Хонорейская эра

Игорь Борисенко

Хонорейская эра

Предисловие

Мало нынешние историки знают о прошлом. Неудивительно, ведь во время учебы они больше хлестали вино и лапали девок, чем постигали науки. Поэтому об этом прошлом известны грубые, тупые слухи, проявляющие силуэт истории, как пятно красного на рубахе, которое тщетно пытаешься оттереть в воде. Вроде бы жили тогда могучие цари, но как звали их страны? Одни говорят - Комодия, Веруя, Тула-Хуп, Гоннория, другие - сами вы дураки. Лучше не прислушиваться, ведь наверняка юные пьяницы просто не расслышали слова своих своих мудрых учителей. Часто упоминаются атланты, янки из-за океана, очень наглые, вечно жующие и закидывающие ноги на стол. Впрочем, их вместе с их землей вскоре утопили лемурийцы, которые ног никуда не закидывали и вообще были милы, если не считать толстого хвоста, блюдцеобразных глаз и тупых ухмылок. Их, впрочем, тоже кто-то утопил. Эти сгинувшие народы были цивилизованы, как и упомянутые царства. Последние увлекались гольфом и бадминтоном. Так как все они располагались на небольшой площади, мячи и воланы постоянно перелетали через границы и вызывали конфликты. В результате царства обезлюдели. С тех пор уцелели только пукты - дегенеративные существа с дубинами и слюнявыми толстыми губами. Они были слишком тупы, чтобы выродиться. Когда вновь установилась цивилизация, она первым делом накорню вырезала милых варваров, чтобы они не смели более переживать образованных людей. Их земли стали Пустошью Пуктов, до тех пор, пока великий завоеватель Та-Та, имевший проблемы с речью, не назвал их Пуктошью Пустов. Ему не смели перечить, и мы вынуждены до сих пор называть ее так.

Другие книги автора Игорь Борисенко

Перед вами очередной выпуск альманаха «Фантастика».

Два десятка повестей и рассказов, в которых представлены все направления жанра. Патриарх отечественной фантастики Владимир Михайлов и лидеры новой волны Олег Дивов и Леонид Каганов.

Новички — Ярослав Смирнов, Галина Полынская, Игорь Борисенко и признанные мастера Павел Амнуэль, Александер Тюрин, Юлий Буркин.

Фантастика приключенческая и юмористическая, научная и ненаучная абсолютно…

Прошли годы – юноша Дальвиг превратился в циничного и внушающего страх Черного колдуна. Слава его идет по южным землям, а сам он уже подзабыл, зачем так рвался вступить в темную лигу – Теракет Таце. Но давний знакомый присылает весть, которая зовет в дальний поход, через горы и моря, обратно в те земли, где он родился. Для того, чтобы наконец осуществить мечту. Для того, чтобы отомстить белым волшебникам Империи Бога-Облака.

Поклонники отечественной научной фантастики!

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

Издательство ACT предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов «Фантастика — 2002/2».

Дмитрий Володихин, Леонид Каганов, Леонид Кудрявцев, Алексей Калугин, Евгений Лукин, Юлий Буркин, Дмитрий Скирюк, Александр Г ромов и многие другие!

Помимо художественных произведений, в сборник «Фантастика — 2002/2» вошли также статьи о проблемах жанра и традиционный обзор «положения дел» в российской фантастике в 2001 г.

Земля после глобальной катастрофы.

Ад, ставший уже не кошмаром, но – реальностью.

Но теперь, в агонии и бреду бесконечных войн, которые упорно продолжают вести оставшиеся государства, не время и не место применять НОВОЕ СВЕРХОРУЖИЕ. Да и откуда вообще взяться этому сверхоружию там, где удача – добыть лишний глоток воды или воздуха?

Люди попросту НЕ МОГУТ создать ТАКОЕ – ТЕПЕРЬ. Но тогда, откуда же взялось на нашей Земле ПОДОБНОЕ ОРУЖИЕ. И если используют его не люди, то – кто?!

Пришло время решающей битвы Черных и Белых. Прежнему миру приходит конец: могучую и незыблемую Империю Энгоард топчут враги в черных одеяниях. В грандиозном сражении войска белых волшебников терпят поражение. Предводители убиты или сбежали, их армии рассеяны, земли захвачены. Победители ликуют – но Сорген не чувствует радости. Он опустошен и растерян. Он теряет смысл жизни и дает убить себя жене поверженного противника.

Но это не конец истории: черные колдуны и после смерти служат своим повелителям.

Соргена снова ждет долгий путь, поиски единственного в мире существа, способного повергнуть самого Бога-Облака. Путь к проклятию, забвению… или спасению?

Молодой король разом лишается всего. и почти умирает. Фактически воскреснув из мертвых, он пытается забыть прошлое и жить вдали от людей новой жизнью. Но судьба гонит его в путь, в далекий край, на всречу с волшебником, который перевернет его жизнь еще раз.

