Хочу быть

Александр Богоявленский

Мои первый рассказ.

Hадеюсь на отзывы. И, да, я знаю, что классическая фэнтези глуповата. Hо так уж вышло, что этот антураж подошел мне больше всего.

Хочу быть...

Десятки длинных черных змей тянутся, пытаются взобраться вверх по доспехам, алые точки, змеиные глаза, окружили, шипение и свист над болотом, и, кажется, сейчас, вот сейчас, самой удачливой пасти удастся, наконец, добраться до горла или до глаз дерзкого, посмевшего потревожить, явившись в логово, но нет, взмах-удар, взмах-удар, взмах-удар, скорость немыслима для простого смертного, и падают в болото отрубленные головы гидры, есть несколько мгновений, меч пронзает черную тушу, вонючая, из раны течет какая-то слизь, тоже черная, или зеленая, какая разница, ночью все черное, главное, что новые головы не отрастают, туша хрипит (интересно, а чем? хотя нет, не интересно), уходит, исчезает в болоте, кажется, все...

Другие книги автора Александр Богоявленский

Александр Богоявленский

Жизнь Hикогда-Hикогда

Часть первая. Страна Hикогда-Hикогда.

До тридцати трех лет Дерябка выделялся разве что своим именем. Кто ж знал, что у него врожденный генетический дефект, который проявит себя как раз в тридцать третий день рождения и ровно в полночь превратит рефлексирующего интеллигентика в собранного, волевого политика?

В тот год в королевстве объявился дракон. Тварь вела себя безобразно: ежедневно сваливалась на какой-нибудь городок, жрала мелкий и крупный рогатый скот, домашнюю птицу; гадила, зачастую в полете, и до чего же метко! точно на голову либо мэру, либо сборщику податей, либо мельнику; портила девок (правда, ходили упорные слухи, что девки возражали только для вида или из чувства противоречия); непотребным ревом доводила домовых до обморока; плевалась огнем, и почему-то всегда именно в том месте, где опасность возгорания была наиболее велика; игнорировала многовековые традиции и духовное наследие страны, совершая все описанное выше в любое время суток, независимо от времени года и погодных условий. Ситуация усугублялась тем, что дракон был один, это знали точно, но видели его в разных местах по-разному. От города к городу варьировались цвет и форма чешуек, количество голов и хвостов, прочие физиологические признаки, не считая степени наглости и деталей поведения (всегда хамского).

Популярные книги в жанре Фэнтези

Каждый вечер она садится в кресло у огня, чтобы услышать очередную сказку, горькую, словно реальность, из уст таинственной ведьмы с черными, как ночь, волосами… И с каждой услышанной сказкой ее глазам, сердцу и душе открывается что-то новое…

Что же за тайны в сказочном обличье рассказывает вечерами ведьма в платье красного бархата юной королеве?

Параллельный мир Халкегиния, в который однажды был внезапно призван Сайто. В войне с Альбионом, в которой мальчик в качестве фамильяра участвует вместе со своей хозяйкой, пока впереди объединенная армия - ребята принесли союзникам успех. Объединенная армия, находящаяся в настроении, что победа в войне уже в кармане, готовится к решающей битве с Альбионом, однако Сайто под впечатлением недавнего поединка впал в тоску. Когда Луиза намеревается его воодушевить, то действует немного развязно, тем не менее, фамильяр не обращает внимания. Девочка рассержена, Сайто твердо убежден: "Я - пустое место", и их отношения вновь запутываются. В лагере появляется необычайно красивый молодой ромалийский священник. Луиза, которую отверг ее фамильяр, начинает кокетничать с красивым юношей... Фэнтези о параллельном мире и о фамильярах, наполненный тревогами и радостями седьмой том!

Летопись Третьего мира.

Часть вторая.

Южная грань

Недосказанное.

Высокая женщина, в белоснежном платье с глубоким вырезом на спине и груди, стояла в центре зала и с легкой ухмылкой на лице, задрав голову к верху, обводила взглядом всех собравшихся. Стоял невыносимый шум, раздавались крики, удары по столу, лязганье дорогих ручек о хрустальные бокалы и чашки с остывшем кофе.

Летопись Третьего мира. ч. 3. Белое Критши

Мария Версон

История Тоурен.

Часть третья.

Забытое.

- Амит! Мальчик мой! - Амфитеа, даже дома продолжающая носить излюбленные ею короткие юбки, спорхнула с изогнутой лестницы и подбежала к сыну, бывшему тогда чуть ниже чем она. - Отнесите вещи в его комнату! - Скомандовала она прислуге совершенно другим, командным голосом, продолжая прижимать задыхающегося в её объятиях светловолосого мальчишку к своей груди.

