Гранатовый браслет

«Гранатовый браслет» А. И. Куприна – одна из лучших повестей о любви в литературе русской и, наверное, мировой. Это гимн любви жертвенной, безоглядной и безответной – той, что не нуждается в награде и воздаянии, а довольствуется одним своим существованием. В одном ряду с шедевром Куприна стоят повести «Митина любовь» И. А. Бунина, «Дом с мезонином» А. П. Чехова, «Ася» И. С. Тургенева и «Старосветские помещики» Н. И. Гоголя, которые также включены в этот сборник.

Отрывок из произведения:

Что значит вообще любить?

Вопрос, который задал себе герой повести Ивана Бунина, озадачит многих из нас. Можем ли мы в самом деле свести любовь к одному основному инстинкту? Или же наша душа просит чего-то большего?

«Я из рода бедных азров, полюбив, мы умираем», – признавался невольник в стихотворении Генриха Гейне. Романс, написанный Антоном Рубинштейном, вскипает в мозгу Мити из повести Ивана Бунина и приводит его к самоубийству. Но можно ли умереть от того, что тебе не дали именно этот кусок мяса? Примерно так рассуждали в прошлом веке раскованные женщины Александра Коллонтай и Инесса Арманд. Теория «стакана воды» предполагала, что утолить любовную жажду возможно без особенных препятствий, выработанных моральными нормами общества. Подобные идеи притягивают своей примитивностью, предполагая, что любовь сводится только к физиологии. А есть ли в самом деле в нашей жизни нечто достойное нас? Есть ли чувство, которому можно отдаться настолько, чтобы покончить со своим земным существованием?..

Рекомендуем почитать

Мистические повести о любви

 Содержание:

 Нора Робертс "В ожидании любви";

 Джилл Грегори "Дочь волшебника";

 Рут Райан Ланган "Уик-энд для двоих";

 Марианн Уилманн "Город грез".

Верите ли вы в магию? Верите ли вы в любовь? А может быть, они неразрывно связаны?

Авторы этой книги даже не сомневаются, что так оно и есть. Любовь дарит магические крылья, которые поднимают влюбленных к счастью, строит мосты между мирами, делает ожесточенные сердца добрыми, лечит израненные души и возвращает их к жизни. Разве это не волшебство?

Множество прекрасных и ужасных, романтических и странных историй случается в магической вселенной Любовь. И рассказывают об этом не только уже полюбившиеся читателям Елена Малиновская, Александра Черчень, Милена Завойчинская и Наталья Жильцова, но и победители литературного конкурса «Любовь и Магия-2» от портала «Фан-бук», работы которых могут поспорить по увлекательности с произведениями мастеров жанра фэнтези.

Издательство «Радуга» предлагает три лучших романа из второго десятка выпусков популярнейшей серии «Радуги» «Любовный роман». Выбор «лучших из лучших» сделан на основе ваших же писем и опросов общественного мнения, публикуемых в периодической печати.

Отвлекитесь от серых будней, окунитесь в мир сильных страстей и всепобеждающей любви!

«Девочка по имени Солнце»

Соня Солнцева – просто молодец! Помирилась с подругой, после ссоры родителей вернула домой папу. Вот только в личной жизни у девушки большие проблемы. Соня влюбилась в парня лучшей подруги. И как такое могло произойти? Солнцева решает выкинуть красавца из головы, но, кажется, он сам не против их общения…

«Любовь вне расписания»

С самого детства Майя точно знает, чего хочет – уехать из родного поселка, поступить в престижный вуз, стать независимой. Ничто не может помешать ей на пути к заветной цели: ни плохие учителя, ни проблемы друзей, ни чужая любовь, ведь Майя отличается завидным терпением и верой в свои силы. Только одно немного выбивает ее из колеи – общение с бывшим одноклассником Сашей Покровским, к которому она испытывает совершенно непонятные чувства…

«Свидание по ошибке»

Лена Кузнецова радовалась теплым летним денькам – еще бы, рядом любимый парень, новая подружка, с которой можно ходить на пляж и с утра до вечера купаться. Жизнь прекрасна и замечательна! Казалось бы, ничто не может омрачить настроение девушки… Но однажды все переворачивается с ног на голову: подруга перестает разговаривать, парень бросает трубку, и даже верный друг Костя не верит словам. «Неужели чьи-то козни?» – догадывается Лена и решает во всем разобраться. Но самый главный сюрприз ждет девушку впереди.

