Грезы наяву

ГРЁЗЫ НАЯВУ

Старый лесник, немец по национальности, однажды оказался на хирургическом столе. В течение двух часов, пока действовал наркоз, он без конца говорил, причём только по-польски. Оказывается, лет 30 - 40 назад он жил рядом с польской границей и хорошо знал бытовой язык, который потом совершенно забыл. Пасторы и миссионеры нередко сообщают, что умирающие на чужбине переселенцы начинали вдруг говорить на своих родных языках, которые в обычном состоянии ими были совершенно забыты.

Другие книги автора Герман Шиничев

ГЕРМАН ШИНИЧЕВ

ОТ БИБЛИИ

НИ НА ШАГ!

Как Библейские общества

направляют и корректируют археологические изыскания

на Ближнем Востоке.

No7 за 1999 год мы писали о непонятной истории, произошедшей с немецким инженером Р. Гантенбринком. Он изобрёл радиоуправляемый робот с телекамерой, способный передвигаться в узких каналах. Запущенный в знаменитую пирамиду Хеопса робот обнаружил и сфотографировал вентиляционную шахту, в конце которой оказался тупик, закрытый замковым камнем. Гантенбринк предложил египтянам просверлить камень и рассмотреть содержимое находящейся за ней тайной камеры с помощью видеотехники. Но... служба древностей Египта неожиданно разорвала контракт - и Гантенбринк, стоявший, возможно, на пороге мирового сенсационного открытия, вынужден был уехать ни с чем.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Анатолий Карташов

к.т.н.

В России должен быть свой крокодил!

Очень нехорошо, когда что-то плавает в воде и никто не знает,

что это такое.

проф. Кларк.

Любовь к крокодилам

Любовь - стара как мир и необъяснима как смысл жизни. Мы, россияне, почему-то очень любим крокодилов. Любовь наша, увы, - без взаимности. Хотя проявляем ее к крокодилам мы в самых различных формах и даже готовы пострадать из-за нее.

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

ЕЛЕНА КОЛЕСНИКОВА

Призраки рождаются ночью

В прошлом веке Французская академия вынесла постановление - не рассматривать работы о камнях, падающих с неба, поскольку падать им неоткуда. Сегодня во Франции действует комитет по метеоритам. Нельзя забывать старую, но справедливую истину - с изучения природных феноменов и начинается всякая наука. Этому правилу следуют двое ленинградских ученых М. Вальчихина и С. Гуревич. Оба кандидата наук, она - биохимик, он психотерапевт, вполне серьезно пытаются объяснить малопонятные явления, опираясь на законы физики, биологии, математики... Предлагаем их версию, раскрывающую тайну привидений.

Валентина КОВАЛЕВА

Магия мандалы

С помощью мандалы человек существует как космический житель.

(Хосе и Мириам Аргуэлес)

На рубеже III-II тыс.до н.э. на Южном Урале и Среднем Зауралье появились поселения с упорядоченной планировкой, в основу которых был положен круг (овал) - ограниченное, замкнутое на центальную площадь пространство - мандала. Граница поселения отделяла Космос от Хаоса, своих от чужих; здесь изначально властвовала концепция центра, круговращения, защищенности, повторяемости событий. На санскрите мандала означает "круг" и "центр". Традиционно ее обозначают кругом - символом Космоса и квадратом - символом земли или мира.

Е.Крючников

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ЛАПУТА?

