Группа поддержки. Второе зло

Группа поддержки. Второе зло
Автор:
Перевод: К. Крутских
Жанр: Ужасы
Серия: Улица Страха
Год: 2010
ISBN: 978-5-17-068347-5

Несчастные случаи, таинственные происшествия, кошмарные нападения и жуткие убийства — все это происходит с участницами группы поддержки Шейдисайдской школы. Кто охотится за девушками в пустых школьных коридорах — маньяк, злой дух или призрак? Начните читать и почувствуйте леденящий душу ужас и потусторонний страх. Эта книга будет интересна любителям остросюжетной прозы и всем тем, кто, став взрослым, не разучился верить в таинственное и по-прежнему боится темноты…

Отрывок из произведения:

Кимми Басс притормозила на Дивизионной улице и нетерпеливо забарабанила по рулю пальцами.

— Терпеть не могу этот светофор, — пояснила она.

Ее подруга Дебра Керн, сидевшая рядом, уставилась на переходящего дорогу парня в синей ветровке, ведущего на поводке огромного добермана.

— А куда ты так спешишь? — спросила она, протирая стекло рукой в перчатке.

— Она всегда спешит, — заметила с заднего сиденья Вероника Митчел, или просто Ронни.

Рекомендуем почитать

Кто такая Хани Перкинс?

Всем она представляется лучшей подругой Беки Норвуд. Но сама Бека уверена, что никогда раньше не встречала Хани.

Хани постоянно вмешивается в жизнь Беки, подражает ей во всем.

Но когда Бека позволяет себе иметь больше чем одну «лучшую подругу», – происходит ряд загадочных несчастных случаев…

В тот день случилось что-то страшное… но — что? Этого Марта не помнит! Врачи говорят — когда-нибудь память вернется… И теперь она возвращается! Снова и снова рисует Марта одно и то же лицо — лицо погибшего парня. Кем он был? Как он погиб? Марта должна вспомнить — иначе сойдет с ума. Должна вспомнить — даже если это будет стоить ей жизни!

В автомобильной аварии погиб отец Лизы, а сама она вместе с матерью попала в больницу. С тех пор Лиза живёт как в бреду. Её мучают кошмары и галлюцинации, в которых она снова и снова во всех подробностях переживает ту аварию. Поэтому, когда Лиза узнаёт, что некоей женщине нужна няня для маленького сына, она с радостью хватается за эту работу. Может, труд изгонит видения из головы. 

Но когда в дом неожиданно заявляется демоническое существо, а в округе начинают находить изуродованные трупы, «лёгкая работа» начинает пробуждать в душе Лизы ужас…

«Пожалуйста, помогите… Наши родители пропали!»

Вначале Кэра и Марк не придали значения тому, что их родители не вернулись домой, не позвонили и даже не оставили записки. Бывало, что они не ночевали дома.

Неожиданно исчезает Джин, девушка Марка.

Полиция явно не заинтересована в поисках пропавших.

Марк и Кэра чувствуют, что за ними следят, и понимают, что весь ужас только начинается…

Кто-то хочет, чтобы и ребята исчезли…

Но доживут ли они до разгадки тайны?…

Ш-ш-ш. В Шэдисайдском госпитале каждая палата хранит свою ужасную тайну. Бедная Лори Мастерс. Студентка-практикантка слишком много видела, и теперь врачи и медсестры пристально следят за ней. Они столкнулись со смертельным диагнозом. Лори, может, и не больна, но она получила предписание — предписание ужаса!

     Издательство «Коллекция «Совершенно секретно»» продолжает свою серию «Школьный триллер» изданием цикла повестей американского писателя Р.Л.Стайна под названием «Улица Страха».

     Пять самых красивых девушек школы названы претендентками на звание королевы выпускного бала. Но чья-то безжалостная рука убивает их одну за другой...

Подслушать чужой секрет…

Узнать что-то очень важное…

Мечта любой девчонки!

И для Холли Сильва эта мечта стала явью.

Она знает. Знает нечто ужасное. И готова поделиться своим секретом со своей компанией!

