Хозяйка Леса

Бывает так сложно пробраться сквозь дебри слов, выпутаться из их сетей, убрать их цепкие пальцы с собственных глаз… Захочется ли после этого слушать сказки? Впрочем, сегодня я расскажу о себе. Если бы только знать, что это значит… Кто-то напомнит мне, что я была человеком. Возможно. Все, что я знаю теперь, — это вкус крови на губах. Горячей, обжигающей, сладкой!.. Кто-то скажет мне, что я наконец-то свободна. Меня называют Хозяйкой… Но из этой паутины мне не вырваться! Кто-то заметит, как блестят мои глаза. Не верьте — это не слезы: звери не могут плакать! Однажды кто-то сказал: ненависть сильнее любви. Тогда я верила и соглашалась… Но что же делать теперь? Изменить свое мнение? Или просто учиться жить заново… чудовищем?

Отрывок из произведения:

Вольное княжество Равен. Граница с Вольным княжеством Махейн. Зима 1279 года от Сотворения мира.

Синичья трель, пронзительная и радостная, прозвенела в воздухе, косым солнечным лучом ворвалась под своды вековых деревьев, задрожала хрустальной капелью, оборвалась… И тут же вспыхнула вновь! Отразилась от гладкого темно-коричневого чуть золотистого ствола, от следующего и от следующего, запуталась в паутине зеленых хвоинок, покрытых тончайшим ледком, оборвалась… И тут же вспыхнула вновь! Сорвалась с ветки прозрачнейшей, хрустально чистой каплей талой воды, взлетела в сияюще-голубое небо вместе с теплым, пахучим ветром, пробежалась по следам, оставленным хитрой лисой на снегу, оборвалась… И тут же вспыхнула вновь! Весь лес звенел птичьей трелью как хрустальный колокольчик, подвешенный на нити из солнечного луча!

Другие книги автора Ольга Сергеева

Я плету кружево слов, а оно сплетается в жизнь. Я отпускаю его плыть по воде и лететь по ветру, блестеть на осеннем солнце паутиной… Я расскажу вам сказку. Страшную сказку, которую я сама слышала темной зимней ночью. Мне рассказали ее не люди… Она о Диком лесе, что встал стеной на северной границе Вольных княжеств, и о Хозяине этого Леса. О Звере, что приходит в полночь, скользя меж столетних сосен. Его лапы не оставляют следов на земле, а его шкура белее самого первого снега. Он чувствует в воздухе жертву. Запах страха, исходящий от нее, заставляет слюну стекать с его клыков. Сегодня он пришел не за вами. Еще нет. У вас еще есть немного времени. Но завтра Хозяин выйдет из Леса, и сказка станет явью. Осталось только открыть первую страницу.

Слова, однажды написанные, уже не принадлежат тебе. А сказка, в которую хоть раз поверил, имеет обыкновение воплощаться в реальность. Сегодня я расскажу вам, как жертва станет охотником. Эта сказка о том, как одна цель может заменить собой жизнь. Как решение, однажды принятое, уже не позволит свернуть с пути, заставляя идти по нему, куда бы он ни вел. А свобода лишь призрачно маячит впереди, манит болотным огоньком посреди летней ночи. И к ней существует только один путь — смерть. Твоя или твоего врага — оба варианта одинаково хороши. Страшно только в самом начале. А стоит сделать первый шаг, и весь мир перестает иметь значение! Выбор сделан. Дорога ложится под ноги. Надежная сталь клинков за спиной. Нужно лишь не задумываться: что останется от тебя после того, как цель будет достигнута.

В сети слов попадаются чувства и мысли, а иногда даже души… Их особенно не хочется отпускать на волю… Но пришла пора вам узнать, что было дальше в моей сказке. Я начну с того, что древняя сила разбужена. Она обещает вернуть стае Хозяев Леса их истинное могущество. Но враги, считавшиеся бесследно исчезнувшими века назад, не уступят так просто свою власть. Этот мир ждет война… И лишь Хозяйке под силу привести стаю к победе! Но для этого ей вначале нужно разобраться с собственными способностями, не испугаться и принять их… Но только не думайте, что решение на этот раз достанется просто. Так никогда не бывает, если имя тебе — оборотень… или — Меняющая Суть.

