Грязные игры

Грязные игры

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о четырех московских парнях, выросших в одном дворе.

Отрывок из произведения:

Все смешалось в доме Беловых. Но не только в их доме, в их семье - все смешалось и в России. Из дряхлой, казалось бы, отправленной на свалку истории, советской империи удалось построить нечто столь же уродливое и недееспособное. А Гарант конституции, как Брежнев, начал разваливаться на глазах у изумленного населения. К власти пришла Семья - союз родственных связей с олигархическим капиталом. Надолго ли? Ведь впереди - выборы Президента! А причем здесь Саша Белов и Бригада? Он и сам задается этим вопросом. Но это именно к нему пришел один из облеченных властью друидов и предложил совместное плавание на корабле под названием «Большая политика» ... Скорее всего, это подстава ...

Рекомендуем почитать

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о дальнейшей судьбе Александра Белова и событиях, произошедших после выстрела на эстакаде.

Бог и Дьявол — это два полюса магнита, и все мы, люди, одновременно находимся под воздействием этих двух полей — добра и зла. Всепроникающие силовые линии проходят через нас и сквозь нас. Они-то и становятся дорогами нашей жизни! Так говорит один из героев этой книги. Александр Белов оказался одним из немногих, овладевших «технологиями зла», кому удалось обратить их на пользу людям. Начав когда-то с торговли алюминием, он снова вернулся к нему на более высоком витке своей судьбы: теперь он директор и владелец Красносибирского комбината, олигарх. Вот только место это очень хлопотное и опасное, того и гляди — пристрелят…

1998-1999 годы

Учинив, несмотря на все призывы к благоразумию, расправу на Кавериным и его людьми, Белов тем самым совершил харакири. Он сознательно отказался от всего, чего достиг в жизни: от денег, власти и даже собственной семьи. Он почувствовал, ощутил нутром, что впереди – только тупик. Ради чего погибли Космос, Фил и Пчёла? Им бы жить и жить! Выстрел киллера в аэропорту, оборвавший его существование в прежнем качестве, оказался для Саши неожиданны подарком. Он умирал, но не умер. Бог дал ему шанс начать жизнь сначала! Зачем? Белов должен найти ответ на этот вопрос…

Как и на другой: кто организовал на него покушение?

Они стали одной семьей – Бригадой, и мир окончательно разделился на своих и чужих. Это для Белова и его друзей существуют свобода, равенство и братство, завоеванные в ходе Великой криминальной революции, но для конкурентов они – захватчики. А завоевать легче, чем удержать: тот, кто держит масть, постоянно находится под ударом…

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о дальнейшей судьбе Александра Белова и событиях, произошедших после выстрела на эстакаде.

Олигархи отстранены от власти, однако беглый миллиардер Берестовский не оставил надежду вернуться в Москву на белом коне. Сначала для этого нужно захватить регионы. И ставленник олигарха Виктор Зорин начинает борьбу за пост губернатора Камчатки. В его раскрутку вложены такие деньги, что победа предрешена заранее. Есть только одно «но»! Александр Белов решает остановить продажных политиков. Вступая в качестве конкурента Зорина в предвыборную гонку, Саша и не предполагал, что судьба забросит его сначала в подземелья старинного особняка, а потом в глухую тайгу, где до сих пор бродит призрак окаянного разбойника Ерофея Кистенева…

Дорога криминала, которую выбрал Александр Белов, привела его на край пропасти. Все понты «красивой жизни», власть и деньги не сделали его счастливым. Он потерял все, что было ему дорого лишился матери, пережил убийство друзей. Что делать, смирится с положением вещей или отомстить негодяям и погибнуть? Как говорили древние: судьба – это необходимость…

Существует ли братство по криминалу? Только на первый взгляд! Чем дальше, тем больше отдаляются друг от друга члены Бригады. Между ними начинается скрытая борьба: за власть, за деньги, за право принимать решения. И невидимая рука насилия, которому они служат, начинает разрушать их самих…

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о четырех московских парнях, выросших в одном дворе.

