Хоббит, или Туда-сюда-обратно

Жил-был один хоббит, а с хоббитами это иной раз случается. Наш хоббит был весьма состоятельный хоббит, и считался очень почтенным семейством, но не потому, что был богат, а потому, что фамилия у него была — Бэггинс.

Кстати, о птичках. Хоббиты народец мелковатый, они даже ниже гномов, которых, несмотря на повышенную бородатость, высокими называют немногие.

Бороды у хоббитов нет, но если начать перечислять все, чего у хоббитов нет, то список потянет на две-три Алых Книги, как минимум.

Другие книги автора Виталий Витальевич Бодров

Судьба нередко преподносит нам сюрпризы. Недоучившийся маг ловит удачу за хвост и возносится к вершинам власти. Сунувший под заклинание любопытный нос меняет лицо мира. Участь целого королевства зависит от удачливости некоего вора, а крепкий сон мирового зла — от деревянной безделушки.   Все мы проклинаем перемены, а через мгновение втайне мечтаем о них. Так что же ждет наших героев там, на следующей странице?

Все мы о чем-то просим судьбу. О силе и ловкости. О могуществе великого мага. О спасении своих сородичей. О вечной жизни и вечных битвах. А иногда лишь о том, чтобы найти непутевых ученичков…

Что просил ты у судьбы, великий, ужасный придворный маг? Хотя что там! Ты собирался стать ее хозяином!

Говорят, судьба – весьма ироничная особа. Говорят, любит пошутить. Может, не лгут?

Все мы о чем-то просим судьбу. О силе и ловкости. О могуществе великого мага. О спасении своих сородичей. О вечной жизни и вечных битвах. А иногда лишь о том, чтобы найти непутевых ученичков…

Что просил ты у судьбы, великий, ужасный придворный маг? Хотя что там! Ты собирался стать ее хозяином!

Говорят, судьба — весьма ироничная особа. Говорят, любит пошутить. Может, не лгут?

Кот-артефакт нужен абсолютно всем. И ведуну, и светлым, и темным, и даже таинственным нигромантам. Потому что обладание этой полезной штуковиной вполне может принести власть над миром и другие вкусные плюшки. А зачем он нужен топорянскому богатырю, не подскажете? Да не нужен он ему вовсе. У него свои проблемы. Невесту у него украли.

Некие великие чародеи зачем-то хотят разбудить мировое зло от векового сна. Ну а некие герои хотят их остановить, завладев необыкновенным артефактом… Да вот никому отчего-то не приходит в голову поинтересоваться: чего хочет само крепко спящее зло?

Некое королевство ожидают серьезные перемены, а жизнь одного удачливого вора полна неожиданностей…

А за всей этой неразберихой наблюдают некие не обделенные чувством юмора божества… И, кажется, проснувшееся зло их ни капли не волнует…

Были когда-то великие времена, великие города и великие народы. Но однажды мир дрогнул, принимая огненное море, рожденное неведомой силой, и все изменилось. В местах, где бушевали смертельные битвы, где побеждали и погибали, теперь встал лес. Остерегись, заходящий в тот лес! Здесь ты не только охотник, но и – добыча.

Эленаар отложил недописанный свиток и подошел к окну. Отсюда, с возвышавшейся над городом башни, открывался прекрасный вид на город. В который раз маг подивился людской бестолковости и суетливости. Бегают, спешат, занимаются какими-то делами, которые вдобавок отчего-то считают важными...

Маг вздохнул и потер виски. Уж его-то проблемы мелкими не назвал бы никто. Мыши сгрызли часть тома великого Абурела, напрочь игнорируя защитные заклинания. Эленаару иногда даже казалось, что какая-то сволочь специально вывела породу этих мелких тварей, чтобы досадить ему. Борьба с мышами отнимала у мага немало времени и сил. Хитрые бестии ловко избегали наколдованных им тварей, обходили все магические ловушки, в том числе и хваленые мышеловки. Несколько смущало их, впрочем, присутствие кота Вааськи, которого держал повар. Когда Эленаар запускал Вааську к себе кабинет, мыши на какое-то время оставляли свои проказы. Впрочем, кот тоже оказался не подарок — наглый, любопытный, он то и дело лез под руку во время магических опытов, после чего, получив по загривку, обиженно мочился на разную магическую утварь. Однажды тварь сожрала приготовленную для заклинания лапку птицы гарча, ингредиент крайне редкий и дорогой. Эленаар до сих пор гордился своим самообладанием — он не испепелил скотину на месте и даже не превратил ее во что-нибудь более спокойное, вроде камня. Нет, он просто взял кота за шкирку и вышвырнул за дверь. Обиженный Вааська вернулся на кухню, а мыши тут же принялись хулиганить снова.

