Халтурщик

Николай Елин, Владимир Кашаев

ХАЛТУРЩИК

- Как дела, старик? - спросил Воробьёв. - Что пишешь, чем дышишь?

- Да так, - застенчиво потупился Григорьев. - Повесть хочу писать...

- Для души пишешь или для живота?

- Для души, - покраснел Григорьев.

- Молодец, старче, хвалю! - Воробьёв встал на цыпочки и покровительственно похлопал Григорьева по плечу. Писать надо только для души.

- А ещё я сценарий пишу для радио... - приободрился Григорьев.

Другие книги автора Николай Львович Елин

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЧУВСТВО ДОЛГА

Конечно, жизнь нас всё время чем-нибудь радует, удивляет или там огорчает. Это всем известно. Но вот чем она тебя обрадует именно сегодня, этого никогда не знаешь. К примеру, вызывает меня к себе на прошлой неделе главный врач нашей поликлиники и говорит так просто и задушевно:

- Заранее вам благодарен, товарищ Запевалов.

- Ну, что вы, - отвечаю, - Порфирий Александрович! Пожалуйста, ради бога. А о чём, собственно, речь?

Николай Елин, Владимир Кашаев

ПОДАРОК НА НОВОСЕЛЬЕ

- Нехорошо получается, - сказала мне жена. - Завтра мы идем на новоселье к Тумановым, а что подарить - до сих пор не решили...

- Давай подарим им пульверизатор, который мне в прошлом году преподнесли на день рождения, - предложил я. - Он мне совсем не нужен.

- Неудобно, - возразила жена. - Они его у нас видели... Может, лучше подарить хрустальную вазочку для варенья? У нас их целых три штуки.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИЗ ДНЕВНИКА БУДУЩЕГО ПЕРВОКЛАССНИКА

15 августа.

Через две недели я стану первоклассником. Мама поведёт меня в школу. Она уже сейчас так волнуется, как будто я порвал новые штаны. Ничего удивительного -- женщина! К тому же её можно понять: у неё такое событие первый раз в жизни. Вон у Витьки мать не так переживает, она его в прошлый год водила, попривыкла немножко.

* * *

17 августа.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЗВЕЗДА ПОЭТА

Поэту явилась муза. Во сне. Будто бы села она на край кровати и говорит вроде с укоризной:

- Ты всё спишь? Так ведь и талант проспать можно. Другие-то в это время работают, творят чего-нибудь.

- Так ведь ночь же на дворе,- недовольно отвечает поэт.

- Ну и что же, что ночь. Это, если хочешь знать, самое лучшее для поэта время. Луна там разная, звёзды...

- Меня это не вдохновляет,- сухо сказал поэт.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Илья ВАРШАВСКИЙ

ПРОИСШЕСТВИЕ НА ЧАЙН-РОД

- Надень синий галстук, - сказала миссис Хемфри, - этот слишком пестрый.

Мистер Хемфри вздохнул. Он ненавидел синий галстук, ненавидел крахмальные воротнички, ненавидел воскресные чаепития у этой старой лошади Пэмбл, ненавидел выходить на улицу со своей добродетельной супругой, ненавидел... впрочем, довольно. Душевное состояние антиквара Джона Хемфри не нуждается в дальнейших уточнениях. С каким наслаждением он сейчас облачился бы в теплый халат, фетровые туфли и, вооружившись лупой, посвятил вечер изучению маленького тибетского божка, так удачно приобретенного сегодня у старого чудака, вломившегося в лавку, невзирая на закрытые ставни.

Илья ВАРШАВСКИЙ

РЕШАЙСЯ, ПИЛОТ!

Марсианка шла, чуть покачивая бедрами, откинув назад маленькую круглую голову. Огромные черные глаза слегка прищурены, матовое лицо цвета слоновой кости, золотистые губы открыты в улыбке, на левом виске - зеленый треугольник - знак касты Хранителей Тайны.

Климов вздрогнул.

Он все еще не мог привыкнуть к загадочной красоте дочерей Марса.

- Простите, не скажете ли вы мне, где я должна зарегистрировать свой билет?

Илья ВАРШАВСКИЙ

САШКА

- Ошибаться свойственно только человеку, - сказал Конструктор.

- Удивительно свежий афоризм, - усмехнулся Космонавт, - вы бы по-латыни его преподносили. Это как-то больше впечатляет неискушенных слушателей.

- Глупости! - лицо Конструктора покрылось красными пятнами верный признак того, что он готов ринуться в бой, - Я вовсе не о том. Просто ошибки появляются всегда там, где отсутствует жесткая программа. То, что мы делаем по велению инстинкта, - всегда точно и безошибочно, потому что нас запрограммировала мать природа. Ошибки неизбежны, когда на жесткую программу накладывается чувство или разум. Исправно действующая машина с хорошо продуманной программой не знает ошибок.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Соломенно-желтый шар медленно вращается на экране Раскаленные пустыни, высохшие водоемы, растрескавшиеся голые скалы.

Мертвая, покинутая планета.