Что может быть проще и привычнее? Ты дочь императора. Ты молода и красива. Твой дом — дворец, огромный и непреступный. Твоя свита боготворит тебя… Боготворила. Вчера. А завтра тебя ждут соляные бури Эспенансо. И чужой замок под серо-зеленым стягом. И твой долг обернется против тебя, а твои верные подданные захотят твоей крови! И синие бриллианты азрак обратятся пылью в твоих руках… А тебе останется только гадать: ты должна выжить… или всего лишь выучить очередной урок?

Чем знаменит городок Ничбэй? Пляжами с великолепным песком, высокими волнами в океане, недорогими отелями для туристов… Ну, и конечно же, баром, в который непременно стоит заглянуть!

Популярные книги в жанре Фэнтези

Это был замечательный, меблированный дюплекс, с довольно низкими потолками, но, вследствие этого прискорбного факта, еще и низкой квартплатой — что в моем случае было немаловажно.

Хозяйка тоже была замечательная — уже немолодая, предпенсионного возраста, женщина — бывший судмедэксперт, а нынче трижды бабушка и почетная нянька всех времен и народов. Она жила совсем рядом, за той же огромной, железной входной дверью с глазком в виде желтого кошачьего глаза. За дверью скрывалась унизительно маленькая прихожая, в которой едва умещались тумбочка с зеркалом и пустая подставка под зонты.

Мой покой был нарушен в середине дня. Я спокойно предавался возбуждающим знакомством с деловыми бумагами, когда ко мне в кабинет, не стучась, влетел Лолий весь пропыленный с дальней дороги. Такой наглости мои сотрудники обычно себе не позволяли, если, конечно же, не случилось нечто из ряда вон выходящее.

— Лолий, спокойно, отдышись и говори, — обратился я к сотруднику, удобнее устраиваясь в кресле, готовясь или удовлетвориться рассказом, или покарать рассказчика.

На вывеске было написано следующее: "Отделение Имперской Гильдии Магов города Агота". Вся надпись буквально пыжилась от гордости! Художник изобразил не просто буквы, которые емко и лаконично передавали смысл этого заведения. Нет, художник сделал вывеску, внушающую трепет и страх.

Местные, кстати, обходили этот дом стороной. Не то, чтобы маги вели себя развязно, даже наоборот, просто от имперской магии аборигены не ожидали ничего хорошего. У них свои Боги, свои верования, ну, и своя магия. Зачем им магия чужеземцев?

Просыпалась тяжело, жутко болела голова, спина и грудь! Что же со мной случилось такого? Не могу вспомнить! Плохо, проверив другие ощущения, поняла, что лежу на чем-то мягком, рядом находится живое существо, сопит гад! Еще на улице явно день, открываю глаза, все плывет. Понаблюдав, водящий хоровод потолок, сосредоточилась и смогла таки его остановить. Голова повернулась, по-моему, со скрипом. На кресле дрыхла, без задних ног молодая эльфийка, типа сиделка, ага. При такой заботе пациент быстрее скончается, чем выздоровеет. А че я здесь делаю-то а? вот этот вопрос меня очень мучает. Никак не могу вспомнить события предшествовавшие этому утру. Так, комната в которой я нахожусь светлая, обставлена минимально, но помпезно. Вычурные предметы мебели, как стол жутко резной и массивный. Кровать тоже с поражающим количеством завитушек на спинках. Кресло далеко не убежало. Хоть обои без узоров, и то хлеб. Комната явно закрыта с той стороны. Такими вежливыми могут быть только эльфы. С виду белые и пушистые, предельно вежливые, повернутые на своей перворожденности и традициях! Ага, чертовы пришельцы, заявились тысячелетие назад, жаль не моя смена была, я бы не пустила! Так с тех пор не перестают доставать соседей, дроу и гномов, вечными склоками из-за всякой мелочи. Доходит до абсурда, он не так на меня посмотрел! Далее вызов на дуэль, запрещенную кстати, правда они плевать на все хотели в своей непревзойденной манере. На людей они плюют с высокой колокольни, воспринимая их как грязь под ногами. Дроу и гномы пришли уже после них, лет через сто, уже в мою смену. Первые конечно не подарки, но не смотря на взрывной характер ко всем относятся ровно, в большинстве своем. Гномы так вообще лапочки. Маленький народец берет своей прямотой и честностью, свои недостатки есть, но они не возведены в каноны народных традиций.