Другие книги автора Александр Белов

С сочинением вышла полная лажа. Космос клялся и божился, что будут «Онегин» и Маяковский, а вместо этого на доске круглым и ровным почерком Варвары были выведены названия тем по пьесам Гоголя и – полный абзац – по Чернышевскому! Свободная тема и вовсе выглядела как-то по-детски – «Кем быть? Моя будущая профессия в произведениях советских писателей».

– Трепло! – не повернув головы, прошипел Пчела Космосу.

– А я тут причем? – сердито ответил тот. – Это Батон, гад, насвистел…

Однажды доморощенный философ Федя в подпитии выдал очередную глубокомысленную фразу. Человек, дескать, живёт дважды: один раз — наяву, второй — во сне. Ибо сон — не что иное, как продолжение действительности.

Витек поморщился — такое объяснение никак не укладывалось в прокрустово ложе его взглядов, поэтому не имело право на существование. Ватсон задумчиво вздохнул и недоверчиво покачал лысой головой. Сашка рассмеялся. Короче говоря, каждый из четверых друзей-мусорщиков отреагировал по-своему. Ничего удивительного — обычная реакция разных характеров.

Криминальное прошлое, Бригада и все, что с ней связано, вызывает у Белова аллергию. Но больше всего его мучает то, что он не может быть собой. По сути, он все тот же бомж, только с фальшивым паспортом. В любой момент его могут арестовать и предъявить обвинение в убийстве. Но Саша чувствует, что в его судьбе должны произойти кардинальные изменения…

Знаменитый сериал «Бригада» появился на телевизионных экранах, как говорится, в нужное время. Он словно подвел итог горемычной истории России последнего десятилетия, когда в ответ на ослабление государства активная часть общества самоорганизовалась на принципах криминала. Героям фильма, а теперь и книги, довелось жить и принимать решения в эпоху передела собственности. Во времена, когда на сложные вопросы даются простые ответы с помощью кулаков и пистолета ТТ…

Все помнят путч ГКЧП, подавленный в 1991 году, но был и второй криминальный путч, ползучий, невидимый, растянутый во времени… На обломках советского самовластья, как грибы после дождя, стали возникать новые империи будущих олигархов и криминальных авторитетов. И логика событий заставила Александра Белова и его друзей втянуться в тяжелую позиционную войну за место под солнцем. Эта книга развивает сюжетные линии, оставшиеся за кадром полюбившегося зрителям сериала.

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о дальнейшей судьбе Александра Белова и событиях, произошедших после выстрела на эстакаде.

2002 год

В России давно победила великая олигархическая революция, но опоздавшие к раздаче чиновники готовы начать новую войну за передел собственности. Коррупционеры наносят удар по одному из самых порядочных предпринимателей страны — Александру Белову, отказавшемуся передать свой алюминиевый комбинат в собственность государства. Он обвиняется в неуплате налогов, прокуратура предоставила ему камеру в СИЗО. И у него нет ни малейшего шанса остановить маховик правосудия. А ведь Саша так нужен на свободе!

Именно теперь, когда он встретил новую любовь…

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о дальнейшей судьбе Александра Белова и событиях, произошедших после выстрела на эстакаде.

2003 год

Ситуация и на Красносибирском алюминиевом комбинате, и в России в целом стабилизировалась. Однако не всем это нравится. Укрепление российской экономики не входит в планы американских политиков, которые расчертили мир на шахматные клетки и стараются расставить на ней фигуры так, как это выгодно самой мощной державе мира. Удобнее всего это делать, прикрываясь знаменем борьбы с международными террористами. Но у Александра Белова к ним свой счет. И он не из тех, кто привык сидеть и ждать у моря погоды. Когда речь идет о спасении жизни членов его семьи, он готов броситься в самое пекло…

Бандитами не рождаются. Об этом основанная на реальных фактах книга о дальнейшей судьбе Александра Белова и событиях, произошедших после выстрела на эстакаде.

2004 года.

Мафия бессмертна. Она была всегда, во все времена с тех пор, как появилась частная собственность. Она подобна тайге, где ежегодно гибнут тысячи деревьев, но на их место встают тысячи новых. Почему так происходит, не знает никто. Просто одних засасывает криминальный водоворот, а других нет. И нужно обладать железной волей, чтобы, попав в крутящуюся воронку, заставить себя нырнуть поглубже и выплыть у спасительного берега, как это сделал Александр Белов. Но судьба снова испытывает его и ставит перед выбором: убивать или не убивать.

