Гуманная мизантропия

Можно читать как манифест, исповедь на тему, ленту «Живого журнала», архив, дневник, что угодно. Читать можно с любого места — каждый новый кусочек никак не вытекает из предыдущего. Смысл целого, не будучи определен в той или иной его части, скорее всего лежит между ними, полагает автор. Но читатель может положить его по-своему.

Отрывок из произведения:

Кто-то сказал «Россия — рай для писателей, но ад для читателей». Когда бы это не сказано, мало что изменилось. И для публициста тоже — рай (кто бы только его читал, кроме других публицистов, хотя бы потенциальных). Ибо страна сплошной видимости, дыр и завес — мишень как ничто иное. Ну вот создали в Красноярске «милицию общественной нравственности», она же полиция нравов, и она немедленно занялась… разумеется, сутенерством в крупных масштабах.

Другие книги автора Александр Юрьевич Силаев

«Деньги без дураков» – это и учебник по инвестированию для начинающих, и пособие для трейдеров, и введение в поведенческие финансы. Александр Силаев – практик рыночной торговли и рационального мышления – предлагает по-новому взглянуть на деятельность инвестора. Здесь вы найдете непредвзятый анализ рыночной индустрии и детальный разбор доступных для частных лиц инструментов: валюта, золото, депозиты, облигации, займы, акции стоимости, акции роста, голубые фишки, второй эшелон, структурные продукты, ПИФы, ДУ, виды трейдинга и т. д. Автор показывает, где именно и как теряет инвестор, раскрывает хитрости и уловки участников финансового рынка. По его признанию, в 2010 г., когда он начинал, такая книга сэкономила бы ему сотни тысяч рублей и месяцы жизни.

На фоне нашей исконней тяги к энтропии и полного социально-политического бурелома для российского человека нет более занятной и любопытной задачи, нежели выжить. Наш родимый моральный перекосяк вновь требует этого от каждого, кто молод душой и не собирается оставлять бренный мир на откуп разномастным козлам.

Выживать, разумеется, можно по-разному. Рекомендуется, в частности, заготовка соломы на зиму, подманивание западных инвесторов, отчаянные занятия айкидо. Некоторые советуют в целях выживания прикупить банк или завести себе любимого человека. Другие настолько радикальны, что всерьез советуют наплевать на плачевные последствия и сгоряча возлюбить весь мир. Разумеется, мы ничего не имеем против этих традиционных способов, но ради разнообразия хотели бы предложить старинный восточный рецепт: познать Будду. Или стать буддой, что, в принципе, то же самое.

Александр Силаев

666 способов познать Будду

Рекомендации начинающим пассионариям

На фоне нашей исконной тяги к энтропии и полного социально-политического бурелома для российского человека нет более занятной и любопытной задачи, нежели выжить. Наш родимый моральный перекосяк вновь требует этого от каждого, кто молод душой и не собирается оставлять бренный мир на откуп разномастным козлам.

Выживать, разумеется, можно по-разному. Рекомендуется, в частности, заготовка соломы на зиму, подманивание западных инвесторов, отчаянные занятия айкидо. Некоторые советуют в целях выживания прикупить банк или завести себе любимого человека. Другие настолько радикальны, что всерьез советуют наплевать на плачевные последствия и сгоряча возлюбить весь мир.

Александр СИЛАЕВ

БРАТЬЯ ВО ХРИСТЕ

Община Христовых Братьев жила в Курултайском краю три с половиной года. И прекратила свое существование, как это иногда случается, по вине женщины. Возникновение Христовых Братьев видится ясно. Сначала они были заурядными староверами, если мы согласны приписать староверам такое свойство, как заурядность. Но что бы мы не думали о них, именно староверы около трехсот лет назад стали первыми русскими поселенцами Восточного Курултая.

Александр Силаев

НЕДОМУТ

1

Четверо их было, четверо, - много ли, мало? - все, как положено, в черном, по случаю как бы, для торжественности, для понтов, для того, наверное, чтоб нагнать побольше страха на человечка.