На туристическом пароме при загадочных обстоятельствах пропала пассажирка. Ева Даллас, лейтенант нью-йоркской полиции, не сомневается, что женщина мертва. Но последовавшие за этим события заставят Еву не раз усомниться в своих догадках. Круг подозреваемых в преступлении слишком велик. Даже Рорк – ее собственный муж – не останется вне подозрений… («Затерянные в смерти»)

Также на страницах этого сборника – удивительные романтические истории популярных американских писательниц – Патриции Гэфни («Собачья жизнь Лори Саммерс»), Мэри Блейни («Пропавший в раю») и Рут Райан Лэнган («Наследство»).

Первая настоящая любовь – еще по-юношески чистая эмоционально, но уже несущая в себе зерно чувственности. Что может быть упоительнее?

Любовь страстная и непреодолимая, плотская и духовная, любовь, которая может сделать юную женщину счастливейшей в мире – или, наоборот, несчастнейшей из смертных.

Эта любовь не чужда ни ревности, ни печали, ни боли, ни горечи – но все равно она прекрасна. Прекрасна в своей искренности и ранимости, в своей властной и пламенной силе.

Известный сердцеед лорд Деа устал от балов и приемов и решил уехать в родное поместье. Но сильная метель замела все следы и привела заплутавшего виконта в дом красавицы Эбби. Когда-то давно они были близки, однако лорд не догадывался, что девушка все эти годы любила его. Былые чувства вспыхнули вновь…

В издание также вошли романы Виктории Александер «Последнее любовное письмо» и Рэйчел Гибсон «Отныне и навсегда».

Любовь покоряет не только людей, но и самых разных волшебных существ: вампиров, фей, оборотней и даже – кто бы мог подумать – самого Змея Горыныча! Любовь спасает миры, сражает драконов, очаровывает темных колдунов и побеждает лесных троллей!

Любовь всесильна, а ее магия позволит вам окунуться в завораживающие рассказы признанных звезд романтического фэнтези, чьи произведения на протяжении многих лет радуют читателей. Десятки ярких фамилий, десятки необыкновенных и волшебных историй о магии и любви ждут вас на страницах коллекционного сборника. А иллюстрации от известных художников романтического фэнтези покажут колдовские миры глазами их создателей.

Другие книги автора Иван Алексеевич Бунин

В сборник вошли замечательные рассказы известного русского писателя Александра Ивановича Куприна (1870–1938) о детях и о животных: о побеге из казенного пансиона, о ночной ловле раков, о дворовом псе Барбосе и комнатной Жульке, об артистичном белом пуделе Арто и отважном мальчике Сергее и другие.

Для среднего школьного возраста.

Следующий рассказ не есть плод досужего вымысла. Все описанное мною действительно произошло в Киеве лет около тридцати тому назад и до сих пор свято, до мельчайших подробностей, сохраняется в преданиях того семейства, о котором пойдет речь. Я, с своей стороны, лишь изменил имена некоторых действующих лиц этой трогательной истории да придал устному рассказу письменную форму.

– Гриш, а Гриш! Гляди-ка, поросенок-то… Смеется… Да-а. А во рту-то у него!.. Смотри, смотри… травка во рту, ей-богу, травка!.. Вот штука-то!

Он заказал заранее купе первого класса и приехал на вокзал как можно раньше, незадолго до отправления поезда появилась и она в сопровождении провожавшего ее мужа, который должен был приехать на Кавказ позднее. План у любовников был дерзок — уехать на кавказское побережье и прожить там вместе три-четыре недели.

Холодной осенью стройный военный Николай Алексеевич встретился с Надеждой, красивой не по возрасту женщиной, с которой не виделся тридцать лет.