Как водится, великие искусники – мастера далекого прошлого. Сейчас спроси кого о Кольце из чистого дерева, как на дурака посмотрят, а то и осмеют. А ведь есть оно, силой наделено великой, да и припрятано невесть где. А уж коли найдешь… Ну там уж сам решай, что с магической безделушкой сделать. Хочешь – в жерло вулкана снеси, коль заняться нечем, а хочешь – и на палец пристрой, все пригодится.

А впрочем… Поиски иногда интересней находки, не так ли?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Дорога прорезала желтые поля бесконечного подсолнечника неровною лентой и казалась на удивление пустой. Аннетин синий форд шелестел по ней в гордом одиночестве.

Ядрёное кубанское лето выжигало асфальт до нестерпимого блеска. В подсолнухах мелькнул ржавый силуэт брошенной легковушки. Дорога нырнула, съезжая с крутого холма; далеко внизу заголубело озеро, окаймлённое зелёным кружевом ив. За озером, над холмами, проступили тупые зубы грозовых облаков. …Первая неприятность подстерегла форд примерно на четвертом километре, считая от озера. Отключился кондиционер. Вторая неприятность километром позже сразила наповал мотор. И уж терзай ключом зажигание, не терзай его, а толку никакого.

В старом парке безобразничал ветер. Срывал с деревьев листву, швырял в прохожих. То в лицо холодом ударит, то в ухо, берет собьёт, поправляй потом. А не то подхватит старый драный пакет и давай трепать его. Вверх-вниз, между ветками, по-над мутными зеркалами луж, прохожим на головы…

Леночка любила осень. Не столько ту, которая "очей очарованье", сколько именно ненастную, с холодом, сыростью, с низким небом и бестеневым днём. Можно подставить лицо ветру и верить, что влага на щеках всего лишь дождь, не слёзы. А что! Бывают дожди кислотные, бывают — солёные. Не ваше дело, между прочим.

Документ 1

Островитянин 7 — центру.

(Совершенно секретно).

Сканирование вновь дало отрицательный результат. Проводить дальнейшее сканирование Океана бессмысленно. Продолжаю наблюдение за объектом. Джи-джиду вне опасности.

1.

Кто видел настоящий хрусталь в веке тридцатом? Когда на межзвездном лайнере «Кир-2», медленно плывущем к точке входа в гиперпространство, вам предложат «Черную собаку» в хрустальном бокале, не верьте, что бокал настоящий. Ведь даже текила может быть поддельной. Ныне все имититируется, любые атомы можно заставить построиться в нужном порядке. Нынешние криэйторы гордятся своей властью и смотрят на прочих свысока: Мы создаем, а у вас нет выбора. Хотя на самом деле выбор есть. И если в спешке перескакивать с одной базы на другую, с одной разоренной планеты на другую, то всегда можно отыскать кусочек подлинности, созданный по прихоти щедрой на выдумки Природы.

История осознания ЭММИ.

— Ну, чего мы еще ждем, — с раздражением спросил Сенатор.

— Президента, — ответил Министр.

— Президента! Подумать только, мы ждем Президента, — уши Сенатора покраснели от злости. Его обширная лысина влажно блестела. — Нас поднимают затемно, торопят, везут черт знает куда, а теперь мы должны поджариваться в этом идиотском бункере только потому, что господин Президент изволит задерживаться. А в конечном счете выяснится, что прибыть он не сможет и через Помощника по национальной безопасности передаст нам свои извинения с пожеланиями успешного проведения испытаний.

Трамвай, жестко погрохатывая на стыках, мчал вперед, вздымая за собой суетливые снежные буруны. В вагоне было холодно, и немногочисленные пассажиры зябко притопывали ногами, кутались в поднятые воротники. Недавние страшные оттепели казались невероятно далекими и почти невозможными. Окна были наглухо задернуты изморозью, и маршрут движения угадывался только по объявлениям водителя.

Трофимов снял перчатку и, меняя пальцы, оттаял на уровне лица глазок размером с трехкопеечную монету, подышал на руку, сунул ее за пазуху и припал глазом к «окну в большой мир».