В первых классах, подобно многим своим сверстникам, я зачитывался "Путешествиями Гулливера". Увлекательные приключения героя Свифта полностью захватывали меня, заставляли пережить все то, что переживал он. Вместе с Гулливером я просыпался в стране лилипутов, привяэанный к земле множеством тонких канатов, вместе с ним уводил через пролив многочисленный неприятельский флот, тушил пожар в королевском дворце, а потом попадал в страну великанов, жил в игрушечном домике, сражался с исполинскими крысами и осами, содрогался от ужаса, оказавшись в лапах чудовищной обезьяны... Но пришло время, и я надолго увлекся совсем другими книгами. Пушкин, Достоевский, Толстой... Только недавно, уже окончив университет, я на досуге перечитал роман Свифта - и был буквально ошеломлен! Особенно поразили меня некоторые эпизоды из третьего путешествия Гулливера. "Вдруг стало темно, но совсем не так, как от облака, когда оно закрывает солнце. Я оглянулся назад и увидел в воздухе большое непрозрачное тело, заслонявшее солнце и двигавшееся по направлению к острову; тело это находилось, как мне казалось, на высоте двух миль и закрывало солнце а течение шести ила семи минут; но я не ощущал похолодания воздуха и не заметил, чтобы небо потемнело больше, чем в том случае, если бы я стоял в тени, отбрасываемой горой. По мере приближении этого тела к тому месту, где я стоял, оно стало мне казаться твердым; основание же его было плоское, гладкое и ярко сверкало, отражая освещенную солнцем поверхность моря. Я стоял на возвышенности в двухстах ярдах от берега и видел, как это обширное тело спускается почти отвесно на расстоянии английской мили от меня. Я вооружился карманной подзорной трубой и мог ясно различить на нем много людей, спускавшихся и поднимавшихся по отлогим, по-видимому, сторонам тела; но что делали там зти люди, я не мог рассмотреть". Так описывает Джонатан Свифт "летучий остров" Лапуту, на котором побывал Гулливер в ходе своего путешествия, начавшегося 5 августа 1706 года. Что подтолкнуло выдающегося писателя к столь необычному вымыслу? Ведь сюжеты с "воздушными приключениями" в литературе того времени по вполне понятным причинам совершенно отсутствуют... Но загадки этим не ограничиваются. Вот как описывает Свифт свою Лапуту: "Летучий или плавучий остров имеет форму правильного круга диаметром в 7837 ярдов, или около четырех с половиной миль; следовательно, его поверхность равняется десяти тысячам акров. Высота острова равна тремстам ярдам. Дно, или нижняя поверхность, видимая только наблюдателям, находящимся на земле, представляет собой гладкую правильную алмазную пластинку толщиной около двухсот ярдов. На ней лежат различные минералы в обычном порядке, и все это покрыто слоем богатого чернозема в десять или двенадцать футов глубиной. Наклон поверхности острова от окружности и центру служит естественной причиной того, что роса и дождь, падающие на остров, собираются в ручейки и текут к его середине, где вливаются в четыре больших бассейна, каждый из которых имеет около поизумили в окружности и находится в двухстах ярдах от центра острова". Такое описание, на мой взгляд, было бы вполне уместно в научно-фантастическом романе нашего времени, когда рассказы о "летающих тарелочках" постоянно будоражат общественное мнение, а писатели-фантасты, умело пользуясь этим, с поразительным единодушием "конструируют" в неземные корабли на манер исполинского легкоатлетического диска (вспомним хотя бы ефремовский звездолет-диск из "Туманности Андромеды", обнаруженный Эргом Ноором и его товарищами на планете железной звезды). Но ведь Свифт творил четверть тысячелетии назад! Где мог отыскать он прототип "летучего острова"! Однако даже геометрию нельзя считать самой удивительной характеристикой Лапуты. Созданный воображением писателя "летучий остров" не просто "парит в воздухе" подобно аэростату; его обитатели могут управлять им с помощью довольно сложной установки. И, как это ни невероятно, придуманный Свифтом двигатель не казался бы анахронизмом и на страницах современного научно-фантастического произведения.

Елена КУЛЬБИЦКАЯ

МЫ - ПОКОЛЕНИЕ ВЕЛИКОГО ПОТОПА

ЧАСТЬ I

ГЛОБАЛЬНЫЕ КАТАСТРОФЫ

СЛУЧАЮТСЯ С ЗАВИДНЫМ ПОСТОЯНСТВОМ.

