Хранительница Грез

В романе, написанном в жанре семейной саги, рассказывается о судьбе Энни Трэмейн, волею обстоятельств ставшей во главе финансовой империи. Ради благополучия династии Энни рискует всем, даже любовью…

Отрывок из произведения:

1870

— Я не знаю, кто я и кем хочу быть! — сказал Дэниел Трэмейн.

Энни мягко провалилась в бабушкин диван, пожалуй, единственную более-менее комфортную мебель в кабинете старой леди Ливингстон. Девушка наблюдала за Дэном, который нервно вышагивал перед огромным столом с кожаной столешницей. Энни совершенно точно знала, что творится в душе брата.

Точно так же сильно, как он любил бабушку, Дэниел устал от ее упорного желания сделать его наследником «Нью-Саут-Уэльс Трэйдерс Лтд».

Популярные книги в жанре Исторические любовные романы

Спасая от виселицы бандита Джейка Бэннера, Кэтрин Логан всего лишь хотела подарить ему еще один шанс, а подарила… свое сердце.

Разве можно поверить, что скромная молодая вдова Сидони Сен-Годар, обучающая дочек буржуа светским манерам, и легендарная «благородная разбойница» по прозвищу Темный Ангел – одна и та же женщина?

Но очень трудно ввести в заблуждение циничного и легкомысленного маркиза Девеллина.

Потерявший счет соблазненным дамам, он способен запомнить любую особу женского пола, которую встретил хотя бы случайно.

Итак, разбойница заплатит за содеянное.

Но как? Это зависит лишь от желания маркиза, впервые встретившего женщину, пробудившую в нем пламя подлинной страсти…

Блестящий Джеймс Марбери граф Денем, вовсе не отличался ни ханжеством ни пуританством. Почему же в такую ярость привели светского повесу побег и венчание подруги детства? Почему же он так счастлив услышать, что вскоре после свадьбы Эмма стала вдовой?

Что это — оскорбленная гордость отвергнутого мужчины? Или наконец-то появившаяся надежда на счастье любви, ВОЗРОЖДЕННОЙ ИЗ ПЕПЛА УТРАТЫ. Джеймс знает точно — ТЕПЕРЬ он покорит прекрасную Эмму ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

Бедный ковбой из Техаса неожиданно становится наследником имения в Англии и обладателем графского титула. Имение разорено… но впереди у нового графа встреча с женщиной его мечты и, конечно, находка сокровищ…

События Гражданской войны в Америке расстроили помолвку красавицы Рэчел. Страстно влюбленным пришлось расстаться, но чувства их, неистребимые в веках, возрождаются вновь, связывая их потомков.

Молодой скучающий повеса Руарк Стюарт увидел с палубы парохода юную всадницу неземной красоты — и скука моментально сменилась охотничьим азартом. Решив добиться незнакомой красавицы во что бы то ни стало, он сошел на берег. Однако знакомство этого опытного покорителя женщин с очаровательной Энджелин Хантер обернулось не совсем так, как было задумано…

Может ли дочь богатого банкира влюбиться в бандита, надругавшегося над честью и достоинством ее отца? Для этого требуются чрезвычайные обстоятельства, в каких и оказалась юная героиня романа Хани Логан.

Судовладелец Жан Кювье разорил своего конкурента и женился на его дочери Лайле против ее воли. Однако вскоре самого Кювье убивают, и Лайла узнает, что ее супруг имел еще трех жен в разных городах Америки. Более того, несчастную женщину обвиняют в убийстве неверного супруга, и той ничего не остается, как обратиться к знакомому адвокату Дрю Солье. А когда ситуация обостряется до предела, Лайла вдруг понимает, что ее сердце и сама жизнь находятся в руках человека, которому она так боится поверить…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда в литературе появляется новый писатель, с душой, наполненной теплом доброты и любовью к людям, писатель вполне сложившийся, со своей манерой письма, со своей четкой формой, всегда испытываешь острое ощущение открытия.

Мы часто и жестоко обедняем себя, нашу литературу, не зная, не читая многие книги, о которых скороспешно не пишут наши газеты, но которые достойны горячего внимания и признания читателей. Мы подчас ленивы и неповоротливы, нелюбопытны и лишены страсти и идем по дороге, давно разведанной критиками, не оглядываясь по сторонам, не ища жадно новых талантов.

Лена ложится на краешек нар, укрывается шинелью и, согреваясь, думает в полудремоте: «Хорошо как! Никогда не знала, что так хорошо в землянке!»

Она только что вернулась из санроты, расположенной на берегу Днепра, долго плутала в осенних потемках, намерзлась на сыром ветру и лишь по трассам пулеметов, по окрику часового, иззябшая, усталая, с трудом нашла НП.

Свертываясь под шинелью калачиком, Лена закрывает глаза, и тотчас откуда-то выплывают дорога, лесистый берег, освещаемый близким светом ракет, густо-черная вода у переправы, огоньки цигарок, раненые на носилках около землянок санроты. Где-то в ночи рождается далекий свист, он давит все звуки, приближаясь и настигая. Снаряд с громом разрывается на кромке берега, косая стена воды подымается перед землянками, брызги летят Лене в лицо. «Переправу обстреливают. Но почему же раненых не перевозят?» Второй снаряд разрывается в десяти метрах от носилок, и кто-то там кричит, стонет. «Немедленно переправлять! Немедленно!» И она бежит на этот крик, слыша отвратительно воющий, низкий звук падающего снаряда…

Имя Достоевского не нуждается ни в преувеличенных восторгах, ни в словесных выспренностях, как не нуждаются в этом великие художники. По-видимому, оценочные категории, применимые ко всему его творчеству, выходят за вульгарно-социологические пределы однозначных «да» или «нет», решительно ломают банальные измерения таланта, подобно тому как глобальные понятия, связанные с исследованием жизни, несовместимы с комнатными аксиомами «прямого искусства», напоминающего холодный и бездушный металл.

Можно ли одной исчерпывающей формулой определить, что такое искусство?

Известно, что единственно верное утверждение всегда покоряет нас, оно всегда кажется ясным и логичным ответом. Но в литературе порой возможен некий отход от граненых железных формул, и я рискну сделать этот шаг.

Искусство — это очарование; стихия черного и белого; колдовство; борьба бога и сатаны; вторая жизнь; выявление смешного и трагедийного; утверждение и отрицание; мораль, отрицающая безнравственность, и безнравственность, рождающая мораль; форма как выявленное содержание; познание мира и человека; поиск и познание истины человеком и в человеке. Наконец, искусство — это история истории и история личности.