Грасский дневник

Галина Кузнецова

ГРАССКИЙ ДНЕВНИК

Г. Н. Кузнецова писала автору данной заметки: "Родилась я в Киеве 10 декабря (27 ноября ст. стиля) 1900 г. Там же окончила гимназию в 1918 г.". Оставила Россию в 1920 г., осенью, по-видимому, в ноябре. Через Константинополь уехала в Прагу. "Литературная моя деятельность,- продолжает она,- началась, собственно, в Праге, где я была студенткой Французского Института (первые стихи были напечатаны в "Студенческих годах", 1922 г.). Из Праги я переехала в Париж, где познакомилась с И. А. Буниным и начала уже постоянно печататься в местных газетах и периодических изданиях, главным образом в "Современных записках". В их издательстве вышли последовательно мои книги: "Утро" (1930), "Пролог" (1933), сборник стихов "Оливковый сад" (1937), перевод романа Ф. Мориака Genitrix ("Волчица") в издательстве "Русские записки" (1938), с предисловием И. А. Бунина. В 1967 г. вышла моя книга "Грасский дневник" (Вашингтон), записи (неполные), сделанные в годы моей жизни в доме Буниных. (Письмо 8 ноября 1971 г.).

Другие книги автора Галина Николаевна Кузнецова

В книге, заключившей в себе две личности — великого писателя Ивана Бунина и его многолетней подруги, Галины Кузнецовой, — собраны переписка и материалы о непростых отношениях этих людей. Бунин, уже в эмиграции (1933 г.) награжденный Нобелевской премией за выдающиеся литературное творчество, в частной жизни был весьма неоднозначным и трагически несчастным человеком… Не в силах сделать выбор между женой и подругой, он стал жить с ними под одной крышей. Это подлинный человеческий документ, который во многом проясняет для современного читателя те процессы, которые происходили в русской литературе в начале ХХ века.

http://ruslit.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Аксель фон Мардефельд (1691 или 1692–1748), прусский посланник в России в 1744–1746 гг. «Записка» Мардефельда написана в 1746 году, в Берлине, по приказу прусского короля Фридриха II.

Впервые опубликовано в сети на сайте «Российский мемуарий» (http://fershal.narod.ru)

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация внизу страницы.

Текст приводится по изданию: Ф.-Д. Лиштенан. Россия входит в Европу: Императрица Елизавета Петровна и война за Австрийское наследство, 1740-50М.: ОГИ, 2000. — 408 С. Пер. с франц. В.А. Мильчиной, Редакторы Е.Э. Лямина, К.Г. Боленко)

© CNRS Editions, 1997

© Мильчина, пер. с франц., 2000

© Е.В. Пермяков, серия «Материалы и исследования по истории русской культуры», 1997

© ОГИ, оформление, 2000

© Оцифровка и вычитка — Константин Дегтярев ([email protected])

Киновед, кандидат искусствоведческих наук И.И. Рубанова о поэте, актере и артисте Владимере Высоцком.

Встречи с произведениями подлинного искусства никогда не бывают скоропроходящими: все, что написано настоящим художником, приковывает наше воображение, мы удивляемся широте познаний писателя, глубине его понимания жизни.

П. И. Мельников-Печерский принадлежит к числу таких писателей. В главных его произведениях господствует своеобразный тон простодушной непосредственности, заставляющий читателя самого догадываться о том, что же он хотел сказать, заставляющий думать и переживать.

Мельников П. И. (Андрей Печерский)

Собрание сочинений в 8 т.

М., Правда, 1976. (Библиотека "Огонек").

Том 1, с. 3–52.

Существенный интерес дневника младшего унтер-офицера Штукатурова заключается не в запечатленных в дневнике фактах, а в том, как в дневнике обрисовывается личность и характер его автора. Штукатуров – лучший боец, которого выдвинул в великой войне русский народ: он добровольно и сознательно отдает свою жизнь за государственные идеалы – и горько усмехается, отмечая столкновения с будничной действительностью, с героями тыла и чернильными душами, которые неизбежны на его пути полного самоотвержения. Убитый 16 декабря 1915 г., Штукатуров – солдат старого порядка, безтрепетно исполняющий все получаемые приказания; но дневник его открывает нам душу этого старого, молчаливого и послушного строя русских людей. Как ошибались те начальники, которые считали его бездушным, нерассуждающим, как заблуждались наши западные союзники, рисовавшие себе русскую армию, как холодную машину, как огромный каток или паровой пресс, наваливающийся с востока на Германию. Оторванные укладом жизни от своих офицеров, головы русских солдат напряженно и самостоятельно работают. Острой и беспощадной критике подвергается каждое действие, каждое слово его вождей В холодные осенние ночи, мучаясь от полученного на войне ревматизма, просыпается Штукатуров, кипятит котелок и заносит в свой дневник наблюдения, впечатления, критические замечания – иногда несправедливые, раздраженные, но всегда свидетельствующие об очень широком его интересе к жизни и к событиям войны, об очень высоком и благородном полете его мысли.Ход русской жизни за 60 лет, истекших со времен осады Севастополя, сильно изменил тип русского солдата. Прежде всего нас поражает его необыкновенно богатое внутреннее развитие. [133] Штукатуров – родом из окрестностей Гжатска, где у него сохранилось крестьянское хозяйство, которое он содержал и развивал на заработок от «каторжного» труда на Путиловском заводе. Жизнь крестьянина-рабочего, постоянные смены городских и сельских впечатлений, частые путешествия на отхожие промыслы, – все это создает у русского человека новую психологию, дает ему богатые впечатления, будит в нем духовную жизнь и создает пропасть между ним и западно-европейским крестьянином, приросшим, как кораловый полип, к своему клочку земли. Штукатуров прежде всего – горд, горд и своим подвигом, и обширностью своего государства, и своим Путиловским заводом; весточка о том, что завод за время войны вырос и производительность его удесятерилась, дала Штукатурову на походе несколько счастливых часов. Штукатурова, как образцового солдата, никто не обижал – но при нем били другого солдата, и Штукатуров горько обижен за другого человека, за равноправного ему товарища по строю.При отступлении от Карпат весной 1915 года, Штукатуров был ранен и подлечившись, отправился на излечение домой. В родном селе осталась, вероятно, первая половина его дневника, описывающая прибытие по мобилизации в Фридрихсгам, зачисление в 6 финлянск. стрелк. полк, бои в Августовских лесах, Восточной Пруссии и Карпатах{1}. Печатаемый дневник охватывает вторичное возвращение Штукатурова в полк, тяжелый отход от Вилькомира и Вильны к Молодечно. Передышку в Херсоне и выступление для зимней атаки австрийского фронта на Стрыпе. На убитом в первой день атаки Штукатурове был найден дневник и открытка к жене, с лаконическим текстом: «я убит сего числа». – Дневник печатается с текста, списанного с оригинала начальн. конно-развед. команды. 6 финл. Стр. полка А. И. Красовским, и снабжен примечаниями бывшего командира полка, который, несмотря на все постигшие нас незадачи, горд сознанием, что ему пришлось командовать такими солдатами, как Штукатуров.

