Хроника лаборатории

Хроника лаборатории

Завилохин Алексей

Хроника лаборатории

_________________________________________________________________

10 июня.

Запускали малошумяший усилитель. Регистрирует импульсные помехи

каждые 8 секунд.

11 июня.

Анализировали спектр помех. Hашли источник. Это радар на городском

аэродроме.

12 июня.

Тестировали новые компьютеры. Фурье- и вейвлет преобразования идут

на ура. Квейк тоже не тормозит.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Казимеж МАТУСЕВИЧ

ВИЗИТ

Поднимаясь с дивана, я вывихнул себе ногу в колене. Когда мои стоны начали заглушать диалог в телесериале, жена вызвала хирурга. Он явился довольно быстро.

- Ну, что там у нас? Перелом позвоночника? Или берцовой кости? А может, вывих бедренного сустава? - перечислял он с надеждой в голосе.

- Нет... Болит колено, вот здесь, - простонал я.

Он был явно разочарован.

- Эх!.. Вправление ноги - это всего лишь сто тысяч минус налоги, отчисления и взносы. А жить на что? Хоть бы вы ребро сломали... - произнес он мечтательно. - Ребро стоит триста пятьдесят. Ведь для него нужен скальпель. Хотя сейчас мы режем перочинным ножом.

АЛЕКСЕЙ НАГЕЛЬ

ПРИШЕЛЕЦ

Солнце уходило за горизонт, бросая рыжие лучи в маленькое окошко. В подвале сгустилась полутьма, и по полу тянуло назойливым осенним сквозняком. Я сидел на стуле, от нечего делать помахивая ногой. Сначала левой, потом правой. Кровь от этого пришла в движение, и мне стало теплее. Интересная все-таки штука - человеческое тело. Казалось бы совсем замерз, ан нет - поболтал одной ногой, пошевелил другой, разогнал кровь по сосудам, вот и согрелся.

АЛЕКСЕЙ НАГЕЛЬ

ПРИЗНАНИЕ МАРИАННЫ

Посвящается тем, кто не дожил до последней серии

Дело Марианны живет и побеждает. 190 млн. подписей

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Телесериал "Богатые тоже плачут" был навеки погребен бразильским режиссером Валентином Пимштейном. Земля осиротела. Но Марианна навсегда осталась в наших клокочущих сердцах! И все прогрессивное человечество, в моем лице, призывает примкнуть к разрастающемуся потоку продолжателей этого незабываемого сериала! Пусть эта небольшая пробная пьеса послужит первым камнем, который вызовет колоссальную всесокрушающую лавину. И тогда, через пару десятков лет, наши полки украсят многотонные собрания сочинений о подвигах и приключениях Марианны и Луиса Альберто. А все наше телевидение превратится в один никогда непрекращающийся фильм. Мариманы всех стран - объединяйтесь!

АЛЕКСЕЙ НАГЕЛЬ

САМУРАИДА

Каждая игрушка имеет право быть сломанной. Антонио Поркья

Прошло пять лет, и в наше королевство Приехал самурай, как туча грозный. Его доспехи золотом сверкали, А взгляд блуждал от скуки пресыщенья. Несли его в парчовом балдахине Четыре подневольных человека. А свита словно ртуть вползала тихо И застывала по краям фонтана.

-Подумать только - важная персона! Меня здесь нет - уехал на охоту, Вскричал в сердцах наш господин-король И на коня вскочил, чтоб ехать в горы. Но все же, по традиции, назначил Меня проводником для гостя. -Ты покажи ему обычность нашу, А если он еще о чем-то спросит... -Я низко поклонюсь, как подобает И сразу отведу, куда он скажет...

В. и Д. Нарижные

ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ

сказка для школьниц от 15 до 51 года

Тебе никогда не бывало грустно?

Где-то плещется теплое море, качаются в знойном мареве ветви магнолий, в зарослях тамариска звенят цикады - а здесь этого нет.

Где-то на северном небе сияют голубые созвездия, и мороз заставляет людей надевать пушистые одежды - а здесь этого нет.

Где-то шальной ветер поднимает сверкающую пыль высоко в небо и заставляет тяжело шуметь высокие сосны, роняющие шишки - а здесь этого нет.