ПОСЛЕДНЯЯ БЫЛА 9300 ЛЕТ НАЗАД

Заканчивается век, заканчивается тысячелетие... Мы приподнимаемся на цыпочки, стараясь заглянуть за эту завораживающую границу нулей, и верим в счастливое завтра. Мы как-то привыкли считать себя почти бессмертными, жизнь на Земле - бесконечной, а современную цивилизацию - величайшей в истории планеты. Однако сама планета, похоже, считает иначе. ВСЕ цивилизации исчезают. Долгий и пышный расцвет заканчивается резким, практически мгновенным упадком и забвением... Историки ищут причины в глупости царей, алчности жрецов, гениальности военачальников. А может, все проще, и все, что начинается, - должно закончиться, все, что рождается, должно умереть? Мы называем Ноев потоп библейской сказкой, а Атлантиду - вымыслом фантастов. Но наша планета смеется над умствованиями историков и ведет свою собственную летопись... на своей собственной шкуре. Для того, кто умеет ее читать, ясно как дважды два, что наше будущее - это ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП.

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

СЕРГЕЙ ЛУКОНИН

Мечта - ваши позывные!

В исторической науке есть факты, интерес к которым, несмотря на их загадочность, со временем ослабевает. И только пытливый ум ученого, его настойчивость нет-нет да озарит эти факты новым светом, даже если события происходили на другом материке.

Перед нами две всемирные загадки, заданные нашими прапращурами давным-давно, примерно полтора тысячелетия назад.

Мagister

Фоменко и хронология

ПРО КАЛЕHДАРИ

(то, о чем обычно забывают сказать в энциклопедиях)

[про юлианский календарь - есть в "Британике", но там автор статьи сам не разобрался и дал путанные показания.]

Для проведения и записи астрономических наблюдений используют "юлианские дни" - дни, прошедшие от 1 января 4713 г. до н.э., причем день начинается в 12h (всемирного времени). (Читайте Библию: в дне сначала вечер, затем утро.) (Богословы вольны сколько угодно спорить, КОГДА был сотворен мир; астрономам до этого нет дела - они *знают*, когда это произошло.)

Юрий АФАНАСЬЕВ

Пора перестать верить историческим мифам

ЕСПИ взять краткосрочные тенденции, скажем, в масштабах десятилетия, и долгосрочные, а они исчисляются 300 - 400 годами, то все, к большому сожалению, указывает на укрепление все той же авторитарной власти, которая всегда существовала в России.

МИФЫ КАК РИФЫ

ВПРОЧЕМ, историкам не следует быть моралистами и не пристало судить категориями "добра" и "зла". Как и не надо им плодить мифы, а следует констатировать то, что было, и пытаться объяснить, почему это произошло. Вот князь Александр Невский, святой и великий герой, избивал и мучил русских людей совсем не меньше, чем татары.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

******************************

*** ***

*** "ГУАНЬ ИНЬ-ЦЗЫ" ***

*** ***

******************************

Избранные изречения

Вне присутствия дао нельзя говорить, но то, о чем поведать нельзя, - это дао. Вне присутствия дао нельзя размышлять, но то, о чем помыслить нельзя, - это дао.

В дао нет ничего от человека. Мудрый не судит: "Это дао, а то - не дао". В дао нет ничего от своего "я". Мудрый не различает между пребыванием в дао и отстранением от него. В том, что дао нет, - залог того, что дао есть. В том, что мудрый не держится за дао, - залог того, что он не потеряет дао.

Гусарский клуб

Выдержки

Курилка

Вашему вниманию представлена ситуация, которая возникла (или могла возникнуть) в клубе, перед тем как туда вошел Ржевский. Ваша задача оценить ситуацию глазами поручика и высказать свое (поручика) мнение. Высказаться необходимо кратко и остроумно, в духе поручика.

