Хулиган

АЛЕКС БОР

ХУЛИГАН

Ироническая фантазия.

Ну да, инопланетянин я, инопланетянин! А зачем хватать-то? И вообще, немедленно поставьте меня на место! А то как долбану силовым полем, мало не покажется!

Что? Кто угрожает? Никто не угрожает... Я не для того летел сюда миллионы парсеков, чтобы...

Кто пьяный? Я? Да? А вы уверены? А я нет... Да, слово на заборе написал я. И что из этого? Все пишут, а мне почему нельзя? Потому что инопланетянин, что ли? Тогда это есть дискриминация. Да отпустите же меня, в конце концов, а не то... Да кто угрожает? Я? Да? Какая статья? А что это? Скоро узнаю? Ну, узнаю, а дальше что? Зачем же так грубо? Ваше счастье, что я прилетел с мирной и гуманной планеты, иначе давно бы разнес вашу звездную систему по элементарным частицам.

Другие книги автора Алекс Бор

АЛЕКС БОР

ГРАФФИТИ

Ироническая фантазия.

Монолог экскурсовода:

- Перед вами типичный жилой дом второй половины двадцатого века, которые в то далекое время именовались "коробками". Таких домов в нашем городе когда-то было великое множество, но в начале позапрошлого века их все снесли, так как они были совершенно неудобны для жизни. А этот дом сохранился чудом, и теперь он считается памятником старинной архитектуры, который напоминает нам, в каких жутких условиях жили наши предки.

Венера – это вторая Земля, но, чтобы сделать венерианский ад пригодным для существования человека, нужно победить не только извержения вулканов, тепловые бури и кислотные дожди, но и загадочное Красное кольцо, приманивающее зловещих Огневиков…

Сгусток вещества и энергии замер в трехмерной пустоте, готовясь к транспространственному смещению. По многовековой традиции, сгусток назывался «космическим кораблем», а смещение – «межзвездным полетом». Странная традиция. Что общего с кораблем у хрупкой ажурной конструкции, похожей на опоясанную кружевами гирлянду мыльных пузырей?..

Кто не ошибается? Двести пятьдесят лет назад, когда только было подписано Соглашение о дружбе разумных планет, в космос отправились три корабля. Ни один из них не вернулся, и поэтому было принято решение не посылать четвертый. До тех пор, пока не пришло сообщение о планете, населенной очень близкими к нам существами…

Вадим Панов, Ярослав Веров, Дмитрий Казаков, Майк Гелприн и другие в традиционном ежегодном сборнике, выпущенном по итогам Международного фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг-2016»!

Погибший в «горячей точке» капитан российской армии Александр Лапин продолжает военную службу… на борту инопланетного корабля, который входит в состав флота, готовящегося к вторжению на Землю…

Олесь и Шандор, бравые пилоты космического корабля «Одиссей», чтобы скрасить рабочие будни, решили поближе познакомиться с прелестными инопланетянками Аоллой и Лаймой. Девушки их честно предупредили: только не влюбляйтесь в нас! Иначе наступит… вериль…

Степан был типичным советским любителем книги. А хорошие книги в СССР были дефицитом. Степан готов был душу продать за сборник с новой повестью Стругацких или за томик с романами Булгакова. И вот однажды в родном городе Степана открылся некий Научно-Исследовательский Институт Свободного Распространения Информации…

Генри Лайон Олди, Антон Первушин, Ярослав Веров, Игорь Вереснев в ежегодном сборнике, выпускаемом по итогам Крымского фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг»!

АЛЕКС БОР

КОГДА ДЕРЕВЬЯ БЫЛИ БОЛЬШИМИ

Этюд

"Все мы родом из детства. Из того времени, когда деревья были большими..."

Да нет. Совсем наоборот. Деревья тогда были маленькими. Очень маленькими. Их как раз высадили у нашего нового дома.

Деревья были...ну, чуть повыше меня и не казались очень большими.

А потом деревья выросли. Вместе со мной. Я даже не заметил - так быстро это произошло...

Просто однажды утром я выглянул в окно, увидел знакомый с детства двор - и никак не мог понять, что же изменилось. А когда понял - до сих пор помню свое искреннее изумление: надо же, как это я раньше не заметил, что деревья во дворе нашей пятиэтажки тоже выросли. А я ведь помню то время, когда они были совсем маленькими. Всего лишь чуть повыше меня...