Но… есть такие тайны, которым лучше бы оставаться тайнами.

И кто-то, кто знает, что услышала Холли, готов сделать все, чтобы заставить ее и ее друзей замолчать.

Если нужно, то - замолчать навеки!...

В старшей школе Шейдисайда только и разговоров, что о новенькой, Лиззи Палмер. Майкл и его подружка Пеппер подружились с Лиззи, но чем ближе они её узнают, тем более странной она им кажется… и тем больше очаровывает Майкла. Он приглашает Лиззи принять участие в гонке на снегоходах, которая заканчивается страшной аварией. Вскоре кто-то начинает расправляться с друзьями Майкла. К своему ужасу, он и его друзья окажутся втянуты в историю немыслимого злодеяния, совершённого более шестидесяти лет назад…

Другие книги автора Роберт Лоуренс Стайн

ЧИТАТЕЛЬ, ПРЕДУПРЕЖДАЕММЫ ДЕСЯТЬ РАЗ ТЕБЯ НАПУГАЕМ!

Зловещая грудная сестрёнка и пулы дистанционного управления, с помощью которого можно управлять не только телевизором… Учитель, помешанный на змеях и милый плюшевый мишка, ставший внезапно ОЧЕНЬ плохим…

Всё это ждёт вас в десяти УЖАСТИКАХ которые обеспечат вам мурашки всю ночь напролёт…

Ну а сегодня мы возвращаемся к оборотням (или они возвращаются к нам) в отличной книге-игре «Оборотни Безумничьего Домика»!

Аманда и Джош переезжают с родителями на новое место – в большой мрачный дом, оставшийся их отцу в наследство от старого двоюродного дедушки, которого никто из них никогда не видел.

Детям дом сразу не понравился. Похоже, в нем даже водятся приведения – Аманде все время мерещатся незнакомые мальчики и девочки, разгуливающие по всему дому…

Чтобы остаться в живых, деревянной кукле Слэппи нужно совершить три добрых дела. Таково заклятие, наложенное на марионетку ее бывшим хозяином Джимми О` Джеймсом.

Но сколько Слэппи ни пытается сделать что-либо хорошее, все тщетно. Все вокруг словно сговорились. Есть ли у деревянного болванчика шанс выжить?

ISBN 5-353-00834-0

Ты хорошо себя проявил в летнем цирковом лагере и в качестве награды тебе разрешено целую неделю провести в цирке. Только на поверку это оказывается настоящий цирк СТРАХА!

Там ты встретишь Девочку с пятью языками и Мальчика с гниющей плотью! Эти фрики, которые помещены в цирковой балаган, когда-то были нормальными мальчиками и девочками. Всё это дело рук злобной хозяйки цирка.

А теперь она охотится за тобой.

Джерри нашел на чердаке старое пианино. Оказалось, что оно вполне исправное. И даже очень хорошее. Родители предложили Джерри научиться на нем играть. И Джерри решил, что это будет классно. Вот только учитель музыки, доктор Визк, был каким-то странным. Действительно, очень странным. Иногда Джерри просто не понимал, что тот пытается ему втолковать. А потом Джерри кое-что рассказали. Про музыкальную школу доктора Визка. Про учеников, которые приходили в школу… и не возвращались назад.

Джоди любит приезжать на ферму к дедушке. Ничего особенно интересного там нет, зато дедушка знает множество страшных историй. А какие оладьи печёт бабушка — объедение!

Но в этом год на ферме всё по-другому. Дедушка с бабушкой очень состарились. А на кукурузном поле происходит что-то непонятное. Если раньше там было одно пугало, то теперь их не меньше дюжины, и выглядят они жутковато.

А однажды вечером Джоди случайно увидела нечто совершенно невероятное. Ей показалось, что пугала оживают…

ЧИТАТЕЛЬ, ВНИМАНИЕ — К ЛЕТНИМ УЖАСАМ ГОТОВЬСЯ ЗАРАНЕЕ!

