Холестерин колец

— Ну что, нравится…? — промолвила сладострастная эльфийская дева, как бы ненароком раздвигая полы халата, чтобы виднее стали ее округлые, теряющиеся в тени прелести. Горло у Фрито пересохло, несмотря на то, что голова его кружилась от страсти и пива.

Прозрачные одежды, скользя, спали с девы и она, не стыдясь своей наготы, приблизилась к зачарованному хобботу. Рукой, исполненной совершенной красоты, она провела по его волосатым ступням, и уже не владеющий собой Фрито увидел, как они корчатся от неистового, неодолимого желания.

Другие книги автора Генри Берд

Толкиенисты, толкиенистки и прочие «толкиенутые»!

Вы верите, что «Профессор был не прав» и что «не так все было, совсем не так»? Утверждайтесь в этой вере!

Перед вами – самые ЗНАМЕНИТЫЕ, самые ОЗОРНЫЕ, самые НАХАЛЬНЫЕ пародии и анекдоты на основе великой трилогии «Властелин Колец»! Пародии и анекдоты, ехидные до КРАЙНОСТИ и смешные – до АБСУРДА!

Читайте – и НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!

Повесть – пародия на широко известную философскую трилогию Дж. Р.Р.Толкина «Властелин колец».

Авторы уведомляют, что настоящее, вышедшее в бумажной обложке издание, и никакое иное, было выпущено в свет с единственной целью: как можно быстрее заработать некоторое количество денег. Те, кто почитает для себя обязательным с почтением относится к определенному автору, не притронутся к этому злобному пасквилю и десятифутовым боевым копьем.

Прим.: Добавлены форзац, обложка и отформатировано оглавление с начальными эпиграфами.

Популярные книги в жанре Юмористическое фэнтези

В чудесную страну Ксанф попасть не так-то просто — ведь от нашего мира ее отделяет незримый барьер. Но однажды двое молодых людей очутились в Ксанфе только потому, что им вздумалось поиграть в компьютерную игру… Поначалу они воспринимали Ксанф как «страну понарошку», но приключения, которые с первой же минуты пребывания за незримым барьером буквально посыпались им на головы, заставили их признать очевидное: Ксанф — настоящий! И в тот миг, когда над чудесной страной нависла грозная опасность, вдруг выяснилось, что именно пришельцы из Обыкновении могут спасти Ксанф…

Говорят, с того вечера, когда Сэм Шэй выиграл у дьявола три пари, грешить на Земле стали меньше…

«С утра продираю я глазыньки, ору побудку всей казарме. Нам сегодня ров от птичьих трупиков очищать. Уму непостижимо, как эти птицы дохнут, прямо эпидемия какая-то. Ну, раздал я своим молодцам лопаты, мешки, а сам волосы пригладил – нет, не приглаживаются никак, окаянные, так и стоят дыбом – ну тогда я повязку красную, шелковую на башку нацепил и на кухню – шасть…»

Как вы думаете, как должен выглядеть потомственный радиолюбитель? А вот не угадали.

Это очкастый тип, в промежутках между летом и зимой, ошибочно называющихся весной и осенью, одетый в длинное черное пальто, что делает его из дали похожим на классического некроманта из фэнтезийной литературы, что печатают сейчас в большом количестве на мягкой бумаге (говорят, что с появлением карманных устройств для чтения электронных книг подобная литература будет скоро печататься в рулонах и в литературных кругах идут постоянные споры относительно необходимости наличия текста). Под очками–хамелионами с нехилыми диоптриями прячутся вечно красные глаза, только чудом окончательно не расстерявшие от канифольного дыма возможность воспринимать видимый спектр излучения. Внутри же кроется докучливый и назойливый характер, способный своей унылостью и желчностью поспорить с характером любого самого желчного старикашки. Знакомьтесь, это я. Анатолий Федорович Диодов, коренной житель российского города Дефолт Сити.

Бывает, в нашей жизни случаются сложные ситуации и неприятности. И даже не знаешь, откуда ждать помощи. А помощь может прийти с неожиданной стороны…

Эта история о том, как правильно применять Силу Колдовскую. Сила – в творчестве, а вовсе не в Силе. Автор

Нет ада и рая, но есть путь души в мироздании. И наш мир лишь ступень на этом пути. У каждого здесь есть своё предназначение. И лучше от него не отлынивать. Особенно прожигая жизнь на всякие там онлайн РПГ. А то можно попасть на "дополнительное занятие". Именно "попасть", так как возиться с вами после смерти никто не будет. Одна странная компания вот "попала". И теперь геймеру - "задроту", гопнику, аспиранту - философу и девочке - "божий одуванчик" предстоит "собрать пати" и "слегка" прокачаться. Ведь без 100 уровня отсюда не выпускают...