Американский мафиозо задался целью любым способом уничтожить Белова. Можно ли в такой ситуации не противиться злу насилием?

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

С.РАЙТ

МАЛЕНЬКАЯ ДЕТАЛЬ

На расстоянии сотни ярдов от охотничьего стана Вальтер заслышал их громкий спор. Они были чем-то взбешены, и это озадачило Вальтера. Он ясно различал звонкий голос Ларри, что-то упорно и гневно отрицавшего, и более густой, но хриплый голос Брика Ганзеля, в чем-то обвинявшего Ларри. Что могло произойти между ними? До сих пор они отлично ладили между собой. Очевидно, хорошо угостились крепкой водкой, которая имелась в большом количестве в ящике Ларри. - Я тебе говорю, ты сделал это! - были первые слова, долетевшие до слуха Вальтера из-за запертых дверей хижины. - Молчи! Я говорю - ты взял их! Я видел твои следы вокруг ограды, это ясно, как день. - Я никогда не брал ни твоих, ни чьих-либо чужих шкур, уверяю тебя! сердито возражал Ларри. - А если ты продолжаешь утверждать, что я вор, то ты сам... - Это ты - подлец, и я убью тебя за это! - зарычал Брик, и не успел Вальтер вбежать в хижину, как раздался револьверный выстрел и громкий вопль раненого Ларри. Дверь распахнулась. Посреди комнаты, хватаясь окровавленными пальцами за грудь, стоял Ларри, и не успел Вальтер охватить взором происшедшую сцену, как ноги его товарища подкосились и он грузно упал на неровный грязный пол хижины. Одна рука его при этом как-то неестественно подвернулась и была придавлена туловищем. Вальтер перевел глаза на другого человека, находившеегося в комнате, на того, который только что застрелил его компаньона. Брик зорко следил за вошедшим своими голубыми, не предвещавшими ничего доброго глазами, и медленно поднимал в руке дымящийся револьвер, пока не навел его дула на грудь Вальтера. - Ну? - прохрипел Брик. - Что - ну? - передразнил его Вальтер. - Ты убил моего компаньона... - Надеюсь, что так, - хрипло расхохотался Брик, - я убью всякого, кто посмеет сказать мне то, что он сказал. Продолжая целить в Вальтера, Брик склонился над убитым и осторожно пощупал его сердце. Рука его при этом обагрилась кровью. - Хороший выстрел! - буркнул он, усмехаясь и показывая неровные ряды своих желтых эубов. Взоры Вальтера снова обратились на убитого. Он никогда не был особенно дружен с ним, но, несмотря на это, они сносно проработали вместе большую часть зимы и имели удачу. Он поймал себя на мысли, что тонкое, худощавое лицо Ларри кажется ему менее привлекательным в смерти, чем оно было при жизни. И он устыдился этой мысли. Как бы автоматически. Он заметил, что Ларри был скверно выбрит и что веки его глаз как-то особенно ярко выделяются белыми пятнами на желтой коже его обветренного лица. Губы полураскрывшегося рта отвратительно отвисли, и сам рот казался от этого больше, чем при жизни. Не будучи в силах оторвать глаз от умершего, Вальтер чувствовал, как в душе его нарастает холодная, жестокая злоба на убийцу. Каковы бы ни были недостатки Ларри, он все же в течении долгих месяцев был его компаньоном, а это большое, неуклюжее животноерелило его, так себе, ни за что, ни про что. Он взглянул в лицо Брику угрожающим взглядом. Это не пройдет тебе даром. Я найду на тебя управу, - медленно и мрачно произнес он. Брик осклабился и покачал головой. - Нет... я думаю ты не сделаешь этого, и знаешь почему? Но, быть может, ты и сам до гадаешься. - Он замолчал, выжидая. - Уж не хочешь ли ты угостить и меня пулей? - насмешливо и холодно спросил Вальтер. - Тогда-то уж ты наверняка попадешь в лапы полиции. - Я и об этом думал... да... Мне казалось, что и с тобой следовало бы прикончить, но теперь мне пришло в голову кое-что другое... получше... Он остановился, жадно следя глазами за Вальтером и, медленно роняя слова, добавил: - Я хочу, чтобы ты попытался доказать, что не ты его убил... Вальтер уставился в немом удивлении на этого странного человека, и ему начало казаться , что Брик сошел с ума. - Как же, черт возьми, ты себе представляешь это? - спросил он с любопытством, - Ведь я видел собственными глазами, что убил его ты. - Но видел ли это кто-нибудь кроме тебя? - возразил ему насмешливо Брик. - Кто мог бы подтвердить твое заявление, что именно я убил Ларри. До сих пор твой товарищ и я были друзьями, между тем как ты с ним недавно подрался, когда вы оба перепились на почтовой станции. Об этом я знаю от самого Ларри. Знаю, что и по дороге домой вы продолжали спорить и переругиваться. Теперь вообрази себе: твоего компаньона находят мертвым, убитым из твоего собственного револьвера. Ведь это твой револьвер, не так ли? Кобура, откуда я его вынул, была помечена инициалами В.