В сборник А. И. Куприна вошли произведения разных лет, созданные и до революции, и позже, в эмигрантский период творчества великого русского классика. Здесь представлены святочные и пасхальные рассказы, размышления о революции и судьбе России, а также рассказы на одну из самых главных для Куприна тем – тему любви. Все вместе, эти произведения отражают духовный поиск писателя и его сложный жизненный путь, полный не только тяжелых испытаний, но и неугасимой любви и надежды.

Барбос был невелик ростом, но приземист и широкогруд. Благодаря длинной, чуть-чуть вьющейся шерсти в нем замечалось отдаленное сходство с белым пуделем, но только с пуделем, к которому никогда не прикасались ни мыло, ни гребень, ни ножницы. Летом он постоянно с головы до конца хвоста бывал унизан колючими «репяхами», осенью же клоки шерсти на его ногах, животе, извалявшись в грязи и потом высохнув, превращались в сотни коричневых, болтающихся сталактитов. Уши Барбоса вечно носили на себе следы «боевых схваток», а в особенно горячие периоды собачьего флирта прямо-таки превращались в причудливые фестоны. Таких собак, как он, искони и всюду зовут Барбосами. Изредка только, да и то в виде исключения, их называют Дружками. Эти собаки, если не ошибаюсь, происходят от простых дворняжек и овчарок. Они отличаются верностью, независимым характером и тонким слухом.

Четырехлетний жеребец Изумруд – рослая беговая лошадь американского склада, серой, ровной, серебристо-стальной масти – проснулся, по обыкновению, около полуночи в своем деннике. Рядом с ним, слева и справа и напротив через коридор, лошади мерно и часто, все точно в один такт, жевали сено, вкусно хрустя зубами и изредка отфыркиваясь от пыли. В углу на ворохе соломы храпел дежурный конюх. Изумруд по чередованию дней и по особым звукам храпа знал, что это – Василий, молодой малый, которого лошади не любили за то, что он курил в конюшне вонючий табак, часто заходил в денники пьяный, толкал коленом в живот, замахивался кулаком над глазами, грубо дергал за недоуздок и всегда кричал на лошадей ненатуральным, сиплым, угрожающим басом.

Повесть «Яма» – последнее крупное произведение великого русского писателя А. И. Куприна. Секрет неизменного читательского интереса к этой повести не только в описании жизненных историй падших женщин, но и в необыкновенной трагической тональности этого описания, в глубокой тоске писателя по чистоте любовных отношений.

Популярные книги в жанре Русская классическая проза

Александр Степанович Грин

Гладиаторы

Повторяю, - я ничего не выдумываю. После долгого периода, после несказанных нравственных мучений, после молчания, вынужденного рядом тягчайших обстоятельств, я получил возможность открыть кое-что, но еще далеко не все, об Авеле Хоггее, человеке, придумавшем и выполнившем столь затейливые и грандиозные преступления, - единственно удовольствия и забавы ради, - что, когда будут они описаны все, многими овладеет тяжесть, отчаяние и ярость бессилия.

Александр Степанович Грин

История Таурена

(Из похождений Пик-Мика)

I

ЗАПАДНЯ

Я был схвачен, посажен неизвестными мне людьми в карету и увезен. Некоторое время - спазмы, удушья и сильнейшее сердцебиение, явившиеся результатом внезапного испуга, - заставили меня думать, что наступил последний момент. Я ждал смерти. Волнение прошло, и я отдышался, но не мог произнести ни одного слова. Мой рот был натуго затянут платком, а руки скручены сзади тонким, но крепким ремнем. Со мной, в карете, сидело двое. Они смотрели по сторонам, как жандармы, не любящие встречаться взглядом с глазами пленника. Один - справа - был рослый черноволосый парень, с неуловимо фатальным обликом черт, присущим людям, готовым на все. Сосредоточенно-мстительное выражение его лица было почти болезненным. Второй, уступая первому в росте и сложении, обладал прелестными голубыми глазами, напоминающими глаза женщины.