Сначала он решил не бояться, выдержал секунд пять. И все оттого, что в книгах было написано по-другому, по меньшей мере, в тех книгах, которые он читал, хранил, перечитывал...

- Налево, козел, - сказал один из них.

Русская антинародная былина, она же книга для всех и ни для кого

Силаев Александр Юрьевич родился в 1978 году в Красноярске, где и живет. Прожил 12 лет журналистом, 5 лет — преподавателем философии, 2 года — преподавателем журналистики, 18 лет — учащимся, какое-то время — писателем. Лауреат премий — «за лучший журналистский дебют 1996 года» от Союза журналистов, литературной премии им. Виктора Астафьева, литературной премии «Дебют». Автор двух книг прозы, изданных в Москве.

Александр СИЛАЕВ

АРМИЯ ГУТЭНТАКА

- Оформи его, Миша, - предложил Гутэнтак. - Лады. ...Сначала они шли, поддерживая друг друга хохотом. Под ногами шелестела осенняя желтомуть, в небе болталось нежаркое солнышко. Светило освещало им путь. Гутэнтак был в чернокожанной "куртке героя", Миша - так себе, в чем-то простом и белесоватом: полуплащ до колен, помятый и местами запачканный.

- Смотри, кошка, - говорил Гутэнтак, хохоча и подпрыгивая на месте.

Популярные книги в жанре Публицистика

В Россию пришла тьма. Её всё больше и больше. Она клубится, валит чёрными тучами из невидимого дымохода. Люди убивают друг друга, не щадя стариков и младенцев, грабят банки и нищие домики, взрывают электростанции и автомобили, лгут, ненавидят, оскверняют святыни. Страна разваливается на куски, и из каждой новой трещины валит тьма. Зверь поселился в народе. Люди бегут из страны. Ненавидят миллиардеры, ненавидят бомжи, ненавидят священники.

     Зло уже не связано с тем или иным человеком, с тем или иным сословием. Это зло надмирное, оно пронизывает каждый дом, каждую семью, каждую душу. Это зло имеет нечеловеческий, неземной характер. Кажется, отворились врата ада, и оттуда валит вся глухая подземная неолицетворённая тьма, погружает нас в чёрный дымящийся вар.

20 лет прошло, как мы основали нашу газету "День". Мы строили её, как Ной в предчувствии всемирного потопа строил ковчег. Мы вколачивали в борта нашего ковчега последние доски, когда уже начались вселенские дожди и разверзлись хляби небесные. Мы ставили мачты и натягивали на них паруса, когда уже ревели бури и вырывали с корнем вековые деревья. Мы торопились нагрузить наш ковчег всей ещё сохранившейся на земле жизнью, которая гибла вокруг, и которой, как казалось, не суждено было уцелеть. Мы спустили наш ковчег на воды, и на нём оказались последние государственники Красной Империи: её маршалы и флотоводцы, её философы и писатели, её идеологи и художники. Мы успели принести на борт горсть советской земли, и по сей день наша газета — это плавающий остров, оставшийся от великой советской Атлантиды.

Прекрасно понимаю, не станет откровением моя мысль, что минувшие два десятилетия новейшей истории России оказались самыми ущербными в последние три века. Кто, не потерявший способность думать и анализировать происходящее, может позволить себе не согласиться с этим выводом? Созданный колоссальным напряжением всех сил государства и народа индустриальный уклад экономики сознательно, а порой по причине явной некомпетентности реформаторов развален. Сохранилась и несколько технологически обновилась только нефтегазовая отрасль. Причина ясна, как божий день — без неё давно уже не было бы страны, и тогда откуда взяться «эффективным менеджерам», с беспримерным нахальством заставившим всех богатейших людей планеты испытывать мучительный комплекс неполноценности. Представьте только на минуту переживания Уоррена Баффета!