Лжепророк Петухов в своей «Краткой энциклопедии нечистой силы» называет бесов древнейшими персонажами прарусской мифологии, которые проникают из инферномиров непосредственно в мозг человека, сбивают с пути, с круга, наводят морок, доводят до болезней, преступлений, смерти. Лжепророк убежден, что бесы бесплотны и незримы, однако, помещает рисунок, изображающий беса мускулистым гоминоидом с острыми рогами на низколобой голове, ногами парнокопытного млекопитающего и крыльями гигантской летучей мыши. Трудно представить себе непосредственное проникновение подобного существа в человеческий мозг. Очевидно, что рисунок сей является отражением простонародных представлений о бесах, навеянных смешением страха перед оными и страха перед некоторыми существами материального мира: сатирами, Паном. Наверняка, беспокойное поведение животных, появляющееся с приближением к ним Пана и доходящее иногда до слепого ужаса, в честь Пана именуемого «паническим», напоминало собой поведение существ, одержимых бесами — бешеных, бесноватых. Святой Евангелист Лука подробно описывает изгнание Иисусом бесов из одержимого:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Боб Берден

У тебя свои проблемы, у меня - свои...

Я человек больной. Меня нельзя допускать к работе, которую они мне поручили - но разве против них попрешь? Моя миссия - ходить по домам и предлагать людям купить пылесосы.

Пылесосы! Какая нелепость. Должно быть, кто-то ошибся, я ведь еще не выздоровел от своей болезни. Я высказал свои возражения менеджеру, но он сказал, что я импозантный, смекалистый молодой человек и у меня все получится отлично.

НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ БЕРДЯЕВ

ЦАРСТВО ДУХА

И ЦАРСТВО КЕСАРЯ

Гносеологическое введение

БОРЬБА ЗА ИСТИНУ

Мы живем в эпоху, когда истину не любят и ее не ищут. Истина все более заменяется пользой и интересом, волей к могуществу. Нелюбовь к истине определяется не только нигилистическим или скептическим к ней отношением, но и подменой ее какой-либо верой и догматическим учением, во имя которого допускается ложь, которую считают не злом, а благом.

Н.А. Бердяев

Евразийцы

[1]

Евразийцы выступили шумно и самоуверенно, с большими претензиями на оригинальность и на открытие новых материков. Недостатки обычные для молодых боевых направлений, - они не могут произрастать в скромности. Идеи евразийцев нужно оценивать не только по существу, сколько по симптоматическому их значению. Сами по себе идеи эти мало оригинальны (оригинальна только туранско-татарская концепция русской истории у кн. Н.С. Трубецкого), они являются воспроизведением мыслей старых славянофилов, Н. Данилевского (Н. Данилевского в особенности), некоторых мыслителей начала XX века, (так типичным евразийцем был В.Ф. Эрн). Но у евразийцев современных есть новая настроенность, есть молодой задор, есть не подавленность революцией, а пореволюционная бодрость, и им нельзя отказать в талантливости. Они улавливают какое-то широко распространенное настроение русской молодежи, пережившей войну и революцию, идеологически облагораживать "правые" инстинкты. Их идеология соответствует душевному укладу нового поколения, в котором стихийное национальное и религиозное чувство не связано с ложной культурой, с проблематикой духа. Евразийство есть прежде всего направление эмоциональное, а не интеллектуальное, и эмоциональность его является реакцией творческих национальных и религиозных инстинктов на происшедшую катастрофу. Такого рода душевная формация может обернуться русским фашизмом.

Н.А.Бердяев

Философская истина и интеллигентская правда

В эпоху кризиса интеллигенции и сознания своих ошибок, в эпоху переоценки - старых идеологий необходимо остановиться и на нашем отношении к философии. Традиционное отношение русской интеллигенции к философии сложнее, чем это может показаться на первый взгляд, и анализ этого отношения может вскрыть основные духовные черты нашего интеллигентского мира. Говорю об интеллигенции в традиционно русском смысле этого слова, о нашей кружковой интеллигенции, искусственно выделяемой из общенациональной жизни. Этот своеобразный мир, живший до сих пор замкнутой жизнью под двойным давлением, давлением казенщины внешней - реакционной власти, и казенщины внутренней инертности мысли и консервативности чувств, не без основания называют "интеллигентщиной" в отличие от интеллигенции в широком, общенациональном, общеисторическом смысле этого слова. Те русские философы, которых не хочет знать русская интеллигенция, которых она относит к иному, враждебному миру, тоже ведь принадлежат к интеллигенции, но чужды "интеллигентщины". Каково же было традиционное отношение нашей специфической, кружковой интеллигенции к философии, отношение, оставшееся неизменным, несмотря на быструю смену философских мод? Консерватизм и косность в основном душевном укладе у нас соединялись со склонностью к новинкам, к последним европейским течениям, которые никогда не усваивались глубоко. То же было и в отношении к философии.