Хефец

Ханох Левин

Хефец

Пер. с иврита Марьян Беленький

Действующие лица:

Тейгалех

Кламнаса, его жена

Фугра, их дочь

Варшавяк, жених Фугры

Хефец, родственник Тегалеха, и квартирант в их доме.

Адаш Бардаш

Хана Чарлич - официантка

Шукра

Примерное значение имен: (прим. перев.)

Кламнаса - "все" + "едет"

Хефец - вещь, предмет

Адаш - похоже на "равнодушный"

Другие книги автора Ханох Левин

Ханох Левин

Скетчи

С иврита - Марьян Беленький

Он - это не я, а ты.

Довольный мужчина сидит рядом со умиротворенной, спокойной женщиной. Входит нервный мужчина, молча смотрит на них. Приближается, глядит в упор на грудь женщины, указывает на грудь пальцем:

Нервный: Я хочу это.

Спокойная: Это уже его.

Довольный: Это мое.

Нервный: Но я хочу.

Спокойная: Это невозможно.

Нервный: Жаль, мне очень хочется.

Ханох Левин

Опс и Опля

Пьеса

Пер. с иврита - Марьян Беленький

Действующие лица:

Опс

Ньема, его мать

Опля

Пшицва, его мать

Черненко, жених Опли

Картина 1

Комната в холостяцкой квартире Опса.

Опс взывает к потолку, пытаясь выглядеть крутым.

Опс: Сегодня ночью трахнул одну дважды, некрасивая попалась. Сразу после этого у меня случилось одновременно несколько выбросов: чих, пук, рыг, смех, храп. Такого у меня еще не было. Я имею в виду два раза подряд плюс все остальное. Это такое же совпадение, как числовая комбинация на замке сейфа. Я прямо горю желанием рассказать обо всем этом, но некому. Я одинок. У меня есть только мамочка.

Ханох Левин

Пакуем чемоданы

Комедия в 8 похоронах

Перевод с иврита Марьян Беленький

Действующие лица:

Шабтай Шустер

Бьянка, его жена

Нина, их дочь

Бела, их дочь

Геня Гелернетер

Эльханан, ее сын

Цви, ее покойный муж

Муня Глобчик

Лола, его жена

Зиги, их сын

Беба, мать Муни

Бруно Хофштетер

Циля, его жена

Амци, их сын

Мотке Цахори

Ханох Левин

Юность Вардочки

Пер. с иврита Марьян Беленький

Пьеса впервые поставлена в Камерном театре (Тель Авив) в1974 г. в постановке Ханоха Левина.

Действующие лица

Вардочка

Отец

Мать

Садовник

Повар

Няня

Водитель

Жена водителя

Агув

Мать Агува

Действие первое

Действие происходит с вечера до утра

Картина 1

Двор в доме Вардочки

Ханох Левин (1943–1999) — крупнейшая фигура израильской культуры конца XX века. Прозаик, поэт и драматург гротескно-абсурдистского направления, признанный в Израиле классиком еще при жизни, он с беккетовской трагической силой пишет о своих героях, жалких и жестоких, молящих о сострадании и глумящихся над ближними. Первая в России книга Левина включает образцы его прозы, одну из самых известных пьес и лучшие театральные скетчи.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Альбертас Казевич Лауринчюкас – литовский писатель и журналист. В 1960-1963 годах работал корреспондентом газеты «Сельская жизнь» в США. Вернувшись на родину, написал книгу «Третья сторона доллара», за которую получил республиканскую премию имени Капсукаса. В 1968-1970 годах представлял в США газету «Москоу ньюс».

Советскому и зарубежному читателю А. Лауринчюкас знаком по книгам очерков «Медное солнце», «Черная кровь», «Тени Пентагона», «Вечные березы». Пьесы – «Средняя американка», «Мгновение истины», «Цвет ненависти», «Последняя просьба» – поставлены театрами Литвы, Российской Федерации, Украины и других республик.

