Гроб хрустальный. Версия 2.0

1996 год, зарождение русского Интернета, начало новой эпохи. Президентские выборы, демократы против коммунистов. Из 1984 года возвращается призрак: двенадцать лет он ждал, словно спящая царевна. В хрустальном гробу стыда и ненависти дожидался пробуждения, чтобы отомстить.

На глазах бывшего матшкольного мальчика, застрявшего в 80-х, сгущается новый мир 90-х – виртуальность, царство мертвых и живых. Он расследует убийство новой подруги и расшифровывает историю далекой гибели одноклассника. Конечно, он находит убийцу – но лучше бы не находил.

"Гроб хрустальный: версия 2.0" – переработанный второй том детективной трилогии "Девяностые: сказка". Как всегда, Сергей Кузнецов рассказывает о малоизвестных страницах недавней российской истории, которые знает лучше других. На этот раз роман об убийстве и Интернете оборачивается трагическим рассказом о любви и мести.

Отрывок из произведения:

Представляя читателям Библиотеки Мошкова трилогию "Девяностые: сказка", я хотел бы сказать несколько слов.

Году в двухтысячном мне пришла в голову идея написать детективную трилогию про девяностые. 1994, 1996 и 1998 годы – и по сказке на каждую книжку, чтобы интересней было писать. Я начал "Семь лепестков" и писал их урывками года два – что вообще не идет на пользу книжкам. "Гроб хрустальный" занял у меня весь 2002 год, а летом 2003 года я наконец написал "Серенького волчка".

Рекомендуем почитать

Романы "Семь лепестков" и "Гроб хрустальный" представляют собой два первых тома трилогии "Девяностые: сказка". Они объединены общим героем и некоторыми общими мотивами. Их лучше читать по порядку, но те, кому 1996 год, русский Интернет и матшколы интересней чем 1994 год, рейв и легкие наркотики могут сразу перейти к "Гробу хрустальному".

Фрагменты из моего романа "Семь лепестков" появились в Библиотеке Мошкова еще до бумажной публикации. Со временем я планировал опубликовать весь роман — также как и его продолжение "Гроб хрустальный". Более того, я собирался подготовиться Special Edition для Интернета — с элементами гипертекста, примечаниями и прочими вещами, затруднительными на бумаге. Я никак не мог выбраться сделать это — а потом потерял интерес к этим двум романам. Точнее, мне перестало нравится как они написаны, а герои стали казаться совсем уж плоскими. Теперь я лелеял мечту переписать обе книги и потому, опять-таки, не спешил выкладывать их в Сеть. Вот, думал я, опубликую третий роман, "Серенький волчок", перепишу первые два, и тогда уж положу всю трилогию. Все это время я не возражал против того, чтобы мои романы появились в Сети — но просто ничего не делал для этого сам. В конце концов, и без моих книг здесь есть чего почитать: мои романы подождут.

В один из летних дней 1994 года в разных концах Москвы погибают две девушки. Они не знакомы друг с другом, но в истории смерти каждой фигурирует цифра «7». Разгадка их гибели кроется в прошлом – в далеких временах детских сказок, в которых сбываются все желания, Один за другим отлетают семь лепестков, открывая тайны детства и мечты юности. Но только в наркотическом галлюцинозе герои приходят к разгадке преступления.

Автор этого романа – известный кинокритик, ветеран русского Интернета, культовый автор глянцевых журналов и комментатор Томаса Пинчона.

Эта книга – первый роман его трилогии о девяностых годах, герметический детектив, словно написанный в соавторстве с Рексом Стаутом и Ирвином Уэлшем. Читатель найдет здесь убийство и дружбу,техно и диско, смерть, любовь, ЛСД и очень много травы.

Вдохни поглубже.

В один день погибают две девушки. Женя Королева – предположительно отравлена. Мила Аксаланц – предположительно доведена до самоубийства. "Гуру по жизни" Юлик Горский и Антон, его Арчи Гудвин, расследуют эти две смерти, такие разные, и тем не менее таинственно связанные. "Подобно тысяче громов" -- роман из Москвы образца 1994 года. Рейв-культура, бизнес по-русски. Сказка и реальность, история любви, история дружбы. Первая часть трилогии Сергея Кузнецова "Девяностые: сказка".

Другие книги автора Сергей Юрьевич Кузнецов

Сергей Кузнецов умеет чувствовать время и людей в нем, связывая воедино жизни разных персонажей. Герои его нового романа «Учитель Дымов», члены одной семьи, делают разный жизненный выбор: естественные науки, йога, журналистика, преподавание. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох?

«Роман о призвании, о следовании зову сердца. О жизни частного человека, меняющего мир малыми делами, который не хочет быть втянутым в грубую государственную игру. О мечте. О любви, которая бывает только одна в жизни. О родителях, ценность которых люди осознают, только когда они уходят».

Сергей Кузнецов

Сергей Ю. Кузнецов — прозаик, журналист; автор романа «Хоровод воды», самой необычной семейной саги нашего времени, вошедшей в шорт-лист премии «БОЛЬШАЯ КНИГА».

Мир в романе «Живые и взрослые» не делится на богатых и бедных, на белых и красных — здесь есть только живые и мертвые. Между живыми и мертвыми проведена Граница и налажены деловые отношения. У мертвых есть современные технологии и красивая одежда, у живых — любовь и дружба. У живых — течет время, у мертвых — его нет.

Зато и там, и там есть любопытные школьники…

Как было до Проведения Границ? Возможно ли разрушить Границу и жить всем в мире? Угрожает ли что-то миру живых? Смогут ли они разгадать все загадки и спасти свой мир?

Фотограф Хосе Хавьер Серрано (Jose Javier Serrano)

Гэри Розенцвейг, профессор кафедры истории в Сити-колледже, был совершенно счастлив в своем первом и единственном браке. Никто не мог решить, что было здесь более удивительным: то, что это был счастливый брак, или то, что первый. Ведь у Гэри были все предпосылки, чтобы выплачивать алименты как минимум двум разным женам, живущим в противоположных концах Манхэттена: он был носат, лысоват, близорук и, кроме того, обрезан, что только увеличивало его сходство с Вуди Алленом.

В новом романе Сергея Кузнецова, финалиста премии «Большая книга», более ста героев и десяти мест действия: викторианская Англия, Шанхай 1930-х, Париж 1968-го, Калифорния 1990-х, современная Россия… В этом калейдоскопе лиц и событий любая глава – только часть общего узора, но мастерское повествование связывает осколки жизни в одну захватывающую историю.

В мире, где главный враг творчества – политкорректность, а чужие эмоции – ходовой товар, где важнейшим из искусств является порнография, а художественная гимнастика ушла в подполье, где тело взрослого человека при желании модифицируется хоть в маленького ребенка, хоть в большого крота, в мире образца 2060 года, жестоком и безумном не менее и не более, чем мир сегодняшний, наступает закат золотого века. Деятели индустрии, навсегда уничтожившей кино, проживают свою, казалось бы, экстравагантную повседневность – и она, как любая повседневность, оборачивается адом. Творчество обесценивается, человеческая жизнь хрупка, и невозможно отмахнуться от ужаса бытия.

«Когда-то я мечтал быть рок-звездой. Стоять на сцене, залитой кровью, как Игги Поп или Ник Рок-н-Ролл. Моя мечта сбылась. Я стал серийным убийцей».

Интернет-газета рассказывает о преступлениях маньяка-убийцы. Амбициозная журналистка, склонная к мазохизму, ищет экстремального секса. Маньяк убивает снова и снова. Эти двое искали друг друга всю жизнь. Там, где они встретятся, останется лишь пустота и боль. А боль не знает лжи.

«Я бы хотел написать книгу, где красота природы и красота смерти слились бы воедино. Эта книга была бы ложью – потому что, когда убиваешь, не думаешь о временах года. Убивая, ты просто убиваешь. И внутри у тебя – только ужас. Ужас и возбуждение».

Если я услышу слово «любовь» – я тебя ударю.

Новый роман Сергея Кузнецова бьет наотмашь.

Знаменитый испанец Артуро Перес-Реверте благословил Сергея Кузнецова на писательские подвиги и не ошибся: романы Кузнецова — образец увлекательной интеллектуальной литературы, в которых комизм переплетается с трагизмом, а напряженная интрига и динамичный сюжет соседствуют с чистой лирикой. …Эти люди считали себя яппи. Они были уверены, что с ними ничего не может случиться. Они ужинали в лучших ресторанах и пили кофе в редких московских кофейнях. Москва, август 1998-го, экономический кризис. Таинственное убийство. Российский бизнес, гламур, островок благополучия посреди голодной страны. Утешают разве что детские сказки и умение говорить "все отлично", даже когда все очень плохо. Благополучную жизнь этих людей уничтожил даже не кризис 1998 года — она взорвалась изнутри под давлением страстей, отчаяния и любви. "Серенький волчок" — детективный роман о любви и о том, как в Москве закончились девяностые годы, заключительная часть трилогии Сергея Кузнецова "Девяностые: сказка", непохожая на все, что автор писал прежде.

Сергей Кузнецов – журналист, писатель, известный сетевой деятель. Автор романов «Шкурка бабочки», «Нет» (в соавторстве с Линор Горалик), трилогии «Девяностые: сказки».

Герои нового романа «Хоровод воды» – современные жители мегаполиса, у них нет практически ничего общего – только ушедшие поколения предков: каждый из них – часть одной большой семьи. Только не все об этом знают…

Время, как толща воды, разделяет людей из разных эпох. Среди них – русский дворянин, ставший чекистом, и продавец обувного магазина, женщина-снайпер и когда-то талантливый спившийся художник, бизнесмен-аквариумист и ученый-шестидесятник. В истории огромной семьи нет главных и второстепенных фигур, их судьбы собираются в мощный поток, рисуя причудливый узор русской истории ХХ века.

Популярные книги в жанре Современная проза

Тимур Минагев

Автобус

Антон стоял на остановке и ждал автобус. Hа улице не было ни души. Антон подумал о том, что дома его ждут родители и очень волнуются. "А это не в первый раз", - сказал он себе . Уже прошло более получаса, а автобуса все не было. Hа дороге не было машин. Антон стоял один на остановке. "Пешком что ли пойти?",- подумал он.

Антон хотел было пойти , как вдруг кто-то дотронулся до его плеча. Юноша обернулся и увидел, что перед ним стоит человек, который был одет во всё черное. Лица его он не разглядел. Антон очень испугался и попятился назад, но что-то сильное надавило на него и он упал. Hезнакомец тихо произнес: - Антон, пошли! Пришло время!

Тимур Минагев

Один день

- Что с тобой происходит? Почему ты все время молчишь?

- Кому нужна моя жизнь? Я потерял все...Друзей, любимую, родите

лей.

- Hо я твой друг! Hе говори так!

- Извини, но у меня только один друг остался. Он достал щприц и показал мне. Он повертел его в руках, положил рядом с собой

- Перевяжи мне руку!

- Ты что дурак! Брось это - это не выход из сложившейся ситуации!

Тимур Минагев

Сигареты...

Я достал пачку сигарет, повертел ее в руках. Акциза не было. Левый "Winston". Лучше левый "Winston", чем родная "Ява". Хотя где же патриотизм? Он наверное остался на Второй Мировой, когда солдаты курили махорку и радовались что они еще живут.

А может бросить курить? Хм...потом ведь скучно будет? Чем заниматься то? А ведь так приятно выкурить сигаретку после лекции или просто выкурить за чашечкой кофе. А вообще зачем покупать сигареты? Это равно как покупать смерть! За смерть еще и платить!

Ядвига Мирошниченко

Сны о чем-то большем...

Седова уже давно не выходила из комнаты на третьем этаже в Гостинице Мартина. Не то приболела, не то одичала. Проходя мимо окон Гостиницы, новые, незнакомые Седовой, обитатели Странного Места видели чье-то бледное лицо в окне третьего этажа. Седова сидела целыми днями взаперти и как-то затравленно глазела на елку в углу комнаты. Убирать ее не хотелось. Есть тоже не хотелось. Иногда сердобольный хозяин Гостиницы ставил тарелку с едой у ее двери и стучал два раза. Седова не открывала. По крайней мере, Мартин не дожидался. Его радовало то, что однажды перед дверью на третьем этаже он нашел стопку засохших и грязных, но пустых тарелок.

Дмитрий Мирошник

СЛАД

Борис встал с постели, подошел к столу, вынул из пачки сигарету, закурил. Сделав две глубоких затяжки, он вернулся, сел на постель и посмотрел Светлане в глаза. Она улыбалась.

- Надо же... Я даже пошевелиться не могу... Ты что же делаешь с одинокой женщиной, разбойник? - в ее голосе не слышалось укора. - Конечно, больше года без мужчины, так и разучиться можно, но ты все же молодец...

- Ладно, полежи, отдохни. Закрой глаза - я на тебя смотреть буду...

Сергей Миров

Такая работа

Рассказ

С реки давил тяжелый ветер, возвещавший об окончательном приходе осени.

Никодим Велизариевич молча пожал руку своему младшему брату Юрию, снял с вешалки плащ и шляпу, еще раз зачем-то выглянул в окошко, проделанное в цифре 6, кашлянул и, подхватив у стены свою привычную трость, начал спускаться по скрипящей лестнице. На пятой ступеньке он приостановился и, глядя вниз, где в темноте исчезала крутая спираль, произнес:

Владимир Мощенко

"Вася, радость моя..."

Рассказ

Оля познакомилась на даче с Васей, сыном своей подруги Тани, когда в ранние холода спала с ними в их баньке. Ему шел седьмой год, но из-за последствий какой-то тяжелой детской болезни он отстал в развитии. Он почти ничего не говорил, а то, что говорил, было убого и растягивалось так, будто каждый слог в отдельности нуждался в напряженном осмысливании. И тем не менее Оля ему обрадовалась. Брала в ладонь его вялую ручонку и вела к себе на участок. Он заглядывал в ее глаза и недоумевал.

Сергей Московченко

Птицы

Как-то отдыхая в лесу, после завершения очередного проекта (реализация нового алгоритма передачи данных) я обратил внимание на птиц. Hет, конечно, не на самих птиц (что там в них интересного?) и на их чирикание. Что тут может быть интересного, спросите вы? Hичего, если до этого вы не занимались 15 лет разработкой протоколов для передачи данных по различным каналам связи, в том числе и по тем, что предназначены для передачи звука, я такие, про себя, называю "аудио каналы", которые так же подходят для передачи цифровых данных как и...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Zimalettо» полностью поглощена «Ника-модой». Катя Пушкарева – фактически владелица Модного Дома! На кону для Жданова: отцовское дело, семейные деньги, репутация. Чтобы держать ситуацию под контролем, он вовлекает Катю в романтические отношения. В бизнесе – все средства хороши. В том числе – и любовь.

Пушкаревой предстоит пережить жестокое разочарование. Любовь Андрея – всего лишь игра. Партия проиграна. Возьмет ли Катя реванш?

Роман известного американского писателя П.Квентина не изобилует драками, убийствами и ужасами. Главный персонаж скорее жертва обстоятельств, в которых он должен разобраться, чтобы уберечь от опасности себя или близких ему людей. `Мягкий` американский детектив особенно придется по душе тем, кого привлекает психологическая сторона преступления и возможность поразмышлять над заданной автором загадкой. Отлично написанный детектив держит читателя в напряжении практически до последней страницы. Построением сюжета, обилием неожиданных поворотов и запутанными связями между персонажами он стоит в одном ряду с лучшими образцами жанра.

Никому в Лондоне не известно, что вдова состоятельного джентльмена миссис Джонс на самом деле скромная незамужняя провинциалка Венеция Милтон. Она присвоила себе имя погибшего и стала хозяйкой модного фотоателье.

Но однажды «покойный» Гейбриел Джонс восстает из мертвых – и со страстной настойчивостью заявляет о своих супружеских правах!

Совсем запутавшись, Венеция пытается защищаться, – однако череда опасных приключений, в которых она поневоле принимает участие, все сильнее сближает ее с «супругом»…

К счастью, в последние годы в Тунис едет все больше и больше россиян – к белоснежным пляжам из мельчайшего песка, к лазурному морю, цветущим садам, но жаль, что путешественники далеко не все знают о культурном, природном и историческом многообразии этой страны.

Тунис – уникальная страна, в которой органично и необычно слились воедино древние многовековые традиции и современный социальный уклад жизни, заимствованный из Европы. Тунис хранит в себе настоящие сокровища исторического прошлого. Природное разнообразие Туниса заставит восхититься самых скептически настроенных туристов. Пресные озера и горы, покрытые лесами, огромные скалы, возвышающиеся над морем и бесконечные барханы и дюны, буйные цветники, заросли жасмина и роз, поля маков и маргариток, бескрайние рощи миндаля и олив, южные оазисы тысяч и тысяч финиковых пальм...

Трудно определить, что именно заставляет вновь и вновь возвращаться в эту страну. Огромное закатное солнце, падающее прямо в море, ночное сапфировое небо с причудливым узором из мириад бриллиантов звезд? Или неизведанные до конца бесчисленные следы прошедших цивилизаций? Или, быть может, встречи с новыми людьми – жителями этой страны, впитавшими в себя ее культуру и многообразие? Все это так, но есть еще нечто неуловимое – общая атмосфера, присущая Тунису, во многом близкая русскому человеку, созвучная его внутреннему настрою – сочетание влюбленности и грусти, созерцания и сопереживания, тонкого восприятия природы и наслаждения ее красотами.