С. И после всего этого ты пытаешься доказать, что убийство совершил я. Кто тебе поверит? Попробуй-ка поставить себя на место постороннего человека и взглянуть его глазами на всю эту историю. Вальтер с невольным содроганием почувствовал, как теплая волна крови медленно отливала от его лица. - Мне нет никакого дела до того, что и кто-то подумает! - вскричал он, горячясь. - Я знаю точно, что преступление совершил ты, а не я, этого достаточно. - Не достаточно, впрочем, чтобы спасти твою голову от петли, саркастически заметил Брик. - Я думаю, - добавил он в раздумье, - я думаю, что на твоем месте я постарался бы удрать из здешних мест со всей скоростью, на которую способны твои собаки. - Бежать? - возмутился Вальтер. - Бежать, когда я ни в чем не повинен? Да ни за что на свете! - Это лучше, однако, чем болтаться на виселице, - пожал плечами Брик. Вальтер вздрогнул, как будто веревка действительно коснулась его шеи. Он с необычайной ясностью ощутил эту воображаемую петлю, стягивающую его горло. Да, Брик был прав, и очевидность со всеми ее мельчайшими подробностями была против него. Ему оставалось быть вздернутым за несовершенное убийство или бежать. - Мне, собственно, даже не совсем безопасно повернуться к тебе спиной, криво усмехнулся он. - Я не могу отделаться от чувства, что с минуты на минуту твоя пуля угодит мне между лопаток. - Если бы я хотел это сделать, то, поверь, не стал бы дожидаться, чтобы ты подставил мне свои лопатки, - спокойно возразил ему Ганзель, - и не стал бы рисковать дать промах. стреляя на расстоянии. Нет, мне всего удобнее, чтобы ты убрался отсюда целым и невредимым. Вальтер с минуту раздумывал над последним замечанием Брика, стараясь угадать его скрытую мысль, и, разумеется, угадал. В течении всего этого года он и Ларри удачно охотились. У них было больше двух тысяч шкур, зарытых до окончания охоты в яму. Если бы он, Ларри, бежал, Брик овладел бы их складом и, конечно, сумел бы, не возбуждая ничьих подозренний, спустить меха понемногу скупщикам. Самого Брика постоянно преследовало неудача, и он ничего не скопил. Но, может быть, в этом была виновата его лень. - Могу я взять с собой свою долю мехов? - спросил он, чтоб проверить правилность своей догадки. - Едва ли я соглашусь на это, - съязвил Брик. - Но я дам тебе ровно столько, чтобы ты мог переправиться через границу. Для этого много не потребуется. А там ты уж извернешься, пожалуй, и выгоду сумеешь извлечь из полученного. Я же воспользуюсь вашим складом и очищу его. Весною, когда будет замечено, что ни ты, ни Ларри не выезжаете из области, кто-нибудь зайдет сюда проведать вас и найдет яму пустой, а в хижине - то, что к тому времени останется от Ларри. Тогда вспомнят, что ты уехал отсюда еще зимой и не вернулся. В Штатах ты окажешься в безопасности, а я наживусь на мехах, и оба избежим неприятностей. Если ты будешь настолько глуп, что попытаешься ставить мне палки в колеса, ну, и тогда я не получу шкур, но зато ты лишишься жизни, которая могла бы быть еще долгой и полезной. Одним словом, либо я получаю шкуры, а ты свободу, либо не получаю шкур, а ты получаешь петлю. Выбирай. Вальтер быстро взвесил в своем мозгу создавшееся положение, Ему очень хотелось донести на Брика, даже рискнув для этого собственной свободой и жизнью. Но с другой стороны , - рассудил он, - пока есть жизнь, есть и надежда. Если бы я отказался бежать, то. несомненно был бы задержан, осужден и повешен со всею быстротой канадского судопроизводства. - Я бегу, - мрачно сказал он. - Я был в этом уверен! - передернул плечами Брик. - Ты можешь тотчас же пускаться в путь. Иди запрягай собак, а я, между тем, увяжу твои шкуры. - Чем скорее я избавлюсь от твоего общества, негодяй, тем лучше! - не удержался от новой вспышки Вальтер. - Убийца! - Ну, не начинай ругаться, это не принесет тебе пользы. Я думаю, тебе бы не понрави лось, если бы все твои здешние друзья заговорили о тебе самом как об убийце. Вальтер проглотил проклятие, навертывавшееся ему на язык и бросился вон из хижины. Бежать? Да, он побежит, но не так далеко. Пусть это стоит ему жизни, но он уж су меет допечь этого мерзавца.