Международным союзом журналистов за заслуги в борьбе за укрепление мира, международной солидарности и взаимопонимания между народами А. Лауринчюкас награжден медалью Юлиуса Фучика.

Станислав Игнацы Виткевич (1885 – 1939) – выдающийся польский драматург, теоретик театра, самобытный художник и философ. Книги писателя изданы на многих языках, его пьесы идут в театрах разных стран. Творчество Виткевича – знаменательное явление в истории польской литературы и театра. О его международном признании говорит уже то, что 1985 год был объявлен ЮНЕСКО годом Виткевича. Польская драматургия без Виткевича – то же, что немецкая без Брехта, ирландская без Беккета, русская без Блока и Маяковского.

Б а к а л а в р Песунья.

П е д р о Э с т о р н у д о, письмоводитель.

Рехидоры[1]: П а н д у р о и А л ь г а р р о б а.

Земледельцы кандидаты в алькальды[2]: Х у а н Б е р р о к а л ь, Ф р а н с и с к о д е У м и л ь о с, М и г е л ь Х а р р е т е, П е д р о д е л а Р а н а.

С л у г а.

П о д с а к р и с т а н.

Ц ы г а н е и ц ы г а н к и.

Комната.

Входят бакалавр Песунья, письмоводитель Педро Эсторнудо, рехидор Пандуро и рехидор Алонсо Альгарроба

П а н к р а с ь о.

Л е о н а р д а, его жена.

К р и с т и н а, горничная,

С а к р и с т а н[1] Репонсе.

Н и к о л а с Р о к е, цирюльник.

С т у д е н т.

Л е о н и с ь о, кум Панкрасьо.

Мошенники: Т р а м п á г о с, Ч и к и з н á к е, Х у а н К л á р о с.

В а д е м é к у м, слуга Трампагоса.

Женщины легкого поведения: Р е п у л и д а, П и с п и т а, М о с т р е н к а.

Э с к а р р а м а н, пленник.

Два м у з ы к а н т а.

М о ш е н н и к.

Комната.

Входят Трампагос в траурной мантии, Вадемекум, его слуга, с двумя рапирами.

Т р а м п а г о с.

Вадемекум!

Ручейник – личинка мотыля, живет только в чистой воде, и клев на него знатный. Но его среду обитания так загадили, что теперь легче найти мадагаскарского таракана, чем его. Вот и человек, вдруг спохватившись, обнаруживает, что расщепляется его культурный слой. На стадии распада проявляется все больше аномалий. Возможно, в фантасмагории метаморфоз, сопровождающих этот процесс, человек очутился на грани исчезающего вида? «...Люди, как крысы, что-то чувствуют и... меняются. Готовятся к чему-то или просто так им жить легче?».

Дурненковские герои-чудики, видимо, пытаются то ли удержать прежний, то ли создать новый образ homo sapiens, куда-то таинственно ускользающий. Реалии прошлого, настоящего и даже потустороннего причудливо переплетаются, хотя и кажутся ничем не связанными в разрозненных сценах пьес, неожиданно резких витках фабулы и замысловатых финалах. И во всем – заманчивая недосказанность и неизменная, подспудно мерцающая лиричность авторов.

В пьесе Вячеслава Дурненкова «Три действия по четырем картинам» (2003) развернута метафора трагедии творческого бессилия художника. Сюжет, основанный на четырех оживших картинах якобы близкого к передвижникам самарского художника Брашинского объединяет герой пьесы Николай, молодой петербургский литератор. Он глубоко недоволен тем, что выходит у него из-под пера, поэтому в финале покидает столицу. Аркадий, его приятель и критик, устраивает на его квартире сходку «весьма анархического вида», на манер сходок то ли нигилистов 1860-х, то ли социалистов 1890-х...