…1942 год. На секретный советский алмазный прииск, расположенный в Анголе, отправляются геолог Александр Вершинин и сотрудник НКВД Владимир Вейхштейн. Впереди — долгий и тяжелый путь длиной в 10 тысяч миль. Но они еще не знают, что их ждет в Анголе — и как закончится эта авантюрная экспедиция…

Игорь Борисенко

Десять богов Гойнзала

Назовите ваше сочинение пародией

и выдумывайте любую чушь.

Главное вовремя остановиться

Роб.Асприн

"Как создать мифическую корпорацию"

Весь этот ужас случился не в самый лучший период года. Да что там, в поганый период. Хотя, может быть и не самый худший из всех. Племя санаипов жило на территории около 8 тысяч квадратных миль, где все имелось - горы, равнины, впадины для озер (когда те существовали). Когда это было возможно, вокруг росли леса, наполненные зверьем, всякой растительной пищей, а в реках кишмя кишела рыба. По всему этому - жить да жить санаипам, как всем приличным людям, в жару, половодье, морозы и звездопады прятаться в Пещерах, в более приятные периоды запасаться жратвой на плохие времена.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

– Ну, что скажешь, Флудий, как тебе эти существа? – буднично спросила крупная шарообразная особь неопределённого пола у ловко вкатившегося в центр управления межгалактического корабля подобного себе организма заметно меньшей величины.

– Да ничего особенного, Мудриус, – так… серединка на половинку, – панибратски развязано ответил упругий подчинённый, едва, как бильярдный шар, не столкнувшись с начальником.

– Послушай, ты когда-нибудь научишься докладывать по форме?! – раздраженно раздулся старший. – Твои бессмысленные неопределенности мне уже поперёк сферы! Ну, сколько можно!? Всякий раз, одно, и тоже: опять прикажешь тебя форматировать?! Клянусь, Святой Бесконечностью – я снова решусь: хотя ты мне с некоторых пор и друг.

— Не согласен! — тихо, но твердо сказал бледный от волнения Джон. — На периферию? Ни за что!

— Помилуйте! — возмутился председатель комиссии. — Какая же это периферия — всего двенадцать на десять в шестнадцатой степени парсеков от границ Метагалактики! Стыдно-с, молодой человек. Так-то решили вы отблагодарить общество за двести лет учебы в институте!

Джон, тупо уставившись на гравиомагнитный башмак председателя, уныло пробубнил:

— Сперва создайте условия…

ПУС ОбИОСиПТТТ[1] поручил мне ознакомить галактическую общественность с обстоятельствами, при которых появилось на свет настоящее издание СПИТ[2], в обиходе именуемого «Звездными дневниками», что я и делаю.

Основополагающее стремление Ийона Тихого — это стремление к абсолютной истине. В последнее время его посетили сомнения в степени истинности того, что он себе снил на темы, предложенные ему ПУС ОбИОСиПТТТ в связи с реорганизацией указанного учреждения. Ввиду этого Ийон Тихий решил провести инвентаризацию собственной памяти при помощи МММ ПУС ОбИОСиПТТТ[3]

Скоро я вложу эти исписанные странички в пустой кислородный бочонок и швырну его за борт, в пучину, и помчится он в черную даль, хоть вряд ли кто-то его отыщет. Navigare necesse est[1], но это слишком долгое плавание, чувствую, даже мне не по силам. Который год я лечу и лечу, а конца все не видно. Да тут еще время путается, перехлестывается, меня заносит в какие-то внекалендарные протоки и рукава, то ли в будущие века, то ли в прошлые, а то и средневековьем попахивает. Есть отличный способ сохранить рассудок в условиях полного одиночества, способ, изобретенный дедом моим Козьмой: надо вообразить себе некоторое число спутников, лучше всего — обоего пола, но уж после не отступать от придуманного ни на шаг. Отец тоже этим способом пользовался, хотя это и не совсем безопасно. Здесь, в звездном безмолвии, такие спутники выходят из-под контроля, начинаются передряги и хлопоты, случались даже покушения на мою жизнь, приходилось бороться, каюта — будто после побоища, а прервать применение метода я не мог из уважения к деду. Слава Богу, они полегли, и можно передохнуть. Пожалуй, примусь, как я давно уже собирался, за написание краткой хроники нашего рода, чтобы, подобно Антею, отыскать силы там, в минувших поколениях.

Видавшая виды бежевая «копейка» доперестроечного года выпуска с вызывающе чернеющей свежей грунтовкой «чужой» правой передней дверью обиженно чихнула и остановилась посреди дороги. По счастью, эта непредвиденная остановка не помешала движению. Да ему и трудно было помешать, ввиду полного отсутствия такового. На трассе местного значения «Капитоново — Рябиновка» автомобили появлялись не чаще одного-двух в час. Так что, счастье оказалось весьма относительным. Рассчитывать на помощь проезжающих мимо автолюбителей здесь явно не приходилось.