«Юнкерс» сбил Артура Вудли над Уэльсом 1943 года. Парашют опустил летчика в Уэльс волшебника Мерлина, феи Морганы и колдовского озера…

Мир знаменитого мистика М. Р. Джеймса населен призраками, они бродят по лесам, оглашая окрестности горькими стенаниями, перелистывают загадочные молитвенники в старых соборах, разыгрывают ужасные сцены смертоубийства в кукольном доме, являются, чтобы отомстить мерзкому колдуну, одушевляют древние предметы… Неиссякаемая фантазия автора, его любовь к страшному и ужасному, удивительным образом сочетающаяся с чисто английским юмором, заставят читателя с головой погрузиться в придуманные им истории.

Питера Сойера Бигла называют «непревзойденным мастером фэнтези», «волшебником слова», его имя ставят в один ряд с именами Льюиса Кэрролла, Джона Р. Р. Толкиена, Урсулы Ле Гуин.

В книгу вошли фантастические романы «Последний единорог», «Соната единорога», «Песня трактирщика» и рассказ «Нагиня». Эти произведения погружают читателя в волшебную страну, где бок о бок живут сатиры и водяницы, дракончики размером с ладонь и двухголовые змеи, птицы феникс и прекрасные гордые единороги…

Смерть и бессмертие, горе и радость, веселье и печаль, шутка и глубокая мудрость — все сплетено в этих фантастических притчах, как в сказке, как в мифе, как в жизни.

Уф. Наконец то можно закрыть дверь за этой смертельно надоевшей парочкой. Долгий путь по коридору и ура. Вот он любимый диван. Мда. Что то сегодня самочувствие особенно не радует. Пальцы сами тянутся за зажигалкой. Взгляд задумчиво скользит по отражению в огромном зеркале купешки. Эх Оксик… Не королева красоты. Факт. Сколько же во мне осталось от меня же прежней. Весы в углу но ну их. Сомневаюсь что циферки на их экранчике способны меня порадовать. А значит нечего душу травить. Сигарета незаметно заканчивается. Пора. Три гудка и в наушнике раздается приятный глубокий баритон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Богомол

Метро

Поймущему посвящается

Слово"Инферно" (Ад)

происходит от

латинского слова

"infernus", что

означает "нижнее

место".

( Энциклопедия )

"Кто виноват из них, кто прав..."

( несравненный Крылов )

Во избежание всяческих недо- и просто непониманий сразу скажу, что рассказ этот писался мной исключительно для петербуржцев. Прочитав его некоторые сочтут меня сумасшедшем, другие - плагиатором; одним рассказ не понравится как нечто среднее между плохим и откровенно ужасным, другие же, узнав знакомые мысли, будут от него в восторге. Разумеется, найдутся и гневные критики, и поймущие меня странновато-литературные романтики: как и всякий другой автор, я буду благодарен всем вам без исключения (ведь дурная слава она тоже слава). Спасибо.

Владимир Богомолов

"Кладбище под Белостоком"

Рассказ

Католические - в одну поперечину - кресты и старые массивные надгробья с надписями по-польски и по-латыни. И зелень - яркая, сочная, буйная.

В знойной тишине - сквозь неумолчный стрекот кузнечиков - не сразу различимый шепот и еле слышное всхлипывание.

У каменной ограды над могилкой - единственные, кроме меня, посетители: двое старичков - он и она, - маленькие, скорбные, какие-то страшно одинокие и жалкие.

Владимир Богомолов

"Сосед по квартире"

Рассказ

Лет семь назад пришел и важно, как бы оглашая секретную директиву, с оттенком доверительной конфиденциальности сообщил:

- Имеется указание, что дружбы между Лениным и Сталиным не было!

Побаиваются его не только в квартире, но и во всем квартале: он член каких-то комиссий, вхож к районным начальникам, ретив до ожесточения и жизнь проводит в борьбе.

- Это враки, что всех подобрали, - уверяет он. - Сколько еще по щелям попряталось!..

Владимир Богомолов

"Сосед по палате"

Рассказ

- К вашему сведению, папиросами я недавно торгую, а до этого двадцать три года в органах прослужил, честно и безупречно! Двадцать три года с врагами боролся, и, заметьте, - в самые трудные времена. Должность небольшую, конечно, занимал, но ответственность огромная... вот, поседел даже... Я ведь не только нашего брата Савку, я ведь и начальство тоже оформлял - профессоров там всяких, да и генералов... Я хоть и не теорик, но политику насквозь понимаю и на практике все могу... А когда эта бериевщина обнаружилась, меня и попросили. Двадцать три года, честно и безупречно, и вот пожалуйста - отблагодарили!.. Под самый корень подсекли, а позвольте узнать: за что?!. Говорят, по непригодности, а я и спрашиваю: как же двадцать три года был пригоден?.. Говорят, по недостаточной грамотности, мол, кругозор маловат, а я и спрашиваю: как же двадцать три года был достаточным?.. Тогда мне и заявляют: приказ министра! А я им и говорю: а если бы министр приказал меня расстрелять, вы бы расстреляли?.. Вот то-то и оно! И не потому, что пожалели бы, не-ет!.. Просто это было бы нарушение соцзаконности, а теперь за это кре-епенько бьют!..