Бранко Китанович – югославский писатель, публицист, переводчик, автор ряда книг о важнейших операциях Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Им было переведено на сербско-хорватский язык свыше сорока произведений русской и советской литературы и публицистики.

Книга «Человек, который не знал страха» – о выдающемся советском разведчике Н. И. Кузнецове. Действуя в период Великой Отечественной войны на временно оккупированной гитлеровскими захватчиками территории Украины под видом немецкого офицера, он проводил дерзкие и сложные разведывательные операции, проявляя необычайную отвагу, изобретательность и находчивость.

Для массового читателя.

Порой подумаешь: надо, наверное, вести дневниковые записи. Тогда останутся хотя бы на бумаге основные события, даты, имена людей. Так, возможно, не раз думал Георгий Дмитриевич Гребенкин. Его память на 89-м году жизни сохранила немало, он помнит самое важное: о том, как принимал в своем доме его отец Дмитрий Дмитриевич сященномученика Онуфрия, архиепископа Старооскольского, как бедствовала семья после ареста отца, как обходила его, молодого связиста, пуля на войне, как трудился на маслобойном заводе, а по воскресеньям пел на клиросе и читал Апостол в старооскольском Свято-Троицком храме.

В книге повествуется о жизни и научной деятельности действительного члена Академии наук СССР, профессора физико-математических наук, Сергея Алексеевича Чаплыгина, посвятившего свои труды аэродинамике и самолетостроению.

Это повесть бывшего фронтовика-артиллериста, ныне члена-корреспондента Национальной академии наук Украины, работающего в Институте кибернетики имени В.М.Глушкова НАНУ, прошедшего тяжелые фронтовые дороги, познавшего горечь тяжких отступлений в начале великой битвы с фашизмом и радость победы. Война днем и ночью, зимой и летом, жизнь в землянке, в лесу и в болоте, тяжкие бои и походы, страдания и короткие минуты радости фронтовика - все есть в этой простой, но искренней солдатской исповеди.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юлия Кузнецова

Поход. Сколько чего берут на неделю и чем вообще живут

Пища

На человека в неделю достаточно трех банок тушенки, кило кило риса и гречки, грамм 300 соли и сахара. Еще не помешает взять сухариков, пакетиков этак 14. Одна пачка чая удовлетворит жажду, хотя травяной сбор не хуже. Одна бутылка водки на двух человек не зависимо от других бутылок должна использоваться только для согрева если например промокнете. Для гурманов можно взять майонез. И не забудьте взять деньги. На обратную дорогу, на дополнительные покупки и прозапас.

Кузнецова Татьяна

Беспокойное путешествие

Глава 1

Солнечные зайцы весело прыгали по дну ручья, покрытому мелким желтым песком и голубой галькой. Жирные рыбы, поблескивая золотом и серебром чешуи, медленно плыли по течению. Ручей был узок и неглубок; по земле Багеса он тянулся до самого Тима, никуда не сворачивая, зато в Тиме извивался подобно змее, скакал меж кочек и холмов, падал с каменистых круч, и в конце концов превращался в жалкую тоненькую струйку мутной воды, которая исчезала в расщелине у стены прекрасного древнего города Нилама.

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

АЛЕКСАНДР КУЗОВКИН

"Тук-тук-тук" - и никого!

Приведем запись беседы с библиотекарем Галиной Александровной Т.

"Мы сидели на своих рабочих местах, мой стол находился в шести метрах от окна. Я случайно подняла глаза и увидела перемещавшуюся светящуюся полосу длиной примерно двадцать сантиметров. Полоса летела прямо ко мне.

- Какой у нее был диаметр?

- Не больше одного сантиметра. Она была похожа на светящийся золотистым светом карандаш.

Григорий Кваша

Принципы истории

Предисловие автора

Новая наука - теоретическая история - началась с изучения простой и известной каждому школьнику последовательности дат из российской истории XX века: 1905 год - революция, 1917 - революция, 1929 - год большого перелома, 1941 - война, 1953 - смерть Сталина, 1965 - начало косыгинской реформы, 1977 - конец реформы, начало застоя, 1989 - первые свободные выборы, распад соцлагеря... Теперь в распоряжении новой науки учение о трех мирах (Восток, 3апад, Империя), открытие обратной логики в развитии 144-летнего цикла, введение таких ярких понятий, как вечный народ, тоталитарный двойник, возрасты человечества.