Хроники обычной жизни. Глава 1

Среди обычной житейской серости, которая лишь иногда может блеснуть каким-то ярким событием, можно найти массу интересного. Главное — представить все новым и возможно, оно таким и станет, превратившись в хроники обычной жизни…

Отрывок из произведения:

В коридоре послышались звуки открывающейся двери. Постукивая каблуками и сопя, в квартиру ввалилась девушка. Спотыкнувшись на ровном месте, она завалилась набок. Бурча себе что-то под нос, она встала и сделала попытку снять обувь. Не очень удачную.

На шум из соседней двери высунулась лохматая и заспанная голова мужчины, который, окинув взглядом эту картину, раздраженно поморщился. Девушка обернулась:

— О, кто это? — заплетающимся языком сказала она, — чего не спим? Детское время давно прошло, по-моему…

Другие книги автора Иван Викторович Гулак

Кинжал просвистел в воздухе, и вонзился в деревянный щит, который висел на стене. Это была вежливая просьба трактирщика утихнуть.

Красивая танцовщица извивалась на сцене, под довольное улюлюканье завсегдатаев таверны. По трактиру плыл тяжелый сигаретный дым, смешиваясь с запахом спиртного и приобретая от этого сильный, терпкий аромат.

Над Ликадоном воцарилась ночь, и в разных районах этого города ночь была разной. В торговых все было тихо и безлюдно еще с вечера, когда весь товар был распродан, а покупатели разошлись. Днем эти места наполнялись шумом и гамом, криками торговцев, которые наперебой расхваливали свой товар и плачем прохожих, у которых что-то украли. Жилые районы тоже были пусты. Простые горожане редко задерживались на улицах после захода солнца. Ну а в промышленных районах, которые пользовались недоброй славой, жизнь только начиналась…

Данное произведение не является полностью самостоятельным, и создано по мотивам компьютерной игры «Арканум».

Молодая и чудовищно привлекательная фотограф Прюденс Уолтер встречается с давно пропавшей мадам Хадсон, которая сразу же приглашает девушку домой. И вновь повторяется история, произошедшая много лет назад с матерью Прю — вызов демоницы Лиллит, которая может подарить вечную молодость…

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Поросенка Ксаврика кормили наилучшим паточным пойлом. Имя Ксаврик он получил в честь ученого советника профессора Ксаверия Келлера, одного из лучших авторитетов в области кормления свиней, написавшего следующие глубокомысленные строки:

«Учитывая, что действие паточных кормов, согласно моим всесторонним исследованиям, более чем превосходно, следует признать, что никакие иные корма не заслуживают большего внимания, чем эта прекрасная питательная субстанция…»

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

конце нашей прогулки по саду глупости, познакомившей нас с безрассудствами духа и тела, мы оказались перед самой опасной разновидностью безрассудства, самой древней и в то же время самой современной – перед безрассудством любви. Мы надеемся, мы искренне надеемся, что даже самые нелюбознательные наши читатели задержатся в этом уголке сада и хоть немного заинтересуются тем, что они увидят. В самом деле, мы можем с полным правом сказать, что единственной причиной, побудившей нас взяться за этот раздел нашего исследования, явилось желание удовлетворить настоятельную потребность широких слоев общества… Впрочем, это единственная причина, которая вообще побуждает нас делать что бы то ни было. Поэтому мы предлагаем в самой сжатой форме нечто вроде «Руководства для влюбленных» или «Учебника любви».

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мне всегда нравилась фантастика. Но не та, в которой описываются встречи с мыслящей плесенью на других планетах, путешествия во времени, разные там бластеры, нуль-транспортировки и т. п. Мне казалось, что гораздо интереснее обнаружить нечто удивительное и необычное где-нибудь рядом, прямо под ногами. Наша жизнь порой гораздо фантастичнее всяческих вымыслов. Надо только приглядеться и задуматься…

Первый свой фантастический рассказ («Шестьдесят секунд до конца света») я написал в 1991 году. Тогда же он вышел сразу в двух фантастических журналах: «Четвертое измерение» (№ 1, 1992) и «Приключения. Фантастика» (№ 4, 1993). Годом позже я написал «Рулетку Господа Бога» — этот рассказ был опубликован в журнале «Химия и жизнь» (№ 9, 1992). К счастью, оба рассказа не канули в лету. По первому сейчас где-то во Пскове снимается некоммерческое кино, а второй неожиданно заинтересовал любителей НЛП (нейро-лингвистическое программирование) — на их сайтах «Рулетка» (вместе с двумя рассказами Шекли) рекомендуется как удачный пример, «поясняющий тему калибровки». Хорошо, что я не знал, что такое калибровка, когда писал этот рассказ.

Кто-то остроумно определил сказки, как «страшные истории, которые осторожно подготавливают детей к чтению газет». Но, разумеется, прелесть сказок не в этом. Наше знакомство с литературой начинается со сказок, и именно во время чтения или прослушивания этих чудесных историй наша фантазия впервые расправляет крылья и отправляется в восхитительный полет. У некоторых он продолжается всю жизнь. Возможно, сказки, рассказанные Ариной Родионовной, повлияли на Пушкина больше, чем вся классическая литература.

Так уж получилось, что за последние годы я не раз писал детективные загадки для разных изданий, как взрослых, так и детских. Одни я делал с удовольствием, другие — ради гонорара. Первые такие опусы я начал делать для журнала «Наука и жизнь» в 1998 году под псевдонимом Дан Сильгер (имя героя одного из моих фантастических рассказов). Именно тогда и появились инспектор Борг и неунывающий сержант Глум. Всего я написал 22 истории про эту неразлучную парочку. Здесь приводится большая часть из них с рисунками Бориса Дашкова.

Я много общался с детьми и писал для них, вел и веду разнообразные рубрики в детских журналах, участвовал в детских теле и радио передачах. Когда-то я даже ради забавы вступил в союз литераторов по разделу «Детская литература». Но детским писателем становишься не по формальным признакам, а по особому радостно-изумленному взгляду на мир…

Как и в играх для взрослых, я хочу представить здесь тексты, посвященные моим любимым играм со словами и всяческим головоломкам. В частности, 12 заметок, вышедших в замечательном детском литературном журнале «Кукумбер» в рубрике «Словарево», которую я с переменным успехом веду уже несколько лет.