Александр Степанович Грин

Комендант порта

I

Когда стемнело, на ярко освещенный трап грузового парохода "Рекорд" взошел Комендант. Это был очень популярный в гавани человек семидесяти двух лет, прямой, слабого сложения старичок. Его сморщенное, как сухая груша, личико было тщательно выбрито. Седые бачки торчали, подобно плавникам рыбы; из-под седых козырьков бровей приятной улыбкой блестели маленькие голубые глаза. Морская фуражка, коричневый пиджачок, белые брюки, голубой галстук и дешевая тросточка Коменданта на ярком свете электрического фонаря предстали в своем убожестве, из которого эти вещи не могла вывести никакая старательная починка. Лопнувшие двадцать два раза желтые ботинки Коменданта были столько же раз зашиты нитками или скрепляемы кусочками проволоки. Из грудного кармана пиджака выглядывал кусочек пришитого накрепко цветного шелка.

Александр Степанович Грин

Ночлег

I

Завидуя всем и каждому, Глазунов тоскливо шатался по бульвару, присаживался, нехотя выкуривал папиросу и делал надменное лицо каждый раз, когда гуляющие окидывали глазами его сильно изношенную тужурку.

Воскресная музыка играла румынский марш. Хороводы губернских барышень плыли мимо ярко освещенных киосков, где, кроме лимонада и теплой сельтерской, можно было купить пряников, засиженных мухами, и деревянную улыбку торговки. Отцы, обремененные многочисленными семействами, выставили напоказ запятнанные чесунчевые жилеты; гордо постукивая тросточками, изгибались телеграфисты, пара-другая взъерошенных студентов волочила за собой низеньких черноволосых девиц.

Александр Степанович Грин

Рассказ Бирка

Вначале разговор носил общий характер, а затем перешел на личность одного из присутствующих. Это был человек небольшого роста, крепкий и жилистый, с круглым бритым лицом и тонким голосом. Он сидел у стола в кресле. Красный абажур лампы бросал свет на всю его фигуру, за исключением головы, и от тени лицо этого человека казалось смуглым, хотя в действительности он был всегда бледен.

- Неужели, - сказал хозяин, глотая кофе из прозрачной фарфоровой чашечки, - не-у-же-ли вы отрицаете жизнь? Вы самый удивительный человек, какого я когда-либо встречал. Надеюсь, вы не считаете нас призраками?

Александр Степанович Грин

Синий каскад Теллури

I

ВЕЧЕРНЯЯ ТИШИНА

Рег соскочил с лошади. Впереди, у темных бараков, слышался мерный топот солдатских шеренг. На мгновение все стихло, затем хриплый голос прокричал что-то стремительное, жесткий треск барабана ответил ему резвой дробью. В промежутке между барабаном и голосом Рег бросил взгляд на прозрачную мглу залива. Гаснущий круг солнца освещал линию горизонта. Заиграли горнисты.

Александр Степанович Грин

Случай

I

Бальсен запряг свою понурую, рыжую лошадку и, крепко нахлобучив шапку на голову, вышел со двора на улицу. Дождь уже перестал поливать землю. Густой запах навоза и гнилой сырости стоял в черном, как смола, воздухе, насыщенном теплой влагой осенней ночи. Ветер стих. В пустынной тишине темной, уснувшей улицы жалобно скрипел флюгер над крышей дома Бальсена, и в доме ярко светились два окна, озаряя грязные лужи на краю дороги. Жена Бальсена, Анна, умирала. Так думали все соседи и старуха Розе, сидевшая у больной. Но упрямая, круглая голова Бальсена не верила этому. Молодая и любимая женщина не может умереть так скоро, прожив с мужем только год и родив лишь одного ребенка. Старухи каркают зря.

Александр Степанович Грин

Судьба, взятая за рога

I

В декабре месяце луна две ночи подряд была окружена двойным оранжевым ореолом, - явление, сопутствующее сильным морозам. Действительно, мороз установился такой, что слепец Рен то и дело снимал с замерзших ресниц густой иней. Рен ничего не видел, но иней мешал привычке мигать - что, будучи теперь единственной жизнью глаз, несколько рассеивало тяжелое угнетение.

