Хрупкая орешина

Валерий ВЕЛАРИЙ

ХРУПКАЯ ОРЕШИНА

Витька Кочур лез на ореховое дерево. Он лез потому, что Светка Муштаева совсем не глядела в его сторону. Она Витьку в упор не замечала!

Вообще-то она помнила, что в классе среди прочих предметов, не стоящих внимания, есть говорящий и самодвижущийся, по названию "Витька-Кочур". Так они и учились вместе со всеми - Светка Муштаева и предмет Витька с первого класса и доучились до восьмого. Но если Светка и теперь считала, что "Витька-Кочур" - вполне достаточные сведения и больших не требуется, то Витьке хотелось большего. Он хотел, чтобы Светка отличала его от прочих подвижных и неподвижных предметов, окружавших её в школе и на улице.

Другие книги автора Валерий Веларий

Валерий Веларий

Как Кузька приснился в этот мир

Слушайте, что я вам сейчас расскажу! Мне приснился удивительный зверь. А после того, как я увидел его приключения в моем сне, я проснулся, и оказалось, что этот зверь тут живет. Среди нас. Зовут его Кузьма, сам он черненький и наполовину рыжий. А ещё белый. Задние лапы длинные, а передние маленькие, когда он передними лапами уже несколько раз переступит, задние все ещё не сходят с места. Такие ленивые задние лапы, ужас!

Валерий ВЕЛАРИЙ

КАК СДЕЛАТЬ НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНУ

Нитка с грузом из двух ластиков скользила вниз между прутьями балконной решетки. Грузик лег на острую щебенку. Витька Кочур оборвал нитку у самой катушки, зажал её в пальцах и осторожно поглядел вниз. Нитка белой чертой соединила битый кирпич на земле и балкон второго этажа. "Сейчас... сейчас... прыгну..." Но пальцы затряслись, и Витька едва не выпустил нитку. Сверху кирпичный щебень не казался большим и острым. До земли тоже было, по видимости, недалеко. Если повиснуть под балконом на вытянутых руках, то земля будет совсем рядом. Останется только разжать пальцы...

Валерий Веларий

СЛУЧАЙНОЕ ЗНАКОМСТВО

(святошная история)

Я нежился под душем. Я слушал пение водопроводных труб. Бывает, они поют как флейты. Или как свирель. А иной раз - как могучий орган. А иногда даже не знаю, как что, но только никогда, нет никогда звуки, испускаемые трубами в канализации, не сравнятся с пением водопроводных труб!

Я отделен от мира завесой воды и пара, тело тает в горячих ласках, душа отделяется от тела, увлекаемая трубными трелями водопровода... о, эти трели!.. свист ветра и морской накат, грохот водопада и глас архангела... вот я и сам запою сейчас что-нибудь ...

Валерий Веларий

БЕЛОКУРАЯ ДЕВУШКА ДЖЕЙН

Толстенная, древняя, высотой в полтора человеческих роста калитка нехотя стронулась с места. Натужно скрежеща. Она повернулась на коричневых от ржавчины петлях и стукнулась о раму. Содрогнулись от удара изъеденные временем серые доски широких ворот. И ворота закачались, еле удерживаясь на столбах, словно захорошевший от пивка гуляка, который из последних сил цепляется за косяк.

- Стоять!.. Смотри, стоят! Как тогда, - почему-то обрадовался Анатолий. Он опустил на землю саквояж и чемодан и погладил дряхлые доски. И трясутся, как в наше время...

ВЕЛАРИЙ Валерий

Из цикла "ДИАЛОГИ О ГВОЗДЯХ,

которыми душа приколочена к телу, а тело к космосу."