ОБУХОВ Евгений

Царь-пушка

Мы-то думали - всё, дальше, думали, некуда. Но тут как раз всенародный приехал. Ему ко всенароду обратиться надо стало. Вот он и обратился:

-А скажи, электорат, когда я свои тебе обещания выполнять начну?

Мы ему, конечно:

-Да к весне, батюшка, к весне.

-Вона что, к весне? Гляди-тк! - удивился он.

-Так оно, батюшка. А теперь ты про нас скажи?

-Сказать про вас? А что сказать - жизнь-то у вас налаживается.

Обухов Евгений

Харакирня

Иногда так отчаянно хочется жареного харакири!.. Как представишь его коричневую лоснящуюся от прозрачного жирка икебану, его сочный бонсай, обильно сдобренный соком сакуры и кавасаки, и аромат его, проникающий в каждый уголок увешанного национальными гравюрами сакэ, - сердце замирает.

На Востоке испокон любят и ценят харакири. Есть мастера поймать, есть мастера приготовить, есть мастера нарезать. А подают харакири обычно острыми клиньями. Не зря бытует поговорка: "Императору - первый клин!", которая на русский переводится как: "Уважаемый Владимир Владимирович, позвольте от нашего коллектива преподнести вам..."

Сергей Орлов

- А мы такую книгу прочитали... - В электричке - Голос первой любви моей - поздний, напрасный... - Когда это будет, не знаю... - После марша - Учила жизнь сама меня...

ПОСЛЕ МАРША Броня от солнца горяча, И пыль похода на одежде. Стянуть комбинезон с плеча И в тень, в траву, но только прежде Проверь мотор и люк открой: Пускай машина остывает. Мы все перенесем с тобой Мы люди, а она стальная... Русская Советская Поэзия. Москва, "Художественная Литература", 1990.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Неудачный эксперимент по переселению душ… — и Полина Кузнецова по прозвищу Таран отправляется путешествовать по различным историческим эпохам, попадая из одной своей прошлой жизни в другую. Содрогается старушка Англия, трепещет шведская инквизиция, вампиры в Трансильвании конопатят крышки своих уютных гробиков — против Тарана нет приема!…

Действие приключенческих повестей А. Збыха происходит в конце войны. Сташек Мочульский, житель Гданьска, оккупированного гитлеровцами, бежит из охраняемой зоны в сторону советского фронта и становится агентом советской разведки. Начинается его жизнь под именем Ганса Клоса — капитана вермахта.

Николай Здобнов

Библиография как историческая наука

Предисловие: Юрий Пухначев. Лоцман книжных морей

Человек, которому посвящены эти строки, представляет ту область деятельности, без которой не мыслит своей работы ни один ученый, -- но именно поэтому, в силу своего повседневного присутствия, она парадоксальным образом перестает замечаться и осознаваться. Мы роемся в ящике библиотечного каталога и по кратким аннотациям да карточках быстро выбираем нужные нам книги. Кто составляет эти аннотации? Не найдя какую-то из нужных книг, мы обращаемся за справкой к библиотечному работнику и через назначенное время получаем ответ. Кто вел потребованный нами поиск, занимающий порою несколько дней? Над такими вопросами многие и не задумываются...

Александp Зедгинизов

Снег

" По лунной дорожке

Гуляю посвистывая,

Hо только оглядываться

Мы не должны....

Идет вслед за мною,

Вышиной в десять сажен,

Добрейший Князь...

Князь Тишины..."

(Hаутилус Помпилиус)

( Князь Тишины)

Возвращаясь с работы Тимохин попал в сильный снегопад. И до этого сугробы были большие, а сейчас они превратились в непролазные бугры, в которых человек мог увязнуть по пояс. Андрей Тимохин медленно продвигался по заносимой снегом дорожке. Из-за снежинок, мельтешащих вокруг, ничего не было видно. Андрей часто моргал, стараясь, что бы хлопья не очень лезли в глаза. Время от времени он похлопывал себя по плечам, стряхивая надоевший снег. Дорога к дому Тимохина проходила через парк, где росли клены и липы. Встречались и березы, но редко. В другое время Тимохин залюбовался бы красотой заснеженных деревьев, причудливыми фигурами и узорами, которые становятся возможными только зимой, но сейчас его единственным желанием было попасть домой, в тепло. Да и морозец уже покусывал нос и щеки, начинавшие слегка краснеть. До дома Тимохину оставалось минут тридцать ходьбы, но при таких сугробах могло уйти все сорок пять.