ТУР 1

Ситуация: В клуб пришел подпоручик Дубровский и известил всех, что он был у полкового лекаря, который нашел у него геморрой. Никто из гусаров не знал что это такое, и Дубровский решил им показать. Для этого он спустил штаны и встал раком на бильярдний стол. Все гусари столпились вокруг подпоручика, разглядивая кровь на анусе, а Одоевский даже вытерь кровь белой перчаткой Дубровского. Тут появился поручик Ржевский и сказал:

Гвен

... Ей было холодно, очень холодно. За окном дул сильный ветер, гоняя по земле хлопья замёрзшего снега, которые больно впивались в ноги прохожих. Стекло звонко дребезжало между рамами и, казалось, что оно вот-вот разобьётся на тысячи мелких осколков. В комнате горел свет. Луч маленькой настольной лампы освещал лишь небольшой кусок, включавший в себя полку шкафа, кресло и столик. Hа нём стояла полупустая чашка, в которой ещё дымился горячий кофе, рядом лежала открытая книга. Закладка, представляющая из себя длинный цветной шнурок, свисала на краю стола и привлекала внимание чёрного котёнка. Он весело подпрыгивал, зацеплялся за неё коготками, срывался, с грохотом падал и всё начиналось сначала. В нём было столько нергии и азарта, что казалось, будто все вещи находящиеся сейчас в комнате запрыгают и начнут кувыркаться. Шнурок не отцепился от лапки, книга соскользнула вниз и с шумом упала на пол. Котёнок подпрыгнул и стрелой умчался под диван, откуда засветились два зелёных глаза. Она улыбнулась. Он был такой милый. Развлекая себя, он сумел отвлечь и её, отвлечь от хмурых мыслей. Hо котёнок убежал, и улыбка сошла с её лица. Снова стало холодно. Она поджала ноги и поплотнее укуталась в большую пуховую шаль. Сделав несколько глотков, она подняла книгу. Читать не хотелось. Книга легла на своё место на столе. Щёлкнул выключатель, и маленький островок исчез в огромном океане света. Hемного резало в глазах, но только первое время. Исчезли тени, пропал холод и озноб. Hо на душе спокойней не становилось и грубые и злые мысли лезли в голову. И хотя вокруг было светло, по углам пряталась темнота, темнота полная воспоминаний... Они были урывочными, но пересказывали весь год её жизни... Её племянница родилась несколько дней назад. Алекс с дочкой уже были дома, и она ехала сейчас к ним. Солнце светило совсем по-весеннему, но ветер хлестал по лицу. Дверь открыл Морган: -Привет, родственник, - она чмокнула его в щёку. - Hу, показывайте мне своего ангела. -Она там, в комнате. Кричит всё что-то, извивается как пиявка, - Морган взял у неё пальто. -Сам ты - пиявка. Радоваться должен, жене спасибо скажи. Думаешь, легко на несколько месяцев отказаться от обычного образа жизни и жевать несолёный рис с овощами ? -Айрон, это ты ? - из комнаты вышла Алекс. -Привет, сестрёнка, хорошо выглядишь. А вот твой муж убит. Говорит, какая-то пиявка родилась. -Hе слушай его. Пойдём - посмотришь на неё. Когда девушки остались одни, Айрон спросила: -А что, больше никого не будет из гостей ? -Почему ? В гостиной сидит друг Моргана. Ты с ним познакомишься. Ещё приедет Мэйбл. -Отлично. Только его здесь не хватало. -Айрон, пойми. Он кузен Моргана, а всё что с вами было, как я понимаю, уже в прошлом. -Да, конечно. Hо поверь, у меня нет большого желания встречаться с ним. Айрон лишь мельком взглянула на девочку и ушла на кухню. Около кухонного стола стоял молодой человек и пытался украсить торт кремом. У него это получалось весьма неуклюже, особенно, буквы надписи. -Это не буква 'C', а какая-то закорючка, - Айрон подошла и указала на кремовую фигурку. Потом посмотрела на парня. А он ничего, светлые волосы, голубые глаза. - Меня зовут Айрон, я сестра Алекс. -Приятно познакомиться, - парень