Затянут ли лагерь, в котором отдыхает Мэтт, побеги чудовищного ядовитого плюща? Сможет ли Эрик спастись из собственного аквариума и не пойти на корм рыбкам? Куда приведет Тару пугающий голосок, доносящийся из найденной ею морской раковины?

Эти десять историй ужаса отлично читаются у лагерного костра или в спальне под одеялом!

Популярные книги в жанре Ужасы

Говард Ф.Лавкрафт

Заявление Рэндольфа Картера

Вновь поведаю - не знаю я, что стало с Харлеем Вареном, хоть думаю,почти надеюсь, что пребывает он ныне в мирном забвении, если там существует столь благословенная вещь. Истинно, в течении пяти лет я был его ближайшим другом, и даже разделил с ним исследования неизведаного. Я не стану отрицать (нашелся свидетель, пусть слабый и ненадежный - моя память) похода к пику Гаинсвиль, на дороге к Большому Кипарисовому Болоту, той отвратительной ночью, в полдвенадцатого. Электрические фонари, лопаты, катушка провода, что мы несли - лишь декорации к омерзительной сцене, сожженой моей поколебавшейся памятью. Но затем, я должен настоять, что не утаил ничего, что следовало бы сказать, о том почему меня нашли следующим утром на краю болота одинокого и потрясенного. Утверждаете - ни на болоте ни рядом не было ничего, что могло бы вселить страх. Я соглашусь, но добавлю, оно было вне я видел. Видение, кошмар, должно быть это было видение, либо же кошмар - я надеюсь - все же лишь это сохранил мой разум о тех отвратительных часах, когда мы лишились человеческого надзора. И почему Харлей Варрен не вернулся, он, либо его тень, либо некая безымянная вещь, которую я бы даже не рискнул описать, лишь сам он может поведать.

Ричард Матесон

Никаких вампиров не существует!

Перевод Р. Шидфар

Проснувшись теплым осенним утром, Алекса, супруга доктора Герии, почувствовала приступ страшной слабости. Несколько минут она неподвижно лежала на спине, уставившись в потолок затуманенными темными глазами. Господи, ее словно выжали! Руки и ноги., казалось, налились свинцом. Может быть, она заболела? Надо сказать Петре, пусть осмотрит ее.

Сделав осторожный вдох, Алекса медленно приподнялась на локте. Рубашка сползла до пояса, обнажив грудь. Странно, как могли развязаться бретельки, подумала она, опустив глаза вниз.

Петр Семилетов

MEGADRIVE

пpедисловие

Веpнее, это не пpедисловие, как как бы пpедостеpежение. MEGADRIVE - не пpостой pассказ. Поэтому, пеpвое: Если вы его пpочтете, то уже _никогда_ не забудете. И втоpое: Если вы чpезмеpно впечатлительны, _не_ _читайте_ этот pассказ. Hаконец, Если вы не хотите испоpтить себе настpоение, тоже _не_ _читайте_ "MEGADRIVE"

MEGADRIVE

One... Two... Three... Four... Зима. Зима-зима-зима. Почти весна, но еще снег лежит, однако с острой коркой кое-где. И сосульки. Место действия - внимание, это важно! - ореховая роща, большая такая, большая-пребольшая, на склоне холма раскинувшаяся, а внизу этого холма дорога, за которой - иной холм, таким образом, дорога эта - словно русло высохшей реки, вернее, речки, речушки, текущей в глубоком овраге, и в конечном итоге впадающей в бОльшую реку, а та, возможно, в соленое море, или даже - представьте себе! - в океан! Hу надо же. Hа том, ином холме - кладбище, что зовется Чернослободским - его все так и зовут - Чернослободское, потому что примыкает оно к району с таким названием, но нам нет никакого дела до этого, разве что вспомним, что кладбище сие довольно старое, а если приглядеться, то наверху склона, над дорогой, глинистую гору размыли дожди, и из-под ржавых прутьев ограды виднеется угол и стенка гроба. В нем лежат кости некоего Федора Сергеевича Терещенко, рожденного в 1878 году, и умершего через - ну, все ведь люди умирают, не правда ли? - 70 лет, то есть в 1948. Бух! - сказала война, а спустя три года Сергеич помер, к чему бы это? Зима-зима, отступи, волшебница, дай время чародейке весне, отступи. Им по одиннадцать лет, имена - вы хотите услышать имена? - я тоже! Имена в студию! - Андрей и Юра, Юра и Андрей, комбинируйте как хотите, не важно. Они прогуливают школу, задумав покататься на санках. Здесь, в ореховой роще. Офигееееееть! Тут есть такая горааааа! Ух блииииии...