Народный Уполномоченный повернул выключатель и откинулся в кресле. Серебристо-матовая поверхность экрана медленно тускнела.

Покинутая планета! Десять лет титанического труда по эвакуации населения, бессонные ночи и полные напряженной работы дни - все это уже позади.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ВЫСТРЕЛ

- Я ничего не понимаю в ваших тензорах, - сказал Скептиалов, - но уверен, что все эти математические выкрутасы придуманы специально для того, чтобы запутать человека, желающего руководствоваться здравым смыслом. Никакой отрицательной вероятности не существует, а время всегда течет в одном направлении.

Мозгачев нахмурился. Бесплодный спор с профаном уже начал его раздражать. Правильнее было бы на этом закончить, но все изобретатели очень самолюбивы.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ПТИЦЕ

Это случилось так давно, что если станет уж очень грустно, можно сказать себе, что этого не было вовсе. И снова на сердце станет спокойно и радостно.

Правили в одной стране король с королевой. Королевство у них было могучее, большое и богатое, народ был благородный, законы справедливые, правители мудрые. Но не было счастья в королевской семье. Был у них единственный сын, красивый, умный, смелый, веселый. Но родился он поздно, когда уже не надеялись они иметь наследника. И когда родился он, так они его любили и баловали, что совсем не слышал он слова "нельзя". И вырос он гордым, недобрым. Никогда никому не помог, не поддержал. И друзья у него были ему подстать - жестокие насмешники. Ни во что они не верили, никого не любили...

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

С. ВОЛОДИН

В НОЧЬ НА ПЕРВОЕ ЯНВАРЯ

В РАЙОНЕ БОЛЬШОГО ПСА,

или Новогодняя история

о полете Пети Сергеева к Сириусу

и о том, что из этого получилось

Экспедиция работала уже почти девять месяцев. Она стартовала с Земли в начале апреля, когда степь вокруг космодрома буквально на глазах покрылась великолепным ковром из фиолетовых цветов и задул теплый южный ветер...

Петю Сергеева приехала провожать мама. А вот бабушка осталась в Москве присматривать за младшей сестренкой. Она только передала с мамой любимые Петины пирожки с изюмом. Отец-космолетчик был в рейсе и задержался на несколько дней на Марсе. Он прислал радиограмму: "Желаю успеха. Надеюсь, не подведешь". Он был строг и сдержан в своих чувствах, его отец. Наверное, другим и не может быть человек, чья жизнь связана со сверхдальними космическими полетами. Но в отпуске, когда они уезжали на любимую отцом рыбалку в Абрамцево, он превращался в веселого выдумщика, и Пете всегда было с ним интересно и спокойно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИНТУИЦИЯ

Погожим летним днем в Академию наук пришёл гражданин в кепке и с газетным свёртком под мышкой. Он тщательно вытер ноги, повесил кепку на гвоздь и только после этого развернул сверток.

- Вот, - скромно сказал он, - принёс...

В газете находились рыбный скелет, увенчанный потрёпанным, видавшим виды хвостом, и закупоренная тряпкой бутылка с вложенным внутрь пожелтевшим листом бумаги.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИСПОРЧЕННАЯ ПОБЕДА

Леонид Александрович Белкин нашёл двадцать копеек. Возвращался вечером с работы и нашёл. Хотел было поднять, а потом и думает:

"Что же это я, выходит, чужие деньги прикарманить собираюсь? Смогу ли я себя уважать после этого?"

И мимо прошёл. Идёт и про себя рассуждает:

"А ведь кто-нибудь другой, не такой честный, наверняка подберёт. И получится, что нечестность восторжествовала. Всё-таки я, как честный человек, больше моральных прав на эту монету имею, чем прощелыга какой-нибудь..."

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЯМА

Вечером дело происходило. Неуютно было как-то. Мрачно. Ползли по небу тяжёлые облака, похожие на грязные мешки. Где-то там эти мешки за что-то зацепились, порвались, и теперь из них сыпалась вниз мокрая и колючая крупа, помельче гречки, но гораздо крупнее манки. Грустная, одним словом, была погода. А Юрий Сергеевич Кондрашев был, наоборот, весёлый. Он из гостей возвращался, а возле самого своего дома поскользнулся и в яму угодил. Довольно глубокая такая яма. Ну, может, не такая, как впадина Тускарора в Тихом океане, но всё же. Во всяком случае, Юрий Сергеевич почти на две трети в ней уместился, до самых подмышек. А остальная треть над уровнем моря осталась возвышаться.

Николай Елин, Владимир Кашаев

КРЫЛЫШКИ

- А вы молодец! - сказал мне начальник отдела.Хорошо работаете. Думаю выдвинуть вас своим заместителем. Если, конечно, Иван Иванович не будет возражать. Завтра я вас ему представлю.

"Ого! - подумал я.- Значит, и я чего-то стою! Всё-таки что ни говори, а не каждому доверят должность заместителя начальника отдела!"

И я почувствовал, что от радости у меня за спиной выросли крылья. Теперь буду работать ещё лучше, решил я.