Город жил предстоящей премьерой. И вот пришел долгожданный день, точнее сказать, вечер. Измученное зноем солнце, наконец, заползло за громады небоскребов, но жара по — прежнему не спадала. В воздухе, насквозь пропитанном запахом раскаленного пластика, лениво плавали Бог весть откуда занесенные паутинки. А внизу суета, шум, грохот, звон многомиллионного мегаполиса.

За несколько часов до открытия началось всеобщее движение в сторону нового концертного зала. С натужным ревом на взлетно — посадочные площадки окружающих зданий опускались аэробусы. Меж ними, оглушительно стрекача, сновали малолитражные аэромобили. На самом дне уличных каньонов с лязгом останавливались цепочки монорельсовых вагонов и, выдавив из себя шумную толпу, уносились прочь. Вышедших подхватывал многоголосый поток, который соединял подземку со входом в концертный зал.

Семья голубых обезьян гуськом направлялась к водопою. Это был классический клан: два самца, вожак и охранитель, четыре самки и двенадцать малышей. Вожак, как ему и полагалось, топал впереди, раздвигая вьющиеся стебли местной растительности, остальные ступали след в след, старательно, как в танце, повторяя каждое движение предводителя. Замыкал шествие второй самец — могучий и рослый, как все охранители.

Зрелище было редкостное, можно сказать, уникальное. Голубые обезьяны — звери крайне осторожные, и никому еще не удавалось запечатлеть их в естественной обстановке. Черешина ожидали лавры победителя. Ради этого стоило месяц отыскивать еле заметные в траве следы и потом, когда тропа была найдена, еще неделю провести в засаде.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гадкий утенок – вот кем она была.

Ей было всего лет десять-одиннадцать, когда стало понятно, что прекрасная принцесса никогда не вылупится из этого долговязого существа с острыми коленками, рыжими ресницами и крупными передними зубами. Уже тогда она была выше сверстников на полторы головы. А через несколько лет, к десятому классу, ее рост и вовсе зашкалил за допустимый женственностью предел и замер на отметке 185.

Она была тихой, забитой. Сидела на последней парте. Послушно давала списывать первым красавицам в надежде на то, что ей швырнут хотя бы объедки девичьей дружбы, и не обижалась, ничего не получая взамен.

Для бизнесменов города Тарасова настали черные дни: один убит точным выстрелом из пистолета, «Линкольн» второго взорван вместе с владельцем. Правда, с этими акциями не очень вяжется грубое убийство ножом подруги одного из бизнесменов. Тем не менее частный детектив Владимир Танин по прозвищу Китаец уверен – и это убийство из той же серии. Итак, три жертвы и неизвестный охотник. Задачка, которую по силам решить только Китайцу, причем в буквальном смысле – ведь, чтобы найти охотника, надо применять силу направо и налево. Танин на это способен – он в совершенстве владеет всеми приемами ближнего боя. Вот только охотник меняет условия игры, и, похоже, теперь Китаец в списке его жертв…

Преуспевающий бизнесмен Монахов, казалось бы, надежно обезопасил свою жизнь – и дом его охранялся, и оружие на случай нежелательных визитеров имелось. Одного не смог предусмотреть – что будет убит собственной женой. Но такова официальная версия. Зато частному детективу Владимиру Танину по кличке Китаец далеко не все ясно в этой истории. Поговорив с женой бизнесмена, находящейся в сизо, сыщик стал подозревать, что ее просто подставили. И тогда Китаец взялся за дело с присущими ему напором и бесстрашием, устраняет на пути всех, кто ему мешает, с помощью кулака – ведь он мастер восточных единоборств. Довольно скоро он получил подтверждение своей версии – на его глазах убили охранника, дежурившего в тот день в доме Монахова...

Ранее книга издавалась под названием «Китаец: Развод по-китайски»

Теплые влажные сумерки второй половины апреля медленно наползали на трассу. Днем прошел дождь, и на обочинах дороги кое-где поблескивали небольшие лужицы. Дачный сезон еще не наступил, и машин было сравнительно немного, хотя самые ретивые садоводы и огородники уже начали выбираться на природу. Метрах в ста впереди от Китайца шел «Фиат Типо» цвета морской волны, за рулем которого сидела соракапятилетняя Виктория Крупенкова – миниатюрная рыжеволосая дама. Она была одета в темно-коричневый жакет с широкими темно-бордовыми и серо-зелеными полосами и серые брюки с острыми как бритва стрелками.