И дьявол пришел за ними...

Тяжелая дверь таверны с громким стуком распахнулась от сильного удара обутой в кожаный сапог ноги, и на пороге возник статный мужчина средних лет, давно не брившийся, в старых пропыленных холщовых штанах и просаленной кожаной безрукавке, одетой на сильное тело, заросшее черным густым волосом. На голове он носил видавшую лучшие дни рваную шляпу с ободранными полями. Незнакомец что-то прижимал к своей груди, завернутое в грязную серую тряпку.

Несколько десятков удивленных глаз посетителей таверны обратились на него — кто с безразличием, кто со скрытой угрозой, почти инстинктивно положив руку на рукоять меча или торчащего из-за пояса ножа, кто испуганно, затравлено. Осмотрев новоприбывшего и убедившись, что он не представляет на данный момент никакой угрозы, все вновь занялись своими прерванными делами. Послышались пьяные крики, громкий раскатистый смех, девичье хихиканье, стук бочонка с костями по доскам старого выщербленного стола.

Другие книги автора Роман Викторович Дремичев

Тьма, густая и непроглядная тьма вокруг. Тьма и тишина. И больше нет ничего - только пустота, вакуум мрака и покоя. Но нет, где-то на самой границе сознания вдруг возник далекий странный звук. В тот же миг во тьме что-то проснулось, она оживилась и, словно разбуженный неосторожно после долгой спячки дикий зверь, взметнулась, сгустилась и рассыпалась мириадами огненных искр, кружащихся в веселом хороводе...

Сколько Он так провел времени - неизвестно, но грохот усиливался, медленно приближаясь, все ближе и ближе. Пока не возник полностью, затопив собой пустоту. И тут на Него обрушилась боль, странный голос возник в темноте и что-то шептал ему, но Он еще не мог понять что же.

Свободное написание истории о рождении одного из самых знаменитых варваров мира фентези.

Темная ночь, наполненная ароматами разгулявшегося лета, медленно опустилась на цветущую землю, окунув леса и горы в непроницаемый мрак. Яркие точки-звездочки вспыхнули искрами на черном покрывале неба, а из-за горных вершин медленно всплыла большая луна. Теплый, почти невесомый ветерок лениво парил над недвижимой гладью лесного озера, едва касаясь темной воды своим дыханием. Вокруг на много лиг раскинулся дикий лес, мрачным воинством выставив ряды высоких крепких деревьев, едва шевелящих пышными кронами.

Тихая ясная ночь. Окруженный легкой синеватой дымкой диск луны блестит в безоблачном небе, украшенном яркими огоньками звезд, поливая своим призрачным светом раскинувшийся внизу темный лес. Тишина парит над высокими могучими деревьями. Лишь листва что-то шепчет под дуновением теплого ленивого ветерка. Вот где-то вдали раздался протяжный тоскливый крик ночной птицы, сорвавшейся с места. И вновь ни один звук не тревожит лесную темноту. Не слышно даже шелеста трав или треска сломанной сухой ветки, что выдало бы присутствие ночного зверья. Гигантские тени опутывают мрачный лес, лучи луны пробиваются сквозь пышные кроны, наполняя бликами таящийся у корней мрак.

Тяжелые, обитые толстыми листами железа створки ворот с тихим стуком закрылись за его спиной, словно отгородив раз и навсегда от привычного мира. В стальные скобы лег большой брус-засов, и невозмутимый гипербореец-охранник с копьем в руке замер у дверей караулки, хмуро поглядывая на новоприбывших.

Юный Конан, варвар из горной страны Киммерия, вновь вернулся в Халогу. Теперь уже не тайно в предрассветный час, как было всего лишь день назад, когда он спасал из плена колдунов Ранн, дочь вождя асиров, а открыто, почти ночью, но со связанными руками и ярмом раба на шее. Вместе с ним во внутренний двор древней мрачной крепости ввели десятка два израненных уставших асиров — все, что осталось от грозной банды Ниала, наводившей трепет на приграничные земли Асгарда и Гипербореи.