Принято думать, что быт отвлекает от высот бытия. В текучке житейской суеты слишком часто заглядываются на чужое - ибо только чужое побуждает к сравнениям, плодом которых является и сама житейская текучка; это замкнутый круг, в котором глядят на чужое лицо, в чужой карман, в чужой роток, иногда - отвлекаясь ради безопасности, посматривают под ноги, но редко поглядывают вверх, в высь, так сказать, горнюю. Да и что туда смотреть: вдруг там отверзется вопрошающий лик или подзависнут над головой какие-нибудь скрижали. Надо же их прочесть! А потом еще и выполнять начертанные там заветы! Это ж тогда вся предыдущая жизнь псу под хвост всего лишь ради благой вести... Однако, эта боязнь посмотреть вверх, на звезды, как раз и говорит о том, что мы всегда, в самом завихренном водовороте житейской мелочности помним о возвышенных философских эмпиреях и нравственных категорических догматах. Они всегда с нами. Они в нас. И, хотя мы упорно загоняем их в подсознание, но нередко именно какая-то житейская дребедень, какой-то бытовой случай заставят о них вспомнить. Бывает, что таким напоминанием о Высшем становится житейская катастрофа; тогда мысли ни о чем другом уже не приходят в голову, и эти мысли неподъемны, как жернов, необъезжаемы, как огромный валун на дороге, и мы ищем собеседника, который отпустил бы наши грехи сомнений. Ведь мы сомневаемся: правду ли говорят исповедники и проповедники? Нам бы такого собеседника, который пламенной речью и молниями инвектив взбодрил бы нас и уничтожил бы червя сомнений и страхов, облегчил бы нашу совесть - но при этом оставил бы целенькими и подновленными нас самих. Интимный собеседник, как дизайнер внутреннего макияжа, мастер интерьерного евроремонта души и совести - это такая, право, редкость! Чаще они так и норовят глаголами пережечь все предохранители, гореть-то не им, а глаголют и вещают!..

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Эна Трамп

БЕСПРИЗОРНИЦА ЮНА И МОРСКИЕ РЫБЫ

Книга 1. НАЧАЛО

Содержание:

Часть 1. ВСТУПЛЕНИЕ

1. ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕГУЩАЯ ПО ДОРОГЕ

2. КОРОЛЕВА ЯБЛОЧНОГО ЗАМКА

3. ЛЕС И ГОРОД

4. НЕЗАКОННАЯ ВЕСНА

5. ВОРОБЕЙ СИДИТ НА КРЫШЕ

6. БЕСПРИЗОРНИЦА ЮНА И ПЛОХАЯ КОМПАНИЯ

7. ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН

Часть 2. ВЫСТУПЛЕНИЕ

1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЗАМОК

2. СЮРПРИЗ

3. ПРОЩАНИЕ

Геннадий Трошин

Рассветы

Не спалось. Так бывает со мной на новом месте, где все поначалу кажется непривычным и требуется время, чтобы обвыкнуть. Мы только вчера приехали в небольшой поселок на берегу Волги. Решили провести отпуск здесь, вдали от городской суеты. Хозяйка дома Дарья Никитична оказалась приветливой маленькой старушкой с румяными щеками, которых так и не коснулась сеточка морщин.

- Места у нас привольные, не заскучаете, - нараспев говорила она, приглашая нас в дом. - Парного молочка вволю попьете, свежих яичек покушаете. У меня корова своя и куры.

Геннадий Трошин

У полыньи

В нем было что-то от лягушки и от змеи: широкая приплюснутая голова и суживающееся к хвосту туловище коричневой узорчатой окраски. Ближайшие родственники его - треска, навага, относящиеся к семейству бесколючих, и более дальние, как камбала, жили далеко-далеко в соленых морях и океанах, а он даже понятия не имел о них, находясь в устье быстрой речки, впадающей в большую реку. Здесь он облюбовал себе под жилье затонувшее дерево, сучья которого глубоко засосались в песок. На то были свои причины. Налим не любил солнечного света, ила, травянистых заводей и терпеть не мог стоячую теплую воду. А здесь была глубина, под деревом из песка бил холодный, бодрящий ключ.

