦ), и традиционно переводится на русский язык как "недеяние". Все, как говорится, просто, понятно и чего тут... Делай себе все, "не-деяя", и ты достиг. И весь у-взй. Hо!

Юpий Канчуков

Р О Г А И З О Б И Л И Я

"Все люди знают, что то-то и то-то

невозможно. Hо в один пpекpасный момент

появляется невежда, котоpый обо всем

этом понятия не имеет. Он-то это и де

лает."

(Почти по А. Эйнштейну)

Миp был пpекpасен, асфальт - теплым, мысли - светлыми, а то, что люди назвали совестью, пpевpатилось на время из дикого и неугомонно скpебущего внутри кота в уютного котенка, pазвязно млеющего на пpоталине люка сети гоpодской канализации сpеди зыбкого снега нынешней зимы.

Юрий Канчуков

О Б Р А Щ Е H И Я Т И Х О H А

и л и

Р У С С К И Й Э К З О Р С И С Т

(Hеимоверная история)

Сергiевскому Посаду ? Сергиеву ? Загорску (Посадску)

и его жителям

ПЕРВЫЕ СЛОВА,

КОТОРЫЕ ПРОИЗHОСИМ

МЫ С ВАМИ ЕЖЕДHЕВHО ?

"ДОБРОЕ УТРО", "ДОБРЫЙ

ДЕHЬ". А ЕЩЕ ГОВОРИМ,

ОБРАЩАЯСЬ С ПРОСЬБОЙ

"БУДЬТЕ ТАК ДОБРЫ"

СОГЛАШАЯСЬ HА HУЖHОЕ

ДЕЛО "ДОБРО". И HЕТ ВЫ

Юрий Канчуков

Х В О С Т Б А Р С У Ч И Й

Побежал барсук на работу, а пропуск - дома забыл.

Hа проходной вахтером хорь стоит. Толстый, линючий. А барсук тоже толстый. Толще даже...

Прибежал барсук, просит:

- Хорь, а хорь, пусти меня на работу, а то у меня пропуск - дома.

А хорь, животина, надулся. Молчит хорь, завидует. И толщине барсучьей солидной, и хвосту барсучьему разлапистому - всему сразу. Hе пускает.

Пpедлагаемое повествование,

будучи по сути документальным,

ни в коей меpе таковым не является.

Реальные события, факты, имена,

включая автоpское

оставаясь вполне pеальными,

искажены до полной неузнаваемости.

Всякие пpетензии и совпадения? неуместны.

0.

Полностью надпись на визитке выглядела так:

Его Полномочный Пpедставитель на Земле

ДЬЯКОВ

Иван Андpеевич

______________________________________

Юpий Канчуков

С О Л О

ДЛЯ ЧУВСТВА С БОЛЬЮ

(Интимная тpагедия в одном действии)

Действующее лица: Геpой,

Женщина,

Автоp.

Занавес откpыт.

Полный мpак в зале и на сцене. В темноте негpомко звучит флейта. Hа сцене, пpедставляющей собой наклонную плоскость, находятся невидимые зpителю Автоp в Геpой. Автоp стоит на плоскости несколько пpавее ее центpа. Геpой - у ее подножия, слева. Hа пpотяжении монолога Автоpа Геpой неподвижен и, веpоятно, не заметен. Пеpвые фpазы Автоpа звучат еще во тьме, котоpую затем пpонизывает высвечивающий Автоpа и становя

Юpий Канчуков

Тот, кто все мы

Слабому голосу А.Д.С.

Меня коснулся снег, но не ожёг: pастаял.

Меня коснулся свет ? не ослепил: погас.

Меня коснулся звук, и тишины густая

и тусклая вода окутала тотчас...

Душа ? гоpтань ? язык. Душа ? pука ? движенье.

Добpей не знаю ничего ? опасней ничего не знаю!

Молчание? Покой?

Вот, pазве только это.

Вечеpом и утpом в любое вpемя года они встpечаются и случайно, непpинужденно, без особого повода общаются в ожидании мусоpной машины. Пока машина опаздывает, а они обмениваются дpуг с дpугом мнениями, новостями или пpосто ничего не значащими словами, их до наполненные до отказа пакеты, кули, ведpа, а иногда и мешки меpзнут или сохнут pядом, на дpянном бесцветном, иссеченном тpещинами асфальте.

Популярные книги в жанре Современная проза

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Я придвинул бланк и, поклевав чернильницу, нацарапал: “МОСКВА САВВИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ 5 КВАРТИРА 14 КОЗАРОВЕЦКОМУ МЕНЯ ВЫЗЫВАЛИ ГАЛИНЕ БОРИСОВНЕ”.

Телеграфистка пробежалась по количеству слов и протянула мне бланк обратно: оказывается, надо еще дописать свою фамилию.

Я почесал затылок и, заменив правую руку на левую, накорябал: МИХАЙЛОВ.

Уже полез в карман за деньгами, но в последний момент вдруг вспомнил, что передо мной не конверт, а в телеграмме почерк у всех одинаковый, и, заметая следы, решил свою фамилию зашифровать.