– Где же ты, голубчик, изволишь пропадать?

Этот вопрос, заданный недовольным тоном главой частного розыскного бюро «Шерхан»

Павлом Ивановичем Житковым, был адресован сотруднику означенного бюро Сергею Крылову, появившемуся на пороге кабинета своего начальника, который, впрочем, уже второй день был и его кабинетом, с черным сложенным зонтом в руках. Мелкие и крупные капли, падающие с зонта на ковровое покрытие, позволяли предположить, что погода в это октябрьское утро была дождливой.

Абдель Искеру посвящается эта драма в замедленном ритме как свидетельство верной дружбы.

Ф.Д.

* * *

Помещение было уродливым, холодным и странным. В сером свете уходящего дня его размеры как бы расплывались. Свет проникал с больного неба сквозь грязную стеклянную дверь. Несмотря на старый стол со створками и разваливающуюся папку для бумаг, оно никак не походило на рабочий кабинет, не помогали и две скамейки, обтянутые искусственной кожей, сквозь широкие дыры которых вылезал конский волос. Большая часть помещения была заставлена новыми коробками с трафаретными надписями и загадочными предметами, тщательно упакованными в коричневую бумагу.

Иномарка с киллерами, попетляв по кривым арбатским переулкам, остановилась возле небольшого старинного особняка. Сидящий за рулем Огнев нервно осмотрелся: «Вроде бы все спокойно. Типичный старомосковский дворик. Детишки мучают скрипучие качели и копаются в песочнице. Опрятно одетые старушки сидят на скамеечке. Дворник в синем комбинезоне усердно подметает двор, поднимая тучи грязной пыли. Интересный тип! Я бы не взялся описать его внешность. Средний человек без особых примет. Безликий какой-то! Да и возраст точно не определишь. То ли моложавый ветеран, то ли рано постаревший от разгульной жизни тинейджер. Интересно, какой у него взгляд? Из-за темных очков не видно. Зачем они ему в такую пасмурную погоду, от пыли что ли?»

Что связывает Татьяну Зотову и крутого бизнесмена Костю Баргузова? Ведь она — кандидат наук, любящая мать и жена, а он — бандит, один из совладельцев полукриминального центра «Три толстяка». Тем не менее пути их сходятся: преступник становится жертвой, а его жертва — преступницей.

Nina Thomas

The grand jury didn’t return a murder indictment against me. I was so relieved I cried. Now that that was behind me, I had something else on my mind-the women who robbed me. They didn’t follow me from Jimmy’s; they were there at my apartment waiting for me. They had to know that I would be at Jimmy’s, and where I lived. I looked at Teena and wondered how they knew that.