Геннадий Трошин

В Тихом озере

Пробудившееся утро постепенно разгоняло ночную темень. В прибрежных зарослях камыша и осоки стало светлее... Уже без труда можно было различить ярко-зеленые стебли и листья растений, личинок насекомых, прилепившихся к ним. Здесь, под широкими листьями кувшинок, и расположилась в засаде Травянка, где цвет ее спины, зеленовато-серых боков почти сливался с цветом подводных зарослей. Затаившись и чутко улавливая малейшее движение воды, она зорко следила высокопосаженными выпуклыми глазами за тем, что делалось вокруг, и вспоминала не столь далекие добрые времена, когда сюда стайками собирались не только мальки, но и рыбешки покрупнее, чтобы полакомиться личинками и водорослями. Сейчас их с каждым днем становилось все меньше и меньше. Многие ушли по протоке в соседнее Глубокое озеро, других съела она сама и Голубое Перо, оставшиеся последними щуками в этом Тихом озере.

История о семье, войне и надежде, пробирающая до мурашек.

Десятилетняя Алиса живет в Бельгии в то время, как в Европе разгорается Первая мировая война. Сначала Алиса её братья и сестры не хотят верить, что война придет и в их город. Об этом шепчутся родители, но Алиса старается не думать о плохом. Но когда через город проходит армия и вереница беженцев, родители Алисы принимают решение покинуть родные места. Правда, оказывается, что бежать уже некуда. Разумнее вернуться домой, хотя и дома становится опасно. Кругом разрываются снаряды, умирают люди, а однажды утром жители начинают задыхаться от неизвестного ядовитого газа… Алисе предстоит пройти долгий путь, чтобы она смогла вновь поверить в мамину фразу – о том, что всё будет хорошо, обязательно. Пусть и не таким образом, как она себе представляла.

Это многослойная история об искренней и немного наивной девочке. С первой страницы читатель, и маленький, и взрослый, начинает сопереживать героям. Настроение книги удивительно тонко передают одноцветные рисунки Шарлотты Пейс.

О Первой мировой войне мы знаем гораздо меньше, чем о других, более поздних войнах. Однако история, рассказанная от имени ребенка, убеждает: все войны одинаково разрушают жизни. Важно сохранить веру и надежду, что все будет хорошо. Пусть и не так, как об этом рассказывается в сказках.

• Обладатель премии Woutertje Pieterse Prize 2019

• Номинирована на премию Thea Beckmanprijs

• Лучшая молодежная голландская книга Boekenleeuw 2019

Фишки книги:

– История о войне, написанная от лица ребенка

– Автор проделала большую работу по изучению архивов Первой мировой войны

– Рисунки Шарлотты Пейс замечательно оттеняют текст

– Несмотря на сложную тему, это книга о надежде и семье

Для кого эта книга

Для детей в возрасте 10–12 лет и их родителей

Для всех, кто интересуется историей и темой войн

На русском языке публикуется впервые.

Вите десять лет, он оканчивает четвёртый класс, любит компьютерные игры и гулять со школьными друзьями. Витя с мамой живут в Москве, а папа работает за границей. Но неожиданно родители принимают сложное решение. Очень скоро Витя и мама навсегда улетят из России. До отъезда остаётся месяц, неделя, день…

Жизнь меняется, даже если ты этого совсем не хочешь. Можно жить ожиданием нового, а можно попрощаться с тем, что уже есть. Выбор за Витей.

Для детей среднего школьного возраста.

Уолден Мак-Грегор – студент, он учится, путешествует с друзьями, подрабатывает на бензоколонке и пишет работу об исторических корнях кельтских мифов. Его собственная семейная история тоже уходит в глубь веков: ведь предки Уолдена принадлежали к древнему шотландскому клану, из которого вышел легендарный герой Роб Рой. Детство Уолдена прошло в Шотландии, в уединенном поместье «Королевская рыбалка», где остались обожаемые дед и отец. А теперь он живет в Оксфорде – с матерью, отчимом, братом и сестрой.