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Часы на башне молчат, но скоро запнется минутная стрелка, нацеленная в рентгеновский снимок северного неба, разверстую, непроницаемую пленку в чешуйчатых потеках фонарного света. Я просыпаюсь навстречу замиранию-предвременью и не могу заснуть, ворочаюсь, слушаю, как натягивается струна времени, чтобы лопнуть, когда пробьют куранты.

Пока куранты молчат, время течет беспрепятственно, неуязвимое и бессовестное. Оно обманчиво, как колыбельная, которую поют ребенку, чтобы тот уснул, не заботясь, сколько будет продолжаться сон: одну ночь или вечность. И все же каждые четверть часа течение времени прерывается, и оно застревает в пересохших шлюзах часового механизма. Время обмирает и рождается заново — мифом, легендой, сказкой. Принц снова превращается в свинопаса; стойкий оловянный солдатик любуется танцовщицей; плывущий лебедь опять становится гадким утенком… За приоткрытым окном ночь пахнет хлынувшим дождем, землей из-под развороченного асфальта перед музеем, землей пополам с каменной крошкой и древесной трухой снесенных домов. Ночной Копенгаген: влажное пенье автомобильных шин, унылая сирена полицейского фургона, отрывистый, как сухой кашель, смех прохожего.

В книгу известного австрийского писателя входят повести, написанные в 70-е годы. Все они объединены одной мыслью автора: человек не может жить без сколько-нибудь значимой цели; бессмысленное, бездуховное существование противно человеческой природе; сознание, замкнутое в кругу монотонных бытовых действий, не позволяет человеку осмыслить большой мир и найти свое место среди людей; он оказывается одинок в равнодушном обществе "всеобщего благоденствия".

Как пройти на Болотную

Политика и экономикаВ России

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин: «У власти нет страха перед самим фактом существования протестного движения — лишь бы оно развивалось и даже расширялось в рамках законности»

 

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин, сосем недавно занявший первую в своей карьере сверхпубличную должность, прошел боевое крещение. 5 июня, после изнурительного десятичасового обсуждения, скандальный законопроект о митингах был принят думским большинством, несмотря на «итальянскую забастовку» части депутатов. О том, стал ли парламент местом для дискуссий, Сергей Нарышкин рассказал в интервью «Итогам».

Бандиты в белых воротничках — кто они? Их фамилии известны всем, а количество денег на счетах в швейцарских банках — никому. Миллион долларов для них пустяк. Они играют по-крупному, а их оружие… высокая должность и телефонное право.

Правда о книжном деле А. Коха, М. Бойко и бриллиантовых махинациях А. Козленка, разборки в Национальном фонде спорта и Российском фонде инвалидов войны в Афганистане, убийство вице-губернатора Санкт-Петербурга М. Маневича — обо всем этом и многом другом вы сможете узнать из новой книги А. Максимова, автора известного бестселлера «Российская преступность: кто есть кто?».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В произведениях Александра Силаева от смешного до ужасного — один шаг, в них переплетены ирония и гротеск. Герои ирреальны, неожиданны и этим интересны, их цель — преобразить мир. Каким образом?.. У автора на это свой оригинальный, ни на что не похожий взгляд.

Сборник рассказов (в основном 1998–1999 годов).

Представьте: вы провернули выгодное дело, решили вместе с деловым партнером расслабиться, пригласили в гостиничный номер четырех отличных девушек, на минутку вышли, а когда вернулись, то увидели, что ваш партнер лежит с перерезанным горлом, девушки исчезли, нет и кейса с кругленькой зеленой суммой. И ни телохранители, маячившие в коридоре, ни служащие гостиницы ничего не видели. Надо срочно обращаться к частному сыщику Валерию Марееву. Он и его комп Приятель с наикрутейшим апгрейдом вам помогут. Они найдут девушек, проведут с ними незабываемую ночь (Валерий), вычислят убийцу (Приятель), поучаствуют в неслабой разборке с метанием ножей и стрельбой (Валерий), взломают пару-тройку программ (Приятель) и опять будут готовы к новым расследованиям.

Эмоциональный путеводитель по Санкт-Петербургу.