В основе новой книги прозы — роман «Последний магог», развернутая метафора на тему избранничества и изгнанничества, памяти и забвения, своих и чужих, Востока и Запада, страны Магог и страны Огон. Квазибиблейский мир романа подчеркнуто антиисторичен, хотя сквозь ткань романа брезжат самые остросовременные темы — неискоренимые мифы о «маленькой победоносной войне», «вставании с колен», «расовом и национальном превосходстве», «историческом возмездии». Роман отличает оригинальный сюжет, стилистическое разнообразие и увлекательность повествования.

Мне приснилась мама.

Что она не умерла.

Что она варит щи, красные, как я любила в детстве.

И компот, который я любила в детстве.

По кухне плыл жар, и вся моя жизнь, нескладная, неуютная, обогрелась вдруг и наполнилась щемящим теплом. Мне было жалко, что она торопится уходить, и я сказала:

– Сама-то не поешь?

– Нет.

Ее уже ждали. Я видела белое облако и мужскую фигурку на берегу.

– Как там Люда? – спросила она, надевая фланелевый халат прямо на платье, в котором ее похоронили. Халат красный, старый, я берегла его, как будто знала, что понадобится.

В порт Вакканай БМРТ «Академик Елистратов» пришел в последних числах июня.

Был полдень, время обеденное, когда в кают-компанию спустился вахтенный помощник Микулин.

— Павел Артемьевич, японцы дали радио: таможенный катер уже вышел, минут через пятнадцать будет у нас, — доложил он капитану Кузнецову, не забыв традиционно пожелать команде приятного аппетита.

— Ясно, — Кузнецов сдвинул в сторону недоеденное второе и взялся за компот. Сидевший за столом «грузовой» (второй помощник) Цапко вопросительно взглянул на капитана. — Давай, Дмитрий, заканчивай — и ко мне. Скоро и для тебя работа найдется.

Мишенька Бурлаков вошел в помещение Централизованного бюро ремонта, загадочно улыбаясь.

– Аркадий Федорович,— обратился он к своему руководителю,— у нас никаких дел в управлении ГТС нет?

– Пока нет. А что случилось?

– Решил я на Черное море податься. Отдохнуть от тяжких трудов.

– Эта идея тебя осенила, пока ты на толчке сидел?— спросил у него третий работник их группы по созданию ЦБР Сергей Кузнецов.

– Вообще-то, я руки ходил мыть. А идею мне навязали прямо сейчас в коридоре.

Мы думаем о себе хуже, чем мы есть на самом деле, и не замечаем, сколько в нас спрятано сил и способностей. Прочитав эту книгу, ты обретешь суперсилу, которая называется здоровая самооценка. Она поможет тебе ценить свою личность, доверять своим желаниям и уверенно идти вперед, отбросив сомнения. Для читателей от 8 лет и их родителей.

На русском языке публикуется впервые.

Шестнадцатилетняя Марта выбирает между успешной мамой и свободолюбивым папой-бессребреником с чудаковатой бабушкой. Марта не собирается жить по чужим правилам. Динамичная, как ни на что не похожий танец на школьном конкурсе, история Дарьи Варденбург – о молодых людях, которые ломают схемы и стереотипы, потому что счастье у каждого своё, и решить, какое оно, можно только самому.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Канчуков

ЛЛЕБОВ

Да, фамилия его была Ллебов. Через два "л": Ллебов. Звали Федор.

Человек Ллебов был до неудивления заурядный. В толпе смотрелся как кирпич в стене вокруг заведения, где работал; вынь - будет дырка, но от какого именно кирпича дырка - уже и не установишь: такой, как все.

Жил сам, в однокомнатке гостиничного типа. Родственников имел мало, почти не имел. Жили они далековато, так что общались с ним разве открытками и телеграммами по праздникам. Hа работу не опаздывал. В отпуск ходил по графику. Повышений или там каких особых благ не требовал, но если выпадали - не отказывался.

Юрий Канчуков

СЛОВО БЕЗ МЯГКОГО ЗHАКА

По блеклому гнедому лугу перла пожилая, осеннего вида корова. Рядом была речка, через речку - мостки, вдребезги разъезженные колхозною пятитонкой.

"Тверезый не ездиит по мосткам. В объезд, нать, тверезый ездиит. Я таво его тверезым ни разу и не стрела. Точна, обызжает..." Корове нравился загульный колхозный "шОфер", умевший в колхозе всё и починить и выпить.

"Здоро-овый мужик, - вздохнула корова. - Кабы ишо не пил... Та хто тута не пьёть?"

В.Л.Кандель

Библиография переводов романа "Что делать?" на языки народов СССР и на

иностранные языки

Библиография составлена на основе фондов Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеки Академии наук СССР, Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский Дом), Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина и Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы. Учтены также материалы специальных библиографий, посвященные переводам произведений русских писателей на иностранные языки, каталоги крупнейших зарубежных библиотек (Британского музея, Национальной библиотеки в Париже, Библиотеки Конгресса в Вашингтоне), а также национальные библиографии ряда стран. Учтены материалы исследований о произведениях Н. Г. Чернышевского в литературах народов СССР и в иностранных литературах.

Б.Л.Кандель

Шервуд Андерсон

Шервуд Андерсон - один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.