Прошлое манит его: он знает и любит семейные предания, с детства сочиняет истории об Одиноком Рыцаре, страстно увлекается исторической реконструкцией и фехтованием. А еще Уолден пытается разобраться в своих чувствах к родителям, когда-то при разводе разлучившим его с братом. Встреча с юной клоунессой Джо, русской студенткой Гилдхоллской школы музыки и театра, помогает ему по-новому и с любовью взглянуть на мир вокруг и на свою собственную семью.

Новая книга Марии Пастернак, чей исторический роман «Золото Хравна» уже завоевал симпатии читателей, говорит с нами о современности, но прошлое главного героя, его семьи оказывается важнейшим участником событий. Ведь из прошлого прорастает будущее, и только из него.

Ваня Творогов из «Поиска звука» – подросток, который хочет, чтобы его оставили в покое. Все учителя, друзья, родители, даже автор. Ловит за хвост идею, к примеру сделать серию необычных фото, и тут же отпускает – «мне лень». Не лень, конечно, просто все мы очень устали. А чтобы найти силы, самое важное – свой собственный «звук».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Велембовская Юлия Александровна

преподаватель Московской государственной школы No 57.

БЕРТРАН РАССЕЛ

Ученый в борьбе против ядерной угрозы

Жизнь английского ученого и общественного деятеля Бертрана Рассела - это почти вековая история Европы. Родившись в период расцвета Британской империи, в XX в. он стал свидетелем двух страшных мировых войн, революций, распада колониальной системы и дожил до ядерной эпохи.

Рассел известен во всем мире как крупный философ - глава современной ему английской философии субъективного идеализма, основоположник английского неореализма и неопозитивизма [1], как автор двухтомной "Истории западной философии" [2], как выдающийся логик и математик, а также общественный деятель, один из идеологов и организаторов британского антивоенного движения и Пагуошских конференций ученых всего мира, начало которым в 1955 г. положил знаменитый Манифест Эйнштейна - Рассела. Рассел писал, что с детства видел перед собой две основные жизненные цели: "Я, с одной стороны, хотел выяснить, возможно ли познание, а с другой - сделать все что в моих силах для создания более счастливого мира" [3]. И если до 38 лет жизнь Бертрана Рассела была подчинена решению первой задачи, то с годами для него, как он отмечал, "не оставалось больше ничего, что я мог бы сделать для доказательства несомненности математического познания. Затем началась первая мировая война, и все мои мысли сосредоточились на человеческом страдании и безумии" [4].

Ф.К.Величко

Pass Vite 4,3$/год

Pass Morte - точка смерти - цикл 9 лет по знаку в противоположном направлении 3,3$/год.

Р.М. - колесо обольщения - пробуждения сил зомбировано, если заполнен знак Рыб, то это это проявляется уже с рождения, они более склонны к саморазрушению. Первое искушение до 9 лет. Цикл колеса смерти 108 лет. 23-24$ Весов, 47-48 лет, совпадение P.V. и P.M.

Если прогрессия PV и PM проходит по светилам, это наиболее важно. Также важен проход по ретроградным планетам (узлы с D !) 9 х 12 = 108 лет Древние знали планету Вакшья, у которой был период 108 лет. Означала действие внутри нас сил природы, стихийных сил, наша одержимость этими силами.

Ф.К.Величко

Если вы кашляете

1. При продолжительном грудном кашле следует вытереть грудь

сухой суконной тряпкой , затем тщательно втереть

внутреннее свиное сало или же топленое сливочное масло.

Если есть под рукой можно прибавить и сосновое масло. 2. Взять рожь, овес или ячмень, добавить цикорий и два

грамма очищенного горького миндаля (купите его на

базаре). И пейте, как обыкновенный кофе. Можно и с

Ф.К.Величко

Г О Р О С К О П

Звезды не обещают нам легкой жизни в 1992 году, предстоит серьезнеое, трудное вживание в новые формы бытия. Ветер событий, три года дувший нам в лицо, теперь, однако, изменил направление и будет подгонять нас по пути социального и экономического прогресса. Первых признаков стабилизации можно ожидать в сентябре.

Январь и февраль - это месяцы неотложных дел и неожиданных проблем, каждая из которых решается, но требует времени и нервов.