Рен и его приятель Сеймур ехали в санях по реке, направляясь от железнодорожной станции к городку Б., лежащему в устье реки, при впадении ее в море. Жена Рена, приехав в Б., ожидала мужа, уведомленного телеграммой. Съехаться здесь они условились полгода назад, когда Рен не был еще слепым и отправлялся в геологическую экскурсию без всяких предчувствий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любителям поэзии имя Юрия Уварова наверняка запомнилось уже после первой его книги «Просто рассвет». Юрий Уваров художник по профессии. Сборник «Ковернинские сосны» — его вторая книга. Высокая поэтическая культура, органичность в восприятии мира, одухотворенность образного рисунка, очень конкретного и яркого, составляют своеобразие поэтической манеры молодого горьковского поэта.

Вампиры и оборотни делят мировое господство, а люди — суть статисты, пища. Это правила игры, потому сетовать на жестокость произведения не приходится. Роман жесток, запредельно и бесчеловечно, ибо действуют — не люди. Он кровав до потери чувствительности читателем. Но это не безразличие к крови из клубничного морса на экране. Это адаптация к жестокости солдата в армии. Сначала сплошной шок. Потом наступает встраивание в ткань, жизненные реалии вампиров и оборотней, и ты уже там «свой», отвратительные жестокие безнравственные убийцы становятся знакомыми. Знакомыми врагами, знакомыми друзьями.

Все привычно, все обычно — вражда, любовь, дружба, сложные отношения матерей с дочерьми, интриги, пошло-поганая месть безответно любимой…

И так далее. Антураж антуражем, а жизнь — жизнью.

Главная героиня — просто сумасшедшая. «Матрица на адреналине» — она выглядит отмороженной даже на фоне подонков и ублюдков, из которых единственно и состоит круг действующих лиц романа. И можно было бы заскучать от ходульности-чрезмерности образа, но… правильно — девочка влюбилась.

Причем в полную противоположность себе — изнеженного роскошной жизнью сына влиятельного вампира. Нет, там все нормально: рост, вес, мускулатура, молод, потенция в порядке, способен нести возлюбленную на руках на длинные дистанции. Но защищать его должна она, отдачей «Игла» парня сносит с места…

Неужели это карикатура и штамп, просто половые роли поменяли?

Так могло показаться на первый взгляд. Но у парня есть мозги, у парня есть характер, парень не пытается притворяться кем-то, и результат — подонки и ублюдки его начинают уважать. А сумасшедшая героиня становится просто шизофреничкой, с одной половиной мозга прежней, а другой — новой, женственной, мудрой, любящей…

Пафос современности, воспроизведение творческого духа нашей эпохи, острая постановка морально-этических проблем — таковы отличительные черты произведения Александра Чаковского — повести «Год жизни».

Автор рассказывает о советских людях, мобилизующих все силы для выполнения исторических решений XX и XXI съездов КПСС.

Главный герой произведения — молодой инженер-туннельщик Андрей Арефьев — располагает к себе читателя своей твердостью, принципиальностью, критическим, подчас придирчивым отношением к своим поступкам. В образе Андрея Арефьева — энергичного, волевого, смелого человека, непреклонного в достижении цели, — воплощены лучшие черты нашего современника.

Повесть написана в форме записок молодого инженера, дающей автору возможность с особенной эмоциональной непосредственностью передать драматизм возникающих ситуаций. Разоблачение карьериста Крамова, борьба за новое техническое решение строительной задачи, глубокие личные переживания, вызванные крушением веры в любимого человека, — все это автор переплетает в напряженном, увлекательном сюжете…

Страшное в своей безыскусности и документальной точности, свободное от излишней патетики, искреннее и динамичное повествование приоткрывает привычную завесу конспиративности, тщательно поддерживаемую спецслужбами КНДР. Достоверность проникновенного рассказа о быте и нравах в КНДР гарантируют рассказы ее бывших жителей, которым удалось сбежать из «Страны утренней свежести», а также данные и цифры из самых авторитетных источников.