I went home with Shay and Teena. They had a surprise party waiting there for me. “Surprise!” Even though I wasn’t in the mood for a party, I acted like I was having a good time, but my mind was focused on how them women knew where I lived. Sometime during the party, I sat down and watched Teena. She was all over the place, like she always was, being the life of the party. After awhile, Shay came and sat with me. “Something bothering you?”

Если эвтаназия в стране запрещена, это не значит, что её нет. Обязательно есть те, кто за деньги прекращает страдания безнадёжно больных людей, как это делал «Академик» и его люди. Но найдутся и те, кто будет бескорыстно бороться за легализацию эвтаназии, как «Десвешеры». Они заставят услышать себя. Теперь любой человек может покинуть этот мир безболезненно и достойно, а не как изгой или прокажённый в полном одиночестве. Общество научилось уважать выбор этих людей. В специальных центрах, профессионалы помогают людям вернутся к жизни. А если это не возможно, то всё равно помогают…

Прекрасно, когда две души, два одиночества соприкасаются и обретают друг друга, но все меняется, если оказывается, что девушка помолвлена с миллионером, а за ее молодым избранником смерть идет по пятам. Влюбленные не знают, что будет с ними завтра, но не собираются уступать напору злых сил и готовы бороться за свое счастье.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Знаменитый итальянский писатель Сандро Веронези в романе «Спокойный хаос» через сложные драматические коллизии основных героев выводит читателей к простой истине: человека надо принимать таким, какой он есть. Человеческая натура с ее обыкновенностью и героизмом, силой и слабостью, разумом и инстинктами является главным объектом исследования автора романа.

За эту работу писатель удостоился нескольких престижных литературных премий (в том числе — итальянская премия Стрега и французская премия Фемина) и одного религиозного скандала: у читателей-католиков вызвало негодование подробное описание акта содомии. В целом же С. Веронези предложил нам очень важное произведение, зрелость и глубина которого схватывают самую суть человеческих отношений.

Муж и жена, оба — писатели, устроили прием. Муж был еще и редактором, этим он зарабатывал на жизнь. Вообще-то, он был писателем. Он казался человеком слабым и нисколько не походил на редактора. У него было простое милое лицо, бледное и приятное. Звали его Фейнгольд.

По любви, а также потому, что с ранних лет знал — жениться на еврейке ему не хочется, он выбрал в жены дочь священника. Люси тоже мечтала выйти замуж вопреки устоям семьи. (Это были ее слова. «Вопреки нашим устоям», — говорила она. Такой подход его будоражил.) В двенадцать лет она почувствовала свою принадлежность к народу Книги. («Иудейка», — говорила она. Сердце его трепетало, его трясло от восторга.) Однажды вечером ее отец читал с кафедры псалом, и она вдруг почувствовала, что Псалмопевец говорит о ней, тогда-то она и стала иудейкой древних времен.

Из истории отечественной философской мысли

От редакции. Мы продолжаем рубрику «Из истории отечественной философской мысли» подборкой, посвященной творчеству известного историка и философа Л. П. Карсавина. К сожалению, имя этого мыслителя почти забыто, его идеи, тесно связанные с религиозно-философской традицией обсуждения важнейших проблем человеческой свободы, пониманием личности и истории, сути общественных преобразований, практически не анализировались в нашей литературе. Рукописи Карсавина «Жозеф де Местр», публикуемой впервые, до сих пор лежавшей в архиве, предпослана статья С. С. Хоружего «Карсавин и де Местр». Разумеется, это лишь первая попытка разобраться в сложном сплетении идей и судеб русского мыслителя и французского общественного деятеля, публициста, выразителя умонастроений послереволюционного периода европейской истории. Не со всеми оценками автора статьи можно согласиться, отдельные положения и позиции требуют уточнения, однако, видимо, атмосфера спора, возможность открыто высказать собственную, иногда не всеми разделяемую точку зрения,— характерная примета и существенное достижение нашего времени.

Публикуя статью о Карсавине, рукопись мыслителя, редакция надеется, что эти материалы получат читательский отклик. 

Третья часть романа «Марий и Сулла» из тетралогии Милия Езерского «Власть и народ». Диктатура Суллы… Проскрипционные списки… И до желудей дошло.