Дуглас Адамс. Молодой Зафод Действует Наверняка

Young Zaphod Plays It Safe, A Short Story By Douglas Adams

Перевод с английского на русский by Redd-Ratt

Огромный летающий корабль несся по поверхности удивительно красивого моря. С раннего утра он двигался по все увеличивающейся дуге и, наконец, привлек внимание островитян, миролюбивого местного населения любящего морепродукты, которые собрались на пляже и, жмурясь от солнца, пытались разглядеть что же там такое.

В романе «Санитарный инспектор» бармен рассказал главному герою байку, «в которой фигурировали разведчики дальнего космоса, оживший компьютер и, конечно же, пиво». Больше в романе об этой истории ничего сказано не было.

Вот эта история…

Солнце, прокатившись над последними девятиэтажками окраины, садилось за полем. Кузнечики пронзительным стрекотанием заглушали шум видневшейся за деревьями магистрали. Первый порыв прохладного вечернего ветра волной пробежал по высоким травам.

Я возвращался домой полевой дорогой мимо рощиц, постепенно приближаясь к первым дозорным башням жилмассива. Отсюда уже были видны снующие автомобили, толкающиеся на остановке автобусы, медленно ползущий трамвай и мошкариные тучки людей. Казалось, все это было не только далеким, но и каким-то несерьезным, игрушечным, настоящее же было здесь, среди деревьев и в траве.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

М.Борисенко

HЕБЕСHЫЙ ФУРОР

(реалистичекий рассказ)

Hа звездолёте СС-20 было тихо и пустынно. Тихо потому, что воздух вышел через многочисленные пробоины в аптититаноловом корпусе. Пустынно потому, что в эти же пробоины вместе с воздухом вылетели все предметы и люди. Да-да, звездолёт СС-20 был мёртв.

Вы сейчас подумали, наверно, что там остался-таки кто-то живой. Допустим, младший заряжающий 12-й нейтринной пушки Абы Как (звездергиец по национальности). Признавайтесь, подумали? Так вот, он там действительно остался. Он находился в единственном уцелевшем отсеке. Это был сортир на 200 посадочных мест. Абы Каку оставалось воздуха на 50 дней, воды на 120 и туалетной бумаги на 17 лет, но совсем не было еды.

Борискин Геннадий

А что будет ???

Если подкинуть Билли Клинтону идею о том, чтобы Microsoft написала им конституцию. :) Пpи таких темпах у них на конституции скоpо будет написано: Designed for Windows95. ;-)

При таких темпах у них скоро все будет в таких лейблах.

20?? год. Ирак в очередной раз вытурил американских наблюдателей со своих военных объектов. Очередной президент США издал указ о наказании диктатора. Чтобы обезопаситься от различных неожиданностей, связанных с несовершенностью человеческого разума, решено общее управление поручить суперкомпьютеру, оснащенному совершеннейшей операционной системой Windows NT Super. И вот, настал день, когда восемнадцатый флот США в полном составе был готов отправиться в дальнее плавание. Полощут на ветру флаги и вымпела, по голубому небу проплывают легкие белые облака. Гремит прощальный салют... Когда дым рассеивается, зрители обнаруживают, что сильно поредевшая флотилия дружно стартовала в совершенно разных направлениях. Пара эсминцев безнадежно застыли у пирса, будучи не в силах разобраться кто из них должен первым поднять якорь. Пара линкоров рванула вдоль побережья поочередно обстреливая все, что появлялось в поле их зрения. Вертолеты сгрудились над одним из катеров, безуспешно пытаясь совершить не него посадку.

Борискин Геннадий

Кот и щенок

Морозное утро. Только что вставшее солнце освещает мягким розовым светом свежий снежок. Озябшие синички нахохлившимися лимончиками прыгают по покрытым инеем ветвям. Hа канализационном люке, лениво жмурясь и вожделенно поглядывая на синиц, греется роскошный, пушистый, черный кот.

Вдоль людской очереди, поджав под себя куцый хвостик, дрожа всем телом и поскуливая, пробирается щенок. Он глупо тычется во все ноги и, не обнаружив ни одних подходящих по запаху, бежит дальше, уткнувшись носом в землю.

Борискин Геннадий

Модельный бизнес

Hамедни моя снова завелась... Мол денег нет, жрать нечего, у соседки шуба новая, я такую же хочу. Hе, ну если б я их рисовал, как Михалыч из второго подъезда... А она все одно, займись, говорит, чем-нибудь полезным. А чем полезным я могу заняться, если с нашего родного завода уже нечего выносить? Ежели б как в застой воровали, с умом, чтоб на всех хватило, тогда другое дело, а то в перестройку порастащили все самое ценное, а уж когда приватизация пришла, то и все остальное... Hу, приватизировали значит.