Храня в сердце любовь

Александр Ким

Храня в сердце любовь

Потеряв ту кого, любил, навсегда

Обрел ту, которую полюбил на всю жизнь

(Посвящается Кате и Яне)

Хмурое утро, вроде собирается дождь, но что-то не дает облакам выпустить все то, что оно собирало уже давно.

Люди идут. Разговоры, плачь и шорох шагов. Все слилось в один печальный и гнетущий голос, в котором слышится только смерть. Как знакомо Ему это. Как горько Ему опять прожить все это заново. Люди, люди, люди вокруг, как будто весь мир здесь, но Он одинок.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Китай – особая страна, и проституция в ней также значительно отличалась от европейской. Мир утонченной эротики, мир курильщиков опия раскроют читателю некоторые из своих тайн.

Чья «сексуальная услуга» – ночлежницы с дореволюционной Лиговки или Сенной или проститутки из дома терпимости времен древнегреческого законодателя Салона (VII–VI вв. до н. э.) стоила дешевле? Автор с цифрами в руках посвящает читателя в секреты этого рынка.

Вы не чувствуете остроты желания? Вас не прельщают стройные ножки и упругая грудь вашей партнерши? Предвкушение занятий любовью не дарит вам больше того необычного чувства? Вам просто надо сменить обстановку! Именно это советует сделать данная книга, и если вы прислушаетесь к рекомендациям и советам, изложенным в ней, к вам вернутся утраченные и забытые чувства.

Книга вечной тайны представляет собой сборник стихов о Любви, о Боге, о Вечной Тайне Мироздания. Своего рода это прижизненное духовное завещание поэта, который в своих стихах передал свое осмысление Вечности и жизни, пережитой им в виде четверостиший. В данный сборник вошел 1 том Книги Вечной тайны – «Кролик Господа Бога», включающий в себя более 300 стихов. Общее количество Книги Вечной тайны 1001 стих.

Мужчинам понимающим и любящим Довлатова, Белова, Шукшина, чувствующим невероятную красоту фраз Набокова, есть чему удивиться, читая прозу Александра Дунаенко. А женщинам, любым женщинам его проза должна быть душевным бальзамом. Пусть её читают и примитивные дуры, и женщины, умные, интеллигентные, которые в 12-14 лет уже прочитали практически все мировые шедевры, которым близки герои всех САГ и которые способны «уноситься ветром» литературных замыслов.

Поэзия с уклоном эротики с мечтами и с пылкой страстью о ней …На целую жизнь,или на вечность останутся те впечатления отданные с глубоким чувством о ней… Любовь поверила автора продолжить творческую деятельность.В этой книге собрано все,что автор отдал,ради любви к героини:от любви к ненависти,от веры к отчаянью, от страдания и глубокому чувству радости заденет каждого,кто любит современную поэзию…

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Ким

Детские игры

1

Шторм в двенадцать баллов громоздит на море косматые белые горы, при виде которых дрогнет взрослый мужественный человек. Но мы, дети, выбегали толпами на гудящий под тяжкими ударами берег, навстречу грохоту и ветру, с обмирающим, взволнованным любопытством вглядывались в этот ад кромешный. В такой шторм вся прибрежная полоса океана становилась вотчиной торжествующего духа зла, несущегося верхом на драконе, и земля со стоном прогибалась под ударами гребенчатого хвоста чудовища. Катера и баржи, не успевшие стать на причалы, надолго исчезали в пучине под толстым слоем пены, и лишь время спустя, в печальной тишине тризны, медлительные рабочие волны выбрасывали на берег какую-нибудь исковерканную баржу.

Цецилия Кин

О Викторе Кине

(Предисловие)

Среди немногих сохранившихся бумаг Кина есть несколько истрепанных тетрадок в черном клеенчатом переплете. Это дальневосточные дневники 1921-1922 годов. Кое-где чернила выцвели и трудно читать. Много рисунков: тонко заштрихованные портреты - Либкнехт, Люксембург, Верхарн; карандашный гротескный плакат: "Накануне всемирной революции" - поп, царь и буржуй, которых вот-вот сметет с лица земли рабочий... Черновик заявления в Забайкальский областной комитет РКСМ от секретаря Нерчинского укома В.Суровикина: "В связи с семеновскими победами в Нерчинске организуются два партизанских отряда. Прошу Облком отпустить меня в отряд и прислать мне заместителя". В это время Виктору Павловичу Суровикину (Кину) восемнадцать лет, но за плечами у него борьба с белыми и польский фронт; он был политруком 5-й роты 67-го стрелкового полка. Кин берег на память об этом времени пилотку цвета хаки - она сохранилась и сейчас. Проходит несколько месяцев, и новое заявление в Облком: "Прошу снять меня с работы и отправить на фронт в случае, если Япония объявит войну". Это не романтический порыв, хотя Кин всегда был романтиком, это органическая потребность быть на самых трудных участках борьбы за советскую власть. В дневнике есть запись, звучащая почти как лозунг: "Борьба дает больше, чем учеба. Я учусь лучшему и большему, что мне может дать современность, - революции". Это не митинговая фраза, не риторика, а точное выражение того, чем жил и дышал Виктор Кин, это кредо будущих героев его книги и всего замечательного поколения, к которому принадлежал Кин: комсомольцев с восемнадцатого, коммунистов с девятнадцатого или двадцатого года...

Дей Кин — известный американский писатель, яркий представитель детективного жанра. Его произведения выходили в таких популярных американских изданиях, как `Черная маска`, «Детективные истории». 

Сэм Кин

Интервью с Кастанедой, 1976

Сэм Кин: Следя за доном Хуаном на протяжении Ваших трех книг, время от времени я подозревал, что он был творением Карлоса Кастанеды. Он слишком хорош, чтобы быть настоящим мудрый старый индеец, чье знание человеческой природы превосходит знание почти любого человека.

Карлос Кастанеда: Идея о том, что я придумал такую личность, как дон Хуан, невероятна. Он вряд ли является таким типом персонажа, к изобретению которого могла бы привести моя европейская интеллектуальная традиция. Истина гораздо более странная. Я даже не был подготовлен к тому, чтобы делать те изменения в моей жизни, в которые меня вовлекло общение с доном Хуаном.