Груз для горилл

Еще во времена Филиппа Македонского всем стало известно, что бессмертные боги-олимпийцы возложили на маленькую Македонию непомерную тяжесть исторической миссии — покончить с войнами на всей земле, уничтожить бедность и нищету, чтобы сошли на многострадальную землю счастье и мир.

Недавно собственный корреспондент нашей газеты побывал на западном берегу Геллеспонта, где под защитой тридцати тысяч тяжело вооруженных гоплитов и четырех тысяч всадников состоялась теоретическая конференция по вопросу установления твердого мира на всей земле. Понятное дело, делегаты прибыли на мирную конференцию вооруженными до зубов. Среди них мы видим старого Пармениона, разделившего славу с самим Филиппом, прослабленных стратегов непобедимых фаланг — мужественного Филоксена, утонченного Птолемея, военных мужей Кратера, Гефестиона, Аполлодора и Селевка, а также личного секретаря и биографа последнего из Гераклидов — Харета.

Другие книги автора Юрий Дмитриевич Ячейкин

В романе П. Поплавского и Ю. Ячейкина "Под кодовым названием "Эдельвейс" повествуется о героической битве советского народа за Кавказ в период Великой Отечественной Войны, о подвигах чекистов, внесших значительный вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск.

Юрий Ячейкин

Следствие, которое не состоялось

РАЗГОВОР С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ

Неловко чувствовал себя офицер Генри Мондер, служащий Тайного совета, когда он в сопровождении трех гвардейцев вошел в жилище Кристофера в Нортон Фольгейте [один из пригородных районов старого Лондона] с приказом об аресте. Еще бы, ведь в свое время они вдвоем опорожнили не одну кружку эля. Возможно, поэтому, словно извиняясь, Генри зачитал приказ Тайного совета, хотя этого можно было и не делать. Достаточно было традиционного сообщения:

Юрий Ячейкин

Эскалация в далеком прошлом

Из газеты "Македонский миротворец". 318 год до нашей эры.

"Еще во времена Филиппа Македонского всем стало известно, что бессмертные боги-олимпийцы возложили на маленькую Македонию непомерную тяжесть исторической миссии - покончить с войнами на всей земле, уничтожить бедность и нищету, чтобы сошли на многострадальную землю счастье и мир.

Недавно собственный корреспондент нашей газеты побывал на западном берегу Геллеспонта, где под защитой тридцати тысяч тяжело вооруженных гоплитов и четырех тысяч всадников состоялась теоретическая конференция по вопросу установления твердого мира на всей земле. Понятное дело, делегаты прибыли на мирную конференцию вооруженными до зубов. Среди них мы видим старого Пармениона, разделившего славу с самим Филиппом, прослабленных стратегов непобедимых фаланг - мужественного Филоксена, утонченного Птолемея, военных мужей Кратера, Гефестиона, Аполлодора и Селевка, а также личного секретаря и биографа последнего из Гераклидов - Харета.

Юрий Ячейкин

Антология НФ

Пародия-шутка

От составителя:

Стеклянный сосуд определенной формы и вместимости с наглухо запечатанным горлышком есть предмет бдительного внимания авторов этой антологии. Разные по манере письма, по своим взглядам, они, разумеется, по-разному и решают проблему бутылки. Однако есть и то, что их объединяет. Внимательный читатель заметит, что во всех произведениях антологии герои, в какие бы фантастические ситуации они ни попадали, никогда не оставляли бутылку нераспечатанной.

Юрий Ячейкин

Богатырская история

Профессор с нескрываемым любопытством осматривался вокруг. Психолог молча наблюдал за ним. Он предвидел его удивление: специалиста по древнеславянскому фольклору пригласили на консультацию в научно-исследовательский институт психофизиологии. Удивление Профессора, в общем-то, было вполне понятно. Ну что общего между казаками, бывальщиной седой старины и новейшими проблемами психодинамики? А впрочем, если припомнить сказочные варианты...

Юрий Ячейкин

Квадрат "Икс" - сектор "Игрек"

Эта неимоверная история случилась где-то весной 198... года. Стандартный мистер Смит блуждал стандартными уличными каньонами, когда увидел привлекательную рекламу транспланетной компании "Стойло Гелиоса и Ко".

"Отдыхайте среди звезд! - призывала реклама. - Феерическое путешествие стоимостью от 5000 до 50000 долларов!"

Идея захватила мистера Смита. Он вспомнил, что во время последней туристической поездки на Луну приметил небольшой, но уютный астероид. Его орбиту мистер Смит приблизительно помнил. "Комфорт на нем обойдется не более чем в 500 долларов, - утешал себя он мысленно. - Мы с женой там чудесно проведем время. Конечно, если астероид еще не сбила с курса какая-либо приблудная комета".

Юрий Ячейкин

Одна страница из жития Еноха

И ходил Енох перед богом;

и не стало его, ибо взял бог его.