Кому-нибудь из вас довелось пробовать знаменитейшее блюдо зомби с колоритным названием «Гри-Мри»? А испытать на себе белкино проклятье? Может, вы бывали в лапах у гоблинов или гуляли по Мертвому лесу, деревья которого питают свои корни кровью пойманных жертв? А вы когда-нибудь могли себе представить, что можете отправиться за собственными грехами, без которых душа никогда не сможет вернуться в тело? Или побываете в подводном царстве подленького и хитренького морского Владыки? А как насчет Черного Дракона и Гнилого Яблока?

Обо всех этих и множестве других приключений вы узнаете, лишь прочитав эту юмористическую книгу, которая отвлечет вас от повседневных забот и погрузит в пучину мира фэнтези!

Эйманы — таинственный народ, живущий в северных лесах. Каждый из них одновременно живет в теле человека и в теле зверя. Им безразличны люди. Они участвуют в их делах, лишь когда это приносит выгоду. Можно ли убедить их вмешаться в грядущую войну? Ногала — загадочная страна, в свое время почти полностью захватившая восточный Герел. Здесь судьба каждого предопределена еще до рождения. Здесь царят покой и порядок. Захочет ли Ногала нарушить его? Заговоры и интриги, любовь и предательство, мечи и магия — все идет в ход, когда кону судьба целого мира. И в этой битве так трудно остаться человеком. Особенно, когда твоя вторая половина — рвущийся наружу зверь.

Благодарности:

Юрию Пусову, за помощь в адаптации для русскоязычного читателя;

Артему "Кощею" Кащееву, за дельные советы;

Наталии "Хищной Птице" Девятко, за критику и любопытные мысли;

Gunnhild — за полезное уточнение;

Юрию "Рыбачка Соня" Гордиенко, за лингвистические консультации;

А также добрым людям с сайтов norse.narod.ru и norse.ulver.com — за ту огромную и полезную работу, которую они проделали (примерно половину своей библиотеки скандинавистики я качал оттуда).

Он стоял и смотрел через стекло, через прорехи в жалюзи, смотрел на тело раненого и испытывал незнакомое доселе злорадство. Внутрь палаты его не пустили — Заза запретил беспокоить столь ценный кадр. И ангел терпеливо ждал, когда архангел придет в себя на столько, что будет в состоянии вести разговор.

— Доминга! — окликнул из конца коридора Легор. — Пойдем, чего просто стоять. Кстати, Оз уже проспался, хочет поговорить. И Заза, и Силона уже у него в кабинете, мы как бы вроде основные фигуры действия, надо обсудить дальнейшие планы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В древности мы, скандинавы, называли себя викингами, ходили с длинными колючими бородами, испачканными медовой брагой, и плавали, опередив Колумба, в Америку. Как только в мире пошла мода на горностаевые мантии, Дания, Норвегия и Швеция сделались монархиями. Скандинавские короли популярны и по сей день: в любом скандинавском доме их величества висят на стене под стеклом среди других семейных портретов, каждый скандинав на «ты» с королём и королевой и, встретив на улице, раскланивается с ними.

Над Эвенкаром никогда не сверкали молнии, не гремел гром, люди, родившиеся здесь и ни разу не покидавшие город, знали о песчаных бурях, ураганах, потопах и наводнениях только понаслышке, да и то считали все эти капризы бушующей природы, изредка случающиеся где-то в далекой глубинке, не чем иным, как делом рук каких-нибудь магов, в очередной раз что-то не поделивших. Впрочем, ничего удивительного здесь не было. В этом мире стихия редко показывала свой характер, дожди случались тогда, когда это было нужно, солнце не выжигало посевы, в реках было достаточно рыбы, а почва всегда давала если не богатый, то хороший урожай.

Эндрю, лорд Дрейк, оказался вычеркнут из завещания своего отца из-за беспутного поведения. Чтобы его восстановили в правах, Эндрю решает притворится, что изменился. И часть его плана заключается в том, чтобы убедить отца, что он собирается жениться на приличной женщине. Проблема лишь в том, что он не знает ни одной приличной женщины, кроме сестры своего друга Кейда — старой девы мисс Каролины Харгрэйвз. Шантажом он вынуждает Каролину согласиться помочь ему, и фарс начинается…

Сирин выросла среди бандитов и убийц. Она не ведает жалости, не умеет прощать и ничего не знает о нормальной жизни. Но это её выбор. Она готова на всё, ради осуществления своей мечты. Хорошо это или плохо? Зависит от мечты? Или от того, какими путями к ней идти? Сколько жизней можно принести в жертву цели? Сотни? Или одну — свою?