Давным-давно на заре мира, когда еще обитали во мраке ночи древние существа, и по цветущей земле бродили пришедшие с далеких огненных звезд боги и демоны, а предки человека прятались в холодных сырых пещерах, едва познав силу огня, кутаясь в одежды из шкур хищных зверей, и только научились говорить — тогда и произошло страшное.

Всегда такое ясное небо вдруг покрылось морщинами суровых черных туч, скрывших свет полуденного солнца, погрузив все вокруг в непроглядную тьму. Дико засвистел обезумевший ветер, сметая все на своем пути — вырывая с корнем вековые деревья, обрушивая в океан высокие скалы, истязая тех, кто не успел найти себе убежище в норах и пещерах, чтобы переждать буйство стихий. Над землей разверзся Хаос.

Огромный огненный шар солнца высоко висел в ясном небе над головой. Его раскаленные лучи безжалостно терзали одинокого путника, устало бредущего по горячим пескам. Осунувшееся лицо, порванные пропыленные одежды, истертые сандалии — человек проделал уже довольно долгий путь и не знал, сколько еще ему брести в этом раскаленном аду. Еды — нет, вода закончилась несколько часов назад, а на горизонте, как назло, не видно ни единого укромного места, где можно отыскать хоть каплю живительной влаги для высохшего горла, не говоря уж о пристанище для уставшего тела. Куда ни кинь взгляд лишь безжалостные, пышущие жаром пески, медленно из века в век ползущие по сухой земле с места на место по воле горячих ветров. Одни барханы кругом, а за ними еще одни, и так до самого горизонта.

Тысячелетия назад, когда мир был девственно дик и орды багряных ящеров еще не опустошили большинство из поселений Первых Рас, на землю обрушилась странная гроза — черные тяжелые тучи, подсвеченные мрачной синевой, скрежетали в гневе громом, вселяя страх в сердца всех живых существ, но ни единой капли дождя не оросило сухую землю, лишь ветер ярился на просторе, взметая пыль и павшие листья до самых небес.

Все живое попряталось, стараясь скрыться от этой напасти, забилось в норы, щели, разломы и, дрожа от ужаса, тихо скулило, не ведая, что же делать дальше и как спастись от неведомой беды, ибо еще не знало богов и их великих сил. Не к кому было воззвать о помощи, и страх осязаемой волной низко стелился по лесам и полям, наполняя собой грозовой воздух. Звери спасались паническим бегством через леса и долины на юг, вымирая от ужаса целыми семьями, птицы исчезли, оставив на качающихся под напором воздушной стихии ветвях деревьев пустые обреченные гнезда. Реки искрились холодной водой, смешанной с кровью рыб и моллюсков, трупы животных, словно льдины по зиме, отправлялись в свой печальный поход вниз по течению. Травы потеряли свой цвет и пожухли, низко склоняясь к земле. И мрак торжествовал над миром.

Популярные книги в жанре Ужасы

Первый роман трилогии "ЭЗРАЭЛЛЬ".

Беспокойная тетка Я ходила по комнате своей тетки и не знала, что здесь вообще можно делать. Мне все казалось чужим, особенно доставали запахи залежалых лекарств. Да еще тетку похоронили как-то странно: поставили гроб рядом с глыбами глины, а в могилу не опустили. Несколько старушек и пару стариков плакали и сморкались в платочки. Из молодого поколения на похоронах была только я. Старушки поминки организовали где-то у себя и в комнату тетки даже не зашли. Я к ним не пошла, потому что брезгливо относилась к их бедности и затхлости.

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

Ночью в доме, окруженном дубами, творятся страшные вещи. Этот дом – дверь в иной мир, который удается увидеть одному из героев рассказа. Встреча с неведомым заканчивается плачевно.

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

Где-то в городе таилось чудовище. Откинувшись на подушки лимузина, Торн Спенглер позволил своему мозгу остановиться на этой мысли, обдумывая ее неторопливо и с таким же удовольствием, с каким маленький мальчик обсасывает леденец. Он представлял себе монстра шагающим по освещенной улице или сидящим в дешевом гостиничном номере, со свернутыми щупальцами, затаившегося под оболочкой, которая делала его похожим на мужчину, а возможно, и женщину. А жизнь в городе вокруг продолжалась. «Привет, Джефф. Ты слышал? Они останавливают все автомобили. Какое-то происшествие со шпионами… Моя сестра хотела вылететь в Таксон, а ее вернули. Мой двоюродный брат, работающий на космодроме, говорит, что никакие корабли, кроме военных не прилетают и не вылетают. Наверное, произошло что-нибудь серьезное».