Что будет, если либеральная идеология возьмет в нашей стране верх? Развал, экономический хаос и войска НАТО аж до Урала. Лишь Сибирь сохранит независимость. И сибирские ополченцы опрокинут боевые машины Северо-Атлантического альянса, шаг за шагом возвращая России независимость…

Однажды в дореволюционной провинциальной Калуге опустился космический корабль с Марса. Мог ли гениальный Циолковский пройти мимо этого неординарного события?..

Плутон – граница Солнечной системы, сокровищница редчайших минералов, одна из густонаселенных колоний, очаг вооруженного мятежа…

Александр Громов, Дмитрий Казаков, Александр Золотько, Дарья Зарубина, Максим Хорсун, Майк Гелприн и другие звезды отечественной фантастики в традиционном ежегодном сборнике «Русская фантастика»!

…Огненно-красные розы жарко пылали во мраке пустого и холодного коридора, источая тонкий, едва уловимый аромат, наполняя мертвое и негостеприимное пространство жарким дыханием солнца, лазурным простором небес, тихим шорохом степных трав и глухим шепотом далеких звездных миров — весь необъятный и неисчерпаемый мир, все богатство красок Вселенной принесли в этот чужой и враждебный мир маленькие пурпурные бутоны, похожие на крохотные живые фонарики, во мраке свинцовой ночи зажженные чьей-то доброй и великой рукой. И не было в созданном богом мире цветов, прекраснее этих…

Рождение нового мира всегда начинается с разгрома прежнего. Век назад Европа стояла на грани войны, и хватило нескольких выстрелов, чтобы черта была пройдена. Невиданное оружие и средства массового запугивания положили конец рыцарству и империям. Бесчисленные армии сражались за Париж и Иерусалим. Одним из последних сражений стала Армагеддонская битва, развернувшаяся в окрестностях горы Мегиддо,  – именно там, где, согласно Библии, надлежит произойти битве конца времен.

В антологии представлено множество вариантов того, какой могла быть и какой была тогдашняя реальность под тонкой коркой повседневности.

Альтернативная история: Куба оккупирована гитлеровской Германией, и молодые Фидель и Че Гевара ведут борьб с немецкими оккупантами.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Ну наконец-то. Я принял твердое решение. Война закончена, и, как только «Солнечный удар» осуществит посадку на Земле, я сдам своих пленников какому-нибудь чиновнику трибунала по военным преступлениям и снова стану абсолютно гражданским лицом. Я буду свободен делать что хочу — пить вино, петь песни и... ну, вы понимаете, что я имею в виду, — в общем, весь набор.

Коммуникатор, установленный на потолке приятного, нежного цвета, показывал оставшееся расстояние — два миллиона миль. В общем, пара пустяков! Это путешествие вообще оказалось очень приятным. «Солнечный удар» — роскошная частная космическая яхта, реквизированная для нужд земного Космического флота — для доставки моих необычных подопечных в руки правосудия. Я надеялся, что когда-нибудь я смогу позволить себе такую яхту. После того как много лет пробуду сугубо гражданским человеком...

ГГ романа, женщина с Земли по имени Ирина, внезапно оказывается в Галактике. Ее похитили и подбросили на планету с красивым названием Анэйва с какой-то непонятной целью непонятно кто. Она растеряна, она ничего не понимает, вдобавок ей стерли память, жестоко ранили…

Ей придется примириться с этим странным непонятным миром. Научиться жить в нем. Преодолеть немало терний. Хлебнуть вдоволь испытаний из наполненной до краев чаши. Ведь Ирина — не супергерла, она самая обычная, среднестатистическая, как принято говорить, женщина, без вагонетки амбиций и налета здоровой стервозности, вдобавок ее личность искалечена необратимой потерей памяти.

Но она хочет жить — и выживет.

Хочет вернуться домой — и вернется.

Правда, ей еще предстоит понять, где находится ее дом — на Земле или Анэйве.

Но в итоге она даже будет счастлива… насколько сумеет.

Вдобавок, тот, кто стер память Ирине… и тот, кто хотел через нее отомстить некоторым высокопоставленным лицам на Анэйве, — они оба расплатятся за свои гнусные дела. Но месть свершится. Частично… пострадают не все, кто должен был пострадать по изначальному плану.

Но добро и справедливость — такие интересные вещи. Если, не раздумывая, готов бросить на кон чужую жизнь, в данном случае, жизнь Ирины во имя своих идеалов и целей — будь готов к тому, что кто-то другой распорядится уже твоей жизнью. Высокопоставленные лица Анэйвы получили свое поделом.

И пусть не говорят, будто не знали, на что шли!

Ну, вы же знаете Джорджа.

