Храня в сердце любовь

Александр Ким

Храня в сердце любовь

Потеряв ту кого, любил, навсегда

Обрел ту, которую полюбил на всю жизнь

(Посвящается Кате и Яне)

Хмурое утро, вроде собирается дождь, но что-то не дает облакам выпустить все то, что оно собирало уже давно.

Люди идут. Разговоры, плачь и шорох шагов. Все слилось в один печальный и гнетущий голос, в котором слышится только смерть. Как знакомо Ему это. Как горько Ему опять прожить все это заново. Люди, люди, люди вокруг, как будто весь мир здесь, но Он одинок.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Volkov

Стихи

* * *

Я буду тебе самым верным пажем,

Носить твой шлейф повсюду гордо стану,

Бежать вслед за роскошным экипажем,

В котором ты уедешь, не устану.

Всегда, везде, повсюду буду рядом,

Не жалуясь, не требуя награды,

Лишь прикажи движеньем губ иль взглядом,

Лишь позави - исполню все, что надо.

Я буду тебе самым верным пажем,

Слугой, рабом, хранителем покоя.

ЛЕВ

23 июля -22 августа

ЖЕНЩИНА

Она постоянно выставлена напоказ - прекрасное ювелирное украшение в витрине магазина, у которой все прохожие замирают в восхищении. На важном общественном мероприятии она окажется лучшим украшением. Даже если она временно находится за кулисами, она чувствует себя звездой, ожидающей выступления перед восхищенной аудиторией.

Для нее нет ничего важнее мужчин, увлеченных ею и выражающих свой восторг. Сама она при этом не всегда влюблена. В определенном смысле она выставляет секс на продажу, но ее плата - удовлетворение, которое она испытывает от мысли, что ее так высоко ценят.

РЫБЫ

19 февраля - 20 марта

ЖЕНЩИНА

Ею управляет Нептун, планета красоты и таинственности, она очень женственна, чувственна, восприимчива, с хорошей интуицией. Ее прозорливость заставляет ее сочувствовать неприятностям других. Она никогда не останется

в стороне. Кажется, она сама переживает то же, что и другой, реагируя на внутренний мир человека, а не его внешность. Никогда не пытайтесь ее обмануть. У нее необыкновенный дар видеть все насквозь.

Inna Zelikson

Эйлат

      В разгар рабочего дня, когда от предпраздничной суматохи, я совсем забыла, что завтра уже праздничный день, раздался твой звонок, я скажу тебе честно - я не была готова. Эйлат... 

      Вот уж не думала, что ты сможешь когда-нибудь поехать со мной. Ну это звучит как прикол - мол -  поедем в Эйлат - избитая фраза местных ловеласов. Напомнило мне как когды-то услышала в Ереване, стоя на экскалаторе в метро мужик обратился к длинноногой блондинке : "Дэвушка! Пойдем я тебе МОРЕ покажу!" 

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Две эти женщины были очень разными, но объединяло их одно – благодаря темпераменту истинных куртизанок они оставили заметный след не только в истории нравов.

Знает ли читатель, что всеевропейский искуситель Джакомо Казанова оставил след в обеих столицах Российской империи? Этому эпизоду своих скитаний Казанова посвятил главу в шеститомных воспоминаниях.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Ким

Детские игры

1

Шторм в двенадцать баллов громоздит на море косматые белые горы, при виде которых дрогнет взрослый мужественный человек. Но мы, дети, выбегали толпами на гудящий под тяжкими ударами берег, навстречу грохоту и ветру, с обмирающим, взволнованным любопытством вглядывались в этот ад кромешный. В такой шторм вся прибрежная полоса океана становилась вотчиной торжествующего духа зла, несущегося верхом на драконе, и земля со стоном прогибалась под ударами гребенчатого хвоста чудовища. Катера и баржи, не успевшие стать на причалы, надолго исчезали в пучине под толстым слоем пены, и лишь время спустя, в печальной тишине тризны, медлительные рабочие волны выбрасывали на берег какую-нибудь исковерканную баржу.

Цецилия Кин

О Викторе Кине

(Предисловие)

Среди немногих сохранившихся бумаг Кина есть несколько истрепанных тетрадок в черном клеенчатом переплете. Это дальневосточные дневники 1921-1922 годов. Кое-где чернила выцвели и трудно читать. Много рисунков: тонко заштрихованные портреты - Либкнехт, Люксембург, Верхарн; карандашный гротескный плакат: "Накануне всемирной революции" - поп, царь и буржуй, которых вот-вот сметет с лица земли рабочий... Черновик заявления в Забайкальский областной комитет РКСМ от секретаря Нерчинского укома В.Суровикина: "В связи с семеновскими победами в Нерчинске организуются два партизанских отряда. Прошу Облком отпустить меня в отряд и прислать мне заместителя". В это время Виктору Павловичу Суровикину (Кину) восемнадцать лет, но за плечами у него борьба с белыми и польский фронт; он был политруком 5-й роты 67-го стрелкового полка. Кин берег на память об этом времени пилотку цвета хаки - она сохранилась и сейчас. Проходит несколько месяцев, и новое заявление в Облком: "Прошу снять меня с работы и отправить на фронт в случае, если Япония объявит войну". Это не романтический порыв, хотя Кин всегда был романтиком, это органическая потребность быть на самых трудных участках борьбы за советскую власть. В дневнике есть запись, звучащая почти как лозунг: "Борьба дает больше, чем учеба. Я учусь лучшему и большему, что мне может дать современность, - революции". Это не митинговая фраза, не риторика, а точное выражение того, чем жил и дышал Виктор Кин, это кредо будущих героев его книги и всего замечательного поколения, к которому принадлежал Кин: комсомольцев с восемнадцатого, коммунистов с девятнадцатого или двадцатого года...

Дей Кин — известный американский писатель, яркий представитель детективного жанра. Его произведения выходили в таких популярных американских изданиях, как `Черная маска`, «Детективные истории». 

Сэм Кин

Интервью с Кастанедой, 1976

Сэм Кин: Следя за доном Хуаном на протяжении Ваших трех книг, время от времени я подозревал, что он был творением Карлоса Кастанеды. Он слишком хорош, чтобы быть настоящим мудрый старый индеец, чье знание человеческой природы превосходит знание почти любого человека.

Карлос Кастанеда: Идея о том, что я придумал такую личность, как дон Хуан, невероятна. Он вряд ли является таким типом персонажа, к изобретению которого могла бы привести моя европейская интеллектуальная традиция. Истина гораздо более странная. Я даже не был подготовлен к тому, чтобы делать те изменения в моей жизни, в которые меня вовлекло общение с доном Хуаном.