Ровно в половине восьмого я встал, подошел к окну и отдернул занавески. За окном — еще одно холодное лондонское утро. Мерзко.

Мисс Колгрэйв по-прежнему восседает на стуле, там, где я ее оставил. Я одернул задравшуюся на ней юбку — перед завтраком женское тело выглядит не очень аппетитно — и отправился на кухню. Налив себе чашку чаю и поставив вариться яйцо, я закурил. Первая утренняя сигарета всегда доставляет мне огромное удовольствие.

Если писатель-профессионал берется записать байки, бродившие по институту и его общежитиям двадцать лет назад, то получиться может что угодно: и юмористическая проза, и криминальный триллер, и ужастик, приправленный мистикой… Странные, очень странные истории случались со студентами и преподами ЛИАПа, порой смешные, порой страшноватые.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Капитан, капитан, вы должны это видеть, — прокричал прямо с порога ворвавшийся ко мне в каюту матрос весь сырой. Тяжелые крупные капли воды стекали по его старой, зияющей новыми дырами одежде и падали на толстый ворсовый ковер, лежащий на полу. Глаза матроса были дико выпучены и в их глубинах витал безумный страх, видимо ему довелось увидеть нечто такое, что вселило в его душу неудержимый, несусветный ужас. Руки его заметно дрожали.

…Я — капитан небольшого торгового судна, носившего название «Синия птица», которое любой бывалый моряк сразу же окрестил бы старым корытом. И зовут меня Харт Стоук. Это не подлинное мое имя, а всего лишь псевдоним, который я получил в наследство находясь в приюте для малолетних, проведя в нем все свое детство после смерти родителей, с которыми меня разлучила губительница судеб — Черная Смерть, Чума, совершенно неожиданно обрушившаяся на наш тихий приморский городок, унеся с собой в Серые страны много невинных жизней. Своего настоящего имени, данного мне при рождении, я не помню, мне было всего три года, когда я остался один, да и ни к чему оно мне было, я привык к новому. Харт Стоук.

… Старая лестница убегала в неизвестность, во тьму этого древнего дома. Я, молодой еще парень семнадцати лет отроду, стоял на самом ее верху и вглядывался в темноту, в которой таяли последние ступени. А рядом со мной стоял Некто — я ощущал его присутствие скорее каким-то иным чувством, нежели зрением — весь в черном, словно выплывший из мрака ада сгусток вселенской черноты. И ни звука вокруг.

Вот мой спутник вытянул свою руку вперед, предлагая мне спуститься вниз. Я чувствовал, как дрожат мои колени, как наливается жаром тело, словно во время лихорадки, а в голове было тяжело и пусто, лишь кровь бешено стучит в висках, с силой бьется в стенки сосудов, словно стремится порвать жилку и выхлестнуться темным потоком наружу. Я чувствовал обволакивающий меня прозрачным душным покрывалом страх перед темнотой и скрывающимися в ней ужасами.

Решающее сражение двух противостоящих армий. Один из героев-защитников остается на передовом рубеже во время главной атаки. Это все, что он помнит. Дальше он попадает в ситуацию, из которой становится ясно, что мир живых и мир мертвых не так уж разделены.

По саванне — безбрежному океану зелени, густой и сочной травы — одиноко брел усталый путник. Из одежды на нем были лишь видавшая виды набедренная повязка из шкуры болотного леопарда да потрепанные сандалии. На широком кожаном ремне за спиной висел огромный двуручный меч в потертых ножнах.

Путник был хорошо сложен: широкие плечи, мускулистое тело, прямой торс. Спутанные волосы цвета вороного крыла развевались на жарком ветру. Из-под кустистых бровей смотрели пронзительные голубые глаза, пристально оглядывая окрестности.