Так, проносясь галопом по эпохам, демонстрируя, что «сейчас» (то, что происходит в пьесе) значит «всегда» (происходило в разные эпохи и продолжается сегодня), Дурненков вписывает в свой извечный сюжет катастрофы мотив искусства как террора. В драматургии Дурненкова все происходившее вчера происходит сейчас, а происходящее сейчас уже происходило вчера. Все, что происходило и происходит, – наиболее вероятный сценарий на будущее, но знание о нем все же недоступно и пребывает во мраке.

Перед Вами – пьеса «В черном-черном городе» известного современного тольяттинского драматурга Вячеслава Дурненкова.

Жители соседних домов, сидящие на завалинке в пьесе, беседуют с заехавшими в город детьми, близнецами Димой и Наташей. Горожане, сами того от себя не ожидая, один за другим рассказывают им подлинные и, как окажется, мистические истории из своей жизни... 

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Леонид Левин.

Китеж уходит под воду.

(Исповедь мертвецов)

- Извините, мне так знакомо Ваше лицо... Случайно не земляк?

Не из града Китежа будете?

- К сожалению, нет. Хоть и наслышан, премного.Прекрасный

город. Сам то я с южного побережья

Атлантиды...

Люди, я любил вас. Будьте бдительны!

Юлиус Фучик

All rights reserved. No part of this book may be reproduced, stored in a retrieval system or transmitted in any form or by any means electronic, mechanical, including photocopying, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

Леонид Левин

Только демон ночью

Жене... Как всегда, с любовью...

Изложенное в романе не является абсолютной правдой, однако и не есть сущий вымысел. Это часть истории страны и мира, фрагменты жизни различных людей, частью реально существующих, частью уже ушедших от нас, частью вымышленных. Главное, такие люди могли существовать в реальности, в истории, возможно жили рядом, ходили по соседним улицам, просто автору не удалось их вовремя встретить. Другое дело ситуации романа. Часть описанного на этих страницах происходила с разными людьми в действительности, часть смоделирована в воображении автора. Поэтому роман не документален, это не историческое произведение. Автор просит историков не волноваться и не тратить зря нервы перелистывая телефонные справочники, выискивая неточности и несовпадения с хронологией. Более того, - все имеющиеся совпадения - случайны. Основное - дух эпохи, неповторимый, исчезающий вместе с уходящими сегодня в безвозвратное прошлое действующими лицами.

Леонид Левин

Только демон ночью...

Часть 2

Аннотация: Короткое и злое, словно удар финки в подворотне, слово "Афган" вошло в жизнь страны словно лезвие в плоть тела. Сначала тупой удар, удивление, а боль и кровь уже потом... За Афганом пришла перестройка, принесшая в своем шлейфе смутные времена развала и разрухи, Карабаха, Приднестровья, Абхазии и, наконец, Чечни. Новые времена породили новых "героев", первыми учуявших пьянящий запах огромных денег, безмерной и беззаконной Власти, урвавших свое, запродавших споро и не особо торгуясь душу Дьяволу. С кем идти вышвырнутому из Армии офицеру, летчику потерявшему право летать, человеку у которого отобирают само право жить, дышать, любить... Играть по новым правилам? Мстить жизни столь же кроваво, свирепо и подло, не разбирая правых и виноватых? А, может, попытаться начать все заново, с чистого листа далеко, за океаном? Но заложенное исподволь, всосавшееся в кровь, мозг, сердце уже не отпускает, калечит, доламывает...

Леонид Левин

Только демон ночью ... Часть 3

Аннотация:

Потерянна любовь, потеряна Родина, потеряна честь... Потеряно все..., но

дело сделано, как и кто погиб, за что... не волнует уже бывшего Майора.

Кем он стал? Во что превратила его жизнь... Он доживает свое перодившееся

"Я", готов содрать старую, опостылевшую шкуру и исчезнув из проклятого

подвала, возродится заново там где блеск мира богатых, что ослепил и