Бытие, гл. 5, ст. 24

Американскому туристу Фреду Куку, который путешествовал по святой земле, пришла в голову необычная мысль: он решил забросить сеть в лишенное жизни Мертвое море. Улов оказался сказочным - старинный бронзовый сосуд с печатью иудейского царя Соломона. В этой посудине уже несколько тысячелетий сохранялся документ космического значения. Но Фред Кук об этом даже и не подозревал, так как не мог прочитать документа. Вот почему уникальный сосуд он продал за 1.000.000 долларов коллекционеру-миллиардеру мистеру Джону Б.Портфеллеру, а загадочные папирусы подарил Национальному музею ненужных вещей.

Юрий Ячейкин

Мемуары пророка Самуила

Тяжелая у меня работа, неприятная и унизительная. Мою я полы в кельях верховного жреца храма божьего Илии да злых сынов его - преподобных Офни да Финеэса, выношу помои да исполняю разную черную работу. А в свободное время торчу аз недостойный на страже возле ковчега заповедного. Это обычный такой непоказной ларец, но вместительный и тяжелый, и стоит он посреди храма. Возле него богомольцы лбами своими выбили в гранитной плите хотя и узенькую, но глубокую впадину. Ночью я отдыхаю на искусственном каменном ложе, ибо плоть мою весьма иссушил убогий и постный паек мой.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Стремительно темнело — оба солнца закатились за горизонт одно за другим. Белесые огни корчмы скрылись позади, проезжий тракт казался безлюден и пуст. Очень хотелось по-маленькому. Со всех сторон на дорогу наползал с болот туман, и всюду была эта мерзкая дорожная грязь, грязь, грязь. Серый в белых яблоках конь подо мной ежеминутно оступался, пытаясь обойти чавкающие лужи. Но когда стемнело окончательно, и уже ничего не стало видно на расстоянии вытянутого меча, конь пошел напрямик, хлюпая копытами. Я отчетливо слышал, как из-под копыт раздавалось: «грязь… грязь… грязь…» Вскоре болота кончились, впереди замаячил лес. По-маленькому хотелось нестерпимо. Я натянул поводья и спешился. Шлепая ботфортами по лужам, держа ладонь на всякий случай на рукояти меча, я подошел к ближайшему дереву. Справил ли я нужду, не помню. Но в какой-то момент понял, что снова еду на коне, а облегчения так и не наступило. Это был странный лес — узловатые корни, похожие на черные вздувшиеся вены, пересекали тропу, со всех сторон тянулись тяжелые мокрые ветви, приходилось заслонять лицо плащом от них. Плащ был старый, насквозь пропитавшийся пылью дорог. Всякий раз, когда я поднимал его, вниз сыпались песок и труха, а нос чесался от пыли, и хотелось чихать. Начал моросить мерзкий дождь — сначала наверху, в ветвях, затем усилился, и к размеренному конскому топоту добавился грохот капель по шлему. Казалось, шлем был сделан из жестянки. Похоже, так оно и было. Дождь тоже оказался грязным — он не смывал пыль, а лишь размазывал по плащу и кольчуге. По-маленькому хотелось совсем нестерпимо. Я соскочил с коня и прислушался. Лес молчал. Я встал на обочине, расстегнул замок на латах, облегчился и поехал дальше. Но легкости все равно не чувствовалось. Простыл, что ли? Неожиданно конь захрипел и остановился, чутко поводя ноздрями. Впереди на тропе что-то ворочалось. Я замер, машинально потянув с плеча арбалет. Лес замер, и даже ветви над головой перестали шуршать. Но чаща дышала. Там, несомненно, таилась какая-то жизнь. Или — нежить… Я пригляделся и остолбенел: на меня из чащи двигались огромные белые светящиеся глаза… «Еще немного, и описаюсь со страха, — грустно подумал я, поднимая арбалет. — Мне-то поделом, а вот коня жалко…» Словно прочитав мои мысли, конь захрипел и взвился на дыбы. Он хрипел ритмично и с надрывом, а затем начал петь — сперва себе под нос, затем все громче и громче. Пел он почему-то женским голосом — голосом Эми Уайнхаус. Это была отвратительная песня — я ненавидел ее весь последний год, с того самого дня, как закачал в мобильник как мелодию будильника. А ведь раньше нравилась… Мелодия будильника?!! Я еще раз оглядел бесцветный лес и приближающиеся глаза-огни, глубоко вздохнул и — в следующий миг уже лежал в своей кровати.

Антон Семенович положил руку на рычаг, который когда-то был ручником, вздохнул, негромко произнес «поехали», опустил ручник, а затем сделал такое неловкое движение, словно у него что-то зачесалось на груди. Он почесался так скомкано и стыдливо, что и Василий и Савка на заднем сидении догадались: перекрестился Антон Семенович перед экспериментом.

Машина двинулась вперед мягко как поезд в метро. Вроде шум есть, мотор гудит, а тряски почти никакой. Строго говоря, двигалась она не вперед, а назад во времени. Василий, как главный помощник и лаборант Антона Семеновича участвовал в путешествии уже не раз, поэтому смотрел сквозь хипстерские очочки спокойно и даже слегка надменно. А вот Савку взяли в поездку впервые, поэтому он сперва водил головой из стороны в сторону, чтобы в объектив маленькой налобной камеры попадали все окна машины, а потом уставился в ближайшее и снимал то, что происходит там.

Сборник научно-фантастических повестей и рассказов.

Вадим Сергеевич Шефнер (1915-2002) - поэт, прозаик, лауреат отечественных литературных премий, буквально - "ровесник века" российской литературы ушедшего столетия. В жанре фантастики Шефнер дебютировал относительно поздно, в 1960-е годы, однако уже с самых первых своих произведений сформировал уникальный стиль, ставший впоследствии своеобразной "фирменной маркой" его творчества - фантастики по-доброму иронической и мягко-пародийной, веселой - и мудрой, реалистичной - и поэтичной. Фантастики решительно ненаучной - и (возможно, поэтому?) до сих пор сохранившей свое обаяние...

«Уникальный, но совершенно бесполезный девайс.

Упаковка — нет.

Условие доставки — самовывоз.

Цена — договорная».

К объявлению пришпилена фотография — нечто крайне неопределённое, с трудом поддающееся описанию. Похоже на инсталляцию в стиле «индастриал» под пластиковым колпаком. Но красиво, чёрт побери. Приняв наконец решение, Марк скопировал объявление и переслал его Славику. Ответ пришёл быстрее, чем Марк успел достать банку колы из холодильника. «Берём!!!!!!!»

Да просто быть того не может, что в Унитерре запретят книги из бумаги. Напротив: их же ведь хранят в специальных библиотеках, окружив самым бережным уходом, и выдают там в пользование ученым. Даже частным лицам разрешается иметь бумажные книги, читать их, более того — одалживать другим; вот только превращать их в предмет торговли запрещено, ибо как материальное, так и культурно-историческое значение книг бесценно. Против подобных мер защиты нечего возразить, и посему вполне понятно, что в соответствии с конституцией и устоями Унитерры некоторые книги засекречены: одни из-за аморального, то есть антиунитеррского, содержания либо иного вредного или по всей вероятности вредного содержания, остальные — по другим причинам. К ним имеет доступ лишь крайне ограниченный круг лиц.

В отличие от тебя я ощущаю время правильно. Ты видишьлишь ручеек, когда на самом деле перед тобою море. И настоящего нет - забудь, потому как время в постоянном движении и не линейно, как ты привык считать, а разносится во всех направлениях сразу Воспринять его цельно даже я не могу, но я хотя бы не зашорил глаза и не прусь в одну сторону, как вы, люди».

- Бредовый сон, - пробормотал Павел, разлепил веки и сел. - Нет, это был не сон. Первый рих именно так и сказал вчера: время у них движется как угодно, но только не так, как на Земле. Появляется то прошлое, то будущее. Настоящее - краткий миг, и оно могло быть таким, но что-то там все время случается в прошлом или будущем, и все опять не такое. Короче, полный кавардак. И кавардак больше всего не в моей, а в их головах. Вот, сижу. Разве я сижу не здесь и сейчас? Хотя… нас они запросто взяли, тепленькими. Ухватили и в темницу заточили. Так у кого кавардак?

Как найти путь домой, если ты попал в параллельную реальность? Где грань между настоящим и заблуждением? Всё ли так вокруг нас на самом деле, как воспринимает мозг? Главный герой пытается вырваться из параллельного мира, в котором случайно оказался.Книга третья из серии "Вектор времени"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вот, выкладываю на обозрение труд более чем полугодовалых мучений. Читайте, критикуйте, комментируйте. Отклонено издательством АСТ. Причина — не подходит.

Издается второй сборник рассказов, баек и зарисовок содружества «ПОКРОВСКИЙ И БРАТЬЯ».

Известный писатель Александр Покровский вместе с авторами, пишущими об армии, авиации и флоте с весельем и грустью, обещает незабываемые впечатления от чтения этой книги. Помимо самого А. Покровского, автора знаменитой книги «Расстрелять», в книге представлены Сергей Акиндинов, Юрий Завражный, Борис Бобак, Елена Панова, Николай Курьянчик, Константин Лакин, Алексей Мягков, Дмитрий Сухоруков, Александр Сафаров, Павел Мартынов, Сергей Литовкин, Олег Рыков, Александр Канцыреев, Николай Рубан, Вадим Федотов, Сергей Скрипаль, Иван Храбров, Максим Токарев.

Часть авторского коллектива сформирована по результатам конкурса, проведенного в Интернете.

Ее глаза становились в сумерках ярко-синими, а кожа светло-золотой.

Привыкнуть к ее переменам было совершенно невозможно. Даже взгляд ее то вспыхивал, восхищаясь или негодуя, если ее что-то интересовало, то гас до помертвелости, она уходила в себя так, словно жизнь уменьшалась в ней до исхода и, казалось, вот-вот совсем кончится, если бы не легкое дыхание.

– Я не желала бы жить в этом доме, лучше повеситься, – высокомерно заявляла она на улице. И дом, получивший столь нелестный отзыв, реально мрачнел, как черный гроб.

О пагубности РПЦ для России.