Только что в комнате не было ничего, утверждает он, кроме него самого, его ТВ, его видеомагнитофона и венецианского окна, из которого видно полгорода, а уже через мгновенье появилась красивая рыжеволосая девушка в чем-то вроде блестящего красного комбинезона. Она парила в воздухе у него над головой. Не на самом деле парила, не плавала, а типа лежала, раскинув ноги, и глядела на него вниз. Ну, вы же знаете Джорджа.

Я вышел из автобуса, чуть прошел по тропинке в лесок, сел на траву и глубоко задумался. Безумие. Бред. Просто в голове не укладывается. Я вновь прокрутил в мыслях все события этого дня. Надо же, как глупо. Все началось с какого-то дурацкого зонтика…

Утром я вышел из дома чуть раньше: по дороге на станцию надо было зайти в магазин, где два дня тому назад я купил зонтик. Вчера вечером, прослушав прогноз погоды (симпатичная полуголая девица обещала на завтра ливень), распаковал свою покупку и попытался раскрыть зонтик. И тут оказалось, что сломаны две спицы. И вот я торопился в магазин, чтобы обменять бракованную вещь на другую. Казалось бы, обычное дело.

Владимир Яблоков, после войны, возвращается из госпиталя и встречает в поезде странного старика.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

АЛЕКС БОР

ПИГМАЛИОН

Этюд

... а знаешь, это ведь я придумал Тебя - когда мне было мучительно одиноко.

Ты появилась в тот неуловимый миг, когда я подумал о Тебе. Когда я решил, что в одном из Миров должна жить Ты...

Ты помнишь - под холодными звездами первобытной Вселенной, миллионы столетий назад...

Я знаю - Ты помнишь:

Я придумал Тебя - и создал Мир, в котором ты хотела бы жить, Я населил его и другими людьми - чтобы Тебе не было одиноко в Твоем Мире.

АЛЕКС БОР

П Л А Н Е Т А

Фантазия

I

Планета появилась на экране неожиданно. Автоматика космолета не успела предотвратить столкновение. Корабль всей своей массой ударился о скалы.

Взрыв - и от красавца-космолета осталась груда обломков.

Взрывная волна выбросила Алексея Громова - капитана и единственного члена экипажа - на несколько сот метров. Скафандр высшей защиты, который Громов случайно забыл снять после старта, смягчил удар о камни. Но из всех баллонов, - кроме одного, резервного, вышел воздух. Воздух, которого при экономном использовании хватило бы на неделю. В течение которой можно было бы вызвать по дальней связи Галактический патруль - передатчик, вмонтированный в скафандр, работал нормально, - и спокойно дожидаться спасателей. А что успеешь сделать за десять минут? Именно на столько времени было воздуха в резервном баллоне. Успеешь только вызвать патруль и помолиться, потому что патрулю спасать будет уже некого...

АЛЕКС БОР

С Д Е Л К А

Ироническая фантазия

Я увидел ее поздно вечером - она стояла под фонарем, поджидая очередного клиента. Приметы совпадали, и когда я увидел ее глаза, это было как пушечный выстрел из-за угла. Мне ничего не оставалось делать, как подойти к ней и небрежно спросить:

- Сколько?

- А сколько у тебя есть? - насмешливо спросила она.

Я достал из кармана смятый листок бумаги, развернул и показал трехзначное число.

АЛЕКС БОР

УТРО

Этюд

Нежно-золотистый лучик мягкого утреннего солнца неслышно прокрался в комнату через узкую щель в неплотно сдвинутых занавесках, придирчиво оглядел свое косматое отражение в круглом зеркале, висевшем напротив окна в старинной желтой раме, и, видимо, удовлетворенный скорым осмотром, стремительно метнулся навстречу самому себе. Беззвучно ударившись о прозрачное зеркальное стекло, он раскололся, разлетелся на части, распался на мириады стрел-лучиков, и они озорными солнечными зайчиками - мягкими, бархатистыми, шелковистыми - бросились врассыпную, как непоседливая стайка шустрых мальчишек после окончания длинных уроков... И в этот неуловимо короткий миг небольшое пространство комнаты наполнило то светлое и чистое, почти прозрачное дыхание первородной утренней свежести, которое можно почувствовать, только проснувшись вместе с восходом солнца, чтобы увидеть утреннее пробуждение жизни, когда вот такие маленькие озорные лучики ласкового утреннего солнца пронзаю уже размытые, потерявшие ночую густоту и телесную плотность, рваные клочья бесцветной предрассветной полутьмы, и она трусливо прячется в тесные неуютные щели...