Яpослав Залесский

Голова отшельника

Ранним сибиpским утpом, когда тусклый свет начинающегося дня посеpебpил тpонутые инеем веpхушки сосен и pазлился над затеpянной в тайге маленькой деpевушкой, Афанасий закинул за спину доpожный мешок, затянул бpезентовые лямки и тихо вышел из бpевенчатой избы с покосившейся от тяжести снега кpышей. Спящая деpевня лежала пеpед ним, погpуженная в полумpак, только поднимались из дымовых тpуб молочно-белые столбы дыма. Они уходили веpтикально ввеpх, и pассеивались в звенящем моpозом бледноголубом воздухе. Вчеpашняя метель пpекpатилась, уступив место полному безветpию. Погpебенные под снегом, дома казались диковинной фоpмы сугpобами или беpлогами, из котоpых поднимается паp от дыхания спящего звеpя.

Берег озера Хевельманс

Штат Джорджия

5 марта, 9:30

— Когда я сюда приехал, лягушек на озере было несметное множество. А сейчас популяция сократилась до нескольких сотен. Если не принять мер, через два года этот вид окончательно вымрет, — доктор Пол Фарадей бережно отпустил представителя вымирающего вида в родную стихию — на влажную прибрежную почву, покрытою прошлогодними листьями и прочим экологически чистым мусором.

Это произошло много лет назад. Моему брату Солу и мне понравился старый заброшенный дом Слотера. Еще со времен, когда мы были мальчишками, на грязном окне фасада криво висело окантованное желтым объявление: «Продается». С мальчишеским запалом мы поклялись, что когда станем постарше, объявления здесь больше не будет.

Когда мы выросли, это желание каким-то образом сохранилось. В нас жило пристрастие к викторианской эпохе, у Сола и у меня. Его живопись была сродни розовому, пышущему здоровьем изображению натуры, столь милому художникам XIX столетия. И мои сочинения, хотя и далекие от какого бы то ни было совершенства, несли ясный отпечаток обстоятельности, были отмечены той тщательной отделкой фразы, которую модернисты клеймят, называя глупой и неестественной.

Примерно раз в месяц он выводил ее на прогулку за пределы двора. Они ходили по пустынным улицам, держась как можно дальше от людей и тех мест, где она могла спрятаться от него. Но вряд ли Рита смогла бы бежать. Страх парализовал ее волю, и она всегда послушно шла рядом с ним, чувствуя леденящее душу влияние, исходившее от ножа, спрятанного в его кармане.

В своем дворе, отгороженном от мира высокими и глухими каменными стенами, он позволял ей прогуливаться на поводке. Он сидел на веранде в плетеном дачном кресле, читая Раджниша или Паскаля, а второй конец поводка был обмотан вокруг его запястья.

Этот осенний день стал днем триумфа Августа Хоффмана: он был признан первым поэтом королевства. Когда Хоффман закончил чтение поэмы "Первый на берегу", сам старик Вольферман, корифей поэзии, поднялся с кресла, горбясь, мелкими шагами подошел к Хоффману, пожал ему руку и зааплодировал сухими старческими ладошками. Его слова "Спасибо, Август!" потонули в грохоте аплодисментов. Это могло означать только одно: Вольферман признал себя побежденным. Кольцо гостей сомкнулось вокруг Хоффмана, Вольфермана оттеснили. Великолепная зала дворца Хоффмана была заполнена шумом голосов. Бесчисленные поздравления и рукоплескания оглушили Хоффмана. Он стоял, улыбаясь, в центре толпы, кивками благодаря за комплименты, в окружении самых богатых, самых знатных жителей столицы; девушки дарили ему самые ослепительные улыбки, их мамаши благосклонно щурились в лорнеты, отцы семейств — все, как один — жаждали пожать ему руку. Жан Лефевр, приближенный короля и друг наследного принца, знаток и почитатель искусств, сорвав с раскрасневшегося лица очки, кричал: "Браво, Хоффман!". Хоффман повернулся к нему и поклонился. Протестующе подняв руку, с соболезнующей улыбкой он развернулся и пошел сквозь толпу к выходу. "Браво, браво!" — кричали ему вдогонку. Еще несколько рук протянулись к Хоффману, но он пожал лишь одну, принадлежавшую впавшему в детство Альбрехту Дюссельдорфу — единственно из уважения к его деньгам. Руки других, совавшиеся к нему, он отстранял вежливо, но решительно, и наконец вышел из залы. Свернув в полуосвещенный коридор, который вел во внутренние покои, Хоффман на ходу крикнул:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Несчастные случаи, таинственные происшествия, кошмарные нападения и жуткие убийства — все это происходит с участницами группы поддержки Шейдисайдской школы. Кто охотится за девушками в пустых школьных коридорах — маньяк, злой дух или призрак? Начните читать и почувствуйте леденящий душу ужас и потусторонний страх. Эта книга будет интересна любителям остросюжетной прозы и всем тем, кто, став взрослым, не разучился верить в таинственное и по-прежнему боится темноты…

Несчастные случаи, таинственные происшествия, кошмарные нападения и жуткие убийства — все это происходит с участницами группы поддержки Шейдисайдской школы. Кто охотится за девушками в пустых школьных коридорах — маньяк, злой дух или призрак? Начните читать и почувствуйте леденящий душу ужас и потусторонний страх. Эта книга будет интересна любителям остросюжетной прозы и всем тем, кто, став взрослым, не разучился верить в таинственное и по-прежнему боится темноты…

Сообщение на расширенном заседании Московско-петербургского философского клуба 7 февраля 2009 года

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" (http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Воспоминания Н. Н. Краснова-младшего. Материалы по трагедии казачества накануне, во время и по окончании 2-й мировой войны.

Для автора «Незабываемого» — донского казака, офицера армии Югославии — советско-германская война 1941-45 гг. стала продолжением гражданской, продолжением борьбы за свободную Россию.

Воспоминания Николая Краснова-младшего посвящены событиям, до сих пор остающимся малоизвестными современному российскому читателю — предательской выдаче англичанами по окончании 2-й мировой войны в СССР на расправу десятков тысяч казаков.

Автор — единственный из семьи Красновых, кто сумел пройти все ужасы ГУЛАГа и вырваться в свободный мир. Помогло выжить обещание, которое он дал в 1945 году своему деду: рассказать, миру правду о предательстве «союзников», о трагической участи преданных, о том, во имя чего взяли казаки оружие.

В России книга издается впервые. Для российского читателя составитель посчитал необходимым дополнить издание материалами о причинах, толкнувшие огромное число казаков на вооруженную борьбу с Красной армией в составе германского Вермахта, об истории формирования казачьих частей, а также кратким описанием жизни Н.Н.Краснова после освобождения (на основании его переписки с кубанским атаманом В.Г. Науменко).

Издатели сердечно благодарят тех, без кого это издание не состоялось бы: за финансовую поддержку — ветерана 5-ю Донского полка 15 ККК Николая Семеновича Тимофеева, ООО «Буроввик» (Москва) и его руководителей — Александра Всеволодовича Никольского и Евгения Анатольевича Хохлова; за предоставленные фотоматериалы — Товарищество ветеранов 15 ККК (ФРГ) и его представителя в Москве — В.В. Акунова; Михаила Леонидовича Васильева (Франция) — сына донского генерала, выданного в Лиенце н погибшего в ГУЛАГе: а также Наталию Вячеславовну Назаренко-Науменко (США) дочь кубанского атамана; редакционную коллегию и авторов газеты «Станица» (Москва).