протянул руку, испачканную взбитыми сливками. -Извини, - он смутился, обтёр ладонь и, протянув её вновь, сказал, -Гвен. -Отлично. Познакомились без вмешательства хозяев. Hо буква всё равно кривовата. -Помогай ! Айрон посмотрела на него. Hет, он не красавец, но ужасно мил и обаятелен. Она улыбнулась. Себе или ему ? Она не знала. Мысли о Мэйбле ушли на второй план. И не вернулись, даже когда пришёл он сам. В этот вечер она думала о другом, с другим разговаривала, другого пригласила на танец. Гвен неплохо танцевал, хотя чего-то не хватало. Близости ? Что ж, может быть. Или она просто привыкла к тому, что обычно всё происходит гораздо быстрее. Hо в общем-то она довольна, довольна, в первую очередь, собой... Глаза устали от света, кофе давно остыл, котёнок уснул в кресле. Hо воспоминания уже захлестнули и не выпускали её, несмотря на то, что некоторые из них причиняли сильную боль. Бывало, она не видела его несколько недель подряд, а потом случалось столкнуться где-нибудь на улице. Как она ненавидит такие встречи... В то лето Айрон уехала из города. Hужно было немного отдохнуть. Её окружали лес, горы, река. Маленький домик на берегу, тишина и покой, никаких проблем, никаких тревог. И только грусть мешала быть этому отдыху полноценным. Как давно она не видела Гвена, как давно. У неё было ощущение, что просто не узнает его при встрече, и это казалось самым страшным. В письме Алекс Айрон писала: 'Тут так замечательно. Именно этого мне не хватало последнее время. Кажется, сейчас во мне живёт совсем другой человек - спокойный, уравновешенный. Доктор как всегда оказалась права. Здешняя атмосфера подействовала на меня лучше всяких лекарств. А главное - их здесь и вовсе принимать не нужно. Я больше не чувствую сладко-горький привкус и не должна думать о том, чтобы не пропустить очередной приём. Поверь, это само по себе начинало меня злить. Каждый так и норовил спросить: 'Айрон, ты выпила таблетки ?'. С ума можно сойти от этих вопросов. А тут всё по-другому, здесь они ни к чему. А вот что я чувствую, так только то, что ужасно соскучилась по Гвену. Я так хочу его увидеть, но не могу, даже во сне. Иногда мне кажется, что его нет вообще, что я просто выдумала его своим больным воображением. Придумала человека, которого люблю, чтобы не чувствовать себя такой одинокой. Hо стоит мне вспомнить хорошенько тот вечер, у вас, и я понимаю, что это явь, и он существует на самом деле, а не только в моей голове, или в моём сердце, хотя там он живёт очень давно ...' И снова горит лишь настольная лампа. Шаль упала на пол кресла и утонула в темноте. Чем плотней становилась темнота вокруг, тем чётче становились воспоминания. Всплывала каждая мелочь, каждое сказанное слово. Они били в виски снова и снова. Холод ушёл, стало тепло и уютно; она вспоминала о самом лучшем времени того года. И только одно омрачало это время - воспоминание о той ошибке... Они часто встречались. Осень была просто великолепна. Кружились жёлтые и оранжевые листья. Опустившись на землю, они весело шуршали под ногами. Айрон тянуло на улицу, поэтому она назначала свидания в парке или на бульваре.

Yormungard

Хаос и Порядок, Тьма и Свет

Идти во Тьме страшно,если в тебе нет огня.Идти в безмолвии страшно,если не умеешь звучать. Идти в одиночестве страшно,если в тебе не хватает тебя. Hо в Свете - там, где невозможны огонь и звук - идти просто невозможно. И это страшнее всего.

Говорят - блуждать во Тьме. Hо Тьма живет - она дышит, шевелится....В ней возможны движение и звук. В ней можно идти, но это трудно - нельзя бояться ни шишек, ни неопределенности дальнейшего. Идущие Во Тьме сами творят свои судьбы